Список форумов Портал Синус (Все Возможные Миры!)

Портал Синус (Все Возможные Миры!)

Добро пожаловать на Портал Синус!
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Читальный зал

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Портал Синус (Все Возможные Миры!) -> Форум 12
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 13, 2011 8:17 pm    Заголовок сообщения: Читальный зал Ответить с цитатой

В этой теме я предлагаю делиться интерсными произведениями, которые мы прочитали.

Я люблю читать "толстые" литературные журналы, поэтому могу рассказывать, что интересного (или неинтересного) пишут нынче в периодике.

Сегодня как раз закончила читать 8-й номер"Москвы". Итак,

"Москва", 2011 №8.

В 7-8 номерах «Москвы» большую часть полезной площади занял новый роман Валентина Поздышева «Портрет эпохи». Что и говорить, роман вышел длиннющий и скучнющий. Основная его беда – неимоверная многословность героев. Почти всё пространство романа герои говорят, говорят, говорят, а если не говорят друг с другом, то произносят многостраничные внутренние монологи. Такой стиль письма был принят в 19-м веке – герои Толстого, Тургенева и Чернышевского тоже вели пространнейшие беседы и видели многосерийные подробнейшие сны, но то ли время сейчас другое, то ли писатели не те пошли…

Почему роман называется «Портрет эпохи»? Видимо, автор хотел показать какие-то глобальные черты людей, времени. Но герои произведения принадлежат по меньшей мере к трём поколениям, так что портрет какой именно эпохи хотел нам представить автор – не знаю.

Первая половина романа показывает нам членов одной семьи – муж, жена и их дочь – Фаина. Муж – очень умный, интеллектуальный научный работник. Он ведёт заумные разговоры со всеми: с женой, со случайным попутчиком и особенно с соседом. По некоторым признакам жена начинает подозревать его в измене и начинает с этим бороться. Ей помогает её знакомый-психолог, который разрабатывает для женщины такой стиль общения, что битву с любовницей мужа она выигрывает бесспорно. Причём диалоги психолога и героини настолько длинны, что осилить их можно только огромным усилием воли.

Дочь четы - восемнадцатилетняя красавица Фаина. Она настолько красива, что очень много страниц романа посвящено описанию её неземной красоты прочими персонажами. Все персонажи-мужчины в неё влюблены, все персонажи-женщины ей завидуют.

Вся вторая половина романа рассказывает об истории любви Фаины. За ней ухаживает молодой человек Иван, а она влюбляется (не без взаимности) в его отца, известного артиста. Частенько бывая на богемной артистической даче в Переделкино, она ведёт с сорокалетним артистом долгие беседы о жизни, влюбляясь в него всё сильнее и сильнее. Когда читаешь её внутренние монологи, вспоминаешь письмо Татьяны к Онегину и с особой ясностью понимаешь гениальность Пушкина. Артист, в свою очередь, тоже беседует с собой, а также со своим отцом, взвешивая все «за» и «против» создания новой семьи. Формально он разведён, но живёт со своей «старой» женой, ради детей, которые, впрочем, давно уже выросли.

Ещё один странный персонаж, тоже влюблённый в Фаину, следит за ней и Иваном, представляя, как он убьёт Ивана из ревности (почему Ивана, а не его отца? Ведь Фаина влюблена именно в отца), как его будут судить, и какую речь он произнесёт на суде. Ну прямо Раскольников, ни дать, ни взять. Эта сюжетная линия, впрочем, не заканчивается ничем, поскольку ревнивец разбивается на машине, слишком увлёкшись преследованием.

Роман заканчивается вполне позитивно: артист решается на крутую перемену своей судьбы, делает предложение Фаине, они расписываются и живут (я надеюсь) долго и счастливо. Непонятно только: зачем было столько много разговоров городить? Впрочем, как снотворное, роман хорош. Проверено на практике. Несколько раз журнал буквально выпадал из моих рук, поскольку глаза сами закрывались и мозг отключался.
Хотела было привести несколько довольно интересных цитат из романа, но только открыла журнал, как опять неодолимо потянуло в сон…

Людмила Володина живёт и работает в Воронеже, и её два рассказа под общим названием «Исповедь», судя по всему, написаны на воронежском материале. Первый рассказ – «Диверсантка» - ничего, кроме недоумения и сожаления не вызвал. Жалко мне воронежцев, если у них в театрах (пусть и просто в билетных кассах) работают люди, неважно разбирающиеся как в репертуаре собственного театра, так и в искусстве вообще. В Москве любая билетёрша, гардеробщица и кассирша расскажет о любом спектакле своего театра лучше, чем журналист или театровед.

Второй рассказ – «Исповедь» - вообще построен на старом избитом сюжете. Пенсионер ложится в больницу на операцию, и перед операцией готовит два конверта: один, с деньгами, для хирурга (в благодарность); второй, с ругательным письмом, для собственного зятя. В итоге конверты путаются, и на этом и основан сюжет рассказа.

Рассказ писателя Геннадия Карпунина «Когда созреют яблоки» очень серьёзен, объёмен, и вполне тянет на повесть. Сюжет рассказа в двух словах: цирковой гимнаст Сергей, узнав, что жена ему изменяет, в порыве гнева пытается убить и её, и любовника путём поджога. Убийство не состоялось, а незадачливого поджигателя сажают в тюрьму. Там он теряет зубы, здоровье, и только одна мысль помогает ему выжить – мысль о любимой дочери. Выйдя из тюрьмы, он узнаёт, что дочери больше нет… Трагический, но открытый конец. Сергей исчезает, и мы так и не узнаём, что же с ним сталось в итоге.

Очень понравилась статья математика Игоря Шафаревича «Из истории естественно-научного мировоззрения». Игорь Ростиславович систематизировал и разложил по полочкам всю историю естественных наук и открытий в области естествознания, начиная с доисторических времён и кончая нашим временем. Статья ценна и интересна ещё и тем, что автор параллельно хронике развития научной мысли даёт и хронику исторических событий соответствующих времён.

Особенно близкими и интересными лично мне показались те места статьи, где говорится о взаимосвязи естественных и общественных наук, о влиянии развития науки на нашу реальную жизнь. Шафаревич пишет: «Особенность научной революции ХVII-ХХ веков заключается в том, что достижения науки немедленно находят применение в технике, почему и укоренилось название научно-техническая революция (НТР). Это дало человеку неслыханную власть над миром. Широко известно, что эта власть привела к так называемому экологическому кризису – разрушению окружающей среды». Причём, начался экологический кризис гораздо раньше, чем мне, к примеру, казалось. «Бэкон сформулировал цель науки как «господство над природой», выдвинул лозунг: «Победить природу». Он писал, что эксперимент – это насилие над природой с целью вырвать её тайны, что природу надо пытать, пока она не выдаст свои секреты». Да, резко сказано. Жалко природу.

В статье много интересных мыслей, которые хочется цитировать все подряд, но лучше будет взять журнал и прочитать статью самому.

Всем хочется порекомендовать прочитать статью Анны Федорец «Русская программа» П.М.Третьякова». Статья посвящена собирательской деятельности Павла Михайловича Третьякова. Прочитав эту статью, остаётся горькое чувство сожаления о том, что сейчас нет таких людей, которые не просто вкладывают деньги в произведения искусства, но при этом преследуют очень правильную и благородную цель – пропагандировать и развивать наше, русское искусство. Понятно, что для этого надо самому очень любить свою страну, свой народ, свою культуру. И П.М. Третьяков был именно таким человеком. Он поддерживал не только русское искусство, но и исконно русские виды промыслов, развитие отечественной промышленности. Дочери Александре в письме он пишет: «Можно желать иностранную вещь, совсем у нас не производимую, но когда сотни тысяч богатых людей ездят в русских экипажах и когда даже такие виртуозы, как Рубинштейн, играют на русских инструментах, то одинаково неразумно иметь как парижские кареты, так и американские инструменты».

Но как же Павел Михайлович определял «русскость» того или иного художника? Ведь, к примеру, Левитан был евреем, а его картины Третьяков охотно приобретал для своей галереи. Важным для Третьякова было, чтобы художник принадлежал к русской школе живописи, чтобы он отображал русскую жизнь, чтобы он сам самоидентифицировал себя как русского.

«Павел Михайлович чётко разделял национальное и этническое. Национальное – более тонкое, сложное, связанное с культурой,- он всегда ставил выше этнического, то есть «чистоты» происхождения. Для него важнее, чем «кровь», были «школа» и «почва» (или русские мотивы), а также самоопределение».

«Наиболее русский художник – это тот, в ком сочетаются школа, почва и (хорошо бы, но не обязательно) уверенная самоидентификация. То есть тот, кто принадлежит к отечественной школе живописи, пишет картины преимущественно на русскую тематику и – в идеале – считает себя русским».

Очерк Нины Стручковой «Наш первый погореловский сезон» мне очень понравился. В нём автор описывает своё деревенское лето. Как нелегко городским жителям бывает приспособиться к жизни в деревне! Но если есть усталость от городской суеты, если есть желание прикоснуться к природе, то все трудности в виде отсутствия водопровода и интернета, устойчивой телефонной связи и необходимости много и тяжело работать покажутся вполне преодолимыми. В конце концов, может, и вправду пора возвращаться к своим корням?

Такое же светлое впечатление осталось и от очерка Владимира Краснова «Чтобы свеча не погасла». В очерке речь идёт о священнике из Новгородской области, который по нашему российскому бездорожью ездит по вверенным ему деревням и, как может, старается возродить деревенские храмы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 26, 2011 1:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Звезда», №9.

Номер открылся рассказом Маши Рольникайте «Продолжение неволи». Рассказ большой, по объёму как средней величины повесть.

Действие рассказа происходит в советской Литве, в первые послевоенные годы. Главная героиня, Люба, чудом осталась жива после пребывания в фашистском концлагере (она еврейка), оплакала всех своих погибших родных и теперь пытается наладить новую, мирную жизнь в Советском Союзе. Её подруга знакомит её с немолодым евреем Яковом, который тоже пережил ужасы концлагерей, как фашистских, так и советских, за то, что был в плену. Яков пытается раскрыть девушке глаза на советскую действительность, уговаривает её бежать с ним в Польшу, а затем, возможно, и дальше на Запад (тут свои заморочки – он предлагает ей фиктивный брак, поскольку она – бывшая гражданка Польши и может получить разрешение на выезд, а его в Польше ждёт жена, которая спаслась из лагеря, но его не выпускают из Союза). Но Люба – наивная девушка, она не хочет покидать свою родину и места, хранящие память о её близких, она верит в светлое будущее, а ещё она не может пойти против своей совести и фиктивно выйти замуж. И тогда Яков решается бежать из Союза. Но попытка эта заканчивается плачевно.

Такой вот сюжет. А теперь более подробно о тонкостях сюжета, которых в рассказе немало.

Почему всё же Люба отказалась ехать в Варшаву? Что держит её в Советском Союзе? Как оказалось, понятие «Родина» включает в себя не только город, в котором родился и вырос, не только родные берёзки, которые в принципе одинаковы везде, но и такие вещи, как могилы предков, материальная память о них.

«Дрожа от холода и волнения, самой себе твердила, что ни в какой загс не пойдет и ни в какую Варшаву не поедет. Не сможет она жить в чужом городе, с чужими людьми, а главное — больше никогда не сможет ни побродить в сумерках по улочкам гетто, ни постоять у «их» дома с этой скрипучей лестницей, по которой поднимались и спускались мама, Сонечка, да и она сама. А в их дни рождения и в день рождения отца не сможет поехать в Понары, обойти все ямы».

Главные герои рассказа по национальности евреи, но еврейский вопрос здесь не главный. От войны пострадали люди всех национальностей. Подруга Любы – Альбина, литовка по национальности, рассказывает ей свою, не менее трагическую историю о том, как её родителей в 24 часа вывезли в Сибирь, и она потеряла их следы.

«Вдруг Любе пришло в голову, что ведь они с Пранасом [речь идёт об Альбине] тоже могут уехать. Хотя литовцы, но местные, тоже были гражданами Польши. И сказала это.
— Можем, — согласилась Альбина, — но не хотим. Все еще надеемся получить весточку от родителей. Надеемся, что они там, в Сибири, все-таки живы. В нашем бывшем доме теперь правление колхоза, а в доме родителей Пранаса живут другие люди. Он туда ездил и просил, если прибудет письмецо, переслать его нам. Оставил конверт с наклеенной маркой и надписанным нашим адресом. Да и зачем нам уезжать в чужую Польшу? Здесь же теперь Литва. Хоть советская, а все же своя. Только у вас, людей вашей национальности… — и не договорила. Но Люба поняла: видно, хотела сказать: «своей родины нет
».

Вот и Яков считает, что все его беды именно от его национальности. Люба не хочет ему верить, у неё свой взгляд на жизнь, пусть незрелый, наивный, но свой.

«Этот человек — он совсем чужой, даже назвать его по имени не могла — нарочно ее пугал, что советская власть нас не любит. Ведь из лагеря ее освободила Красная армия. А он обижен на то, что потом его долго проверяли. Это, конечно, несправедливо. Но, может, оттого проверяли, что вначале он назвал не свою настоящую фамилию. Ее ведь тоже проверяли, и ничего. А что вместо паспорта выдали временное удостоверение на три месяца, так ведь после истечения срока это удостоверение продлевалось. Теперь у нее уже настоящий паспорт, как у всех. Правда, говорят, что там есть какой-то тайный знак или буква, означающая, что этот человек был у немцев, но это же ей не мешает».

Конец рассказа ставит очень яркую и жирную точку над всеми буквами «i». Не остаётся никаких иллюзий относительно того, что можно безнаказанно бежать из СССР. Подробности писать не буду, чтобы не портить удовольствия от прочтения. Кто захочет – сам прочтёт.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1696

Повесть художника и писателя Натальи Лазаревой «Нелегалка» оставила двойственное впечатление. С одной стороны – прочиталось легко, интересно. А с другой стороны… Но тут уж надо поподробнее.

Повесть написана от первого лица. Автор рассказывает нам, как она через агентство устроилась на работу в Италии, как она там жила и работала, как и почему вернулась.

Сразу возникают вопросы. Зачем художница и писатель поехала в чужую страну работать сиделкой к тяжелобольной старушке? Либо денег катастрофически не хватало, либо цель путешествия была несколько иной, например, поднабраться жизненного опыта для своего творчества.

Что касается денег – тут у каждого свой критерий, когда денег мало, а когда достаточно. Всё зависит от потребностей. А вот что касается жизненного опыта – стоило ли ехать, к тому же нелегально, в чужую страну, когда можно было пойти работать в наш отечественный хоспис, к примеру, и впечатлений было бы на порядок больше. Так что показалось, что в мотивации своих поступков автор как-то лукавит, либо чего-то недоговаривает.

Дальше. Ну если ты приехала работать сиделкой, так уж будь добра, спрячь свой писательско-художнический гонор куда подальше, засучи рукава и работай! Но здесь другая ситуация. В каждой фразе сквозит сознание собственной значимости, своего «Я», которое не привыкло к грязной работе, к ранним вставаниям, а привыкло гулять по достопримечательностям с фотоаппаратом наперевес. И ещё: в повести явно чувствуется лёгкое пренебрежение по отношению к недалёким итальянцам, как будто это они, бедные, приехали в нашу страну на заработки.

Перечитала. Получилось резко. Попробую подтвердить свои слова цитатами из повести.

О причинах своей поездки в Италию: «Я искала отдыха и новых впечатлений» (Странное место для отдыха – чужой дом и чужая больная старушка)

Вот Наталья показывает своим итальянским работодателям свои фотографии: «Затем выскочили несколько кадров с вручения литературной премии в «Звезде», где я стою рядом с Граниным, а он крепко держит меня под руку… Они поинтересовались, почему у меня такой знаменитый друг. Я сказала, что я – тоже писатель.
Они уставились на меня и, переварив информацию, спросили: такой же я знаменитый писатель, как Гранин? Я поскромничала: «Не такой знаменитый, но тоже известный
».

Об отношении к своей подопечной бабушке: «У меня по утрам обычно всегда порядок. Да у меня вообще порядок – всегда! А как иначе? Я не медик и не экстрасенс, не могу быть уверенной, что Агата проживёт ещё долго. Вот представьте: старушка перекинулась, я звоню её детям, они приносятся через пару минут, а в доме бардак. Да мне будет элементарно стыдно!» (Для комментариев нет слов)

Однажды подопечная бабушка подавилась. Наталья испугалась, но… «я сказала себе: «Успокойся! Ты же знаешь, что тебе нельзя нервничать, сейчас любой кардиолог упал бы в обморок, если бы увидел твою кардиограмму или пощупал пульс. Ты – ходячая ошибка природы, но умирать от испуга за чужую старуху совершенно глупо. Успокойся немедленно!»«Мне на этом месте так удобно и ненапряжно, что страшно подумать: вдруг на другой работе работать придётся?»

«По утрам я ощущаю себя отвратительно. Не чувствую, а именно ощущаю. Во сколько бы ни был подъём, в себя я прихожу лишь к полудню, а соображать начинаю часов после четырёх» (А что – нормальный богемный образ жизни!)

Об итальянцах вообще: «Семейственные макаронники».

И вот ещё интересные цитаты.

О своей личной жизни: «Не спрашивайте, почему кто-то сходится на одну ночь, а кто-то – на всю жизнь. На всю жизнь они друг другу были не нужны, а одной ночи им явно было мало»

О Германии: «Нюренберг. Залатанный асфальт, подстриженные через раз газоны, расписанные хулиганами стены, старинные башни, церкви, мелкий мусор на улицах, велосипедисты, светофоры для велосипедистов. Негры, китайцы, евреи, индусы на улицах – Гитлер застрелился бы, не начав войны, если бы у него была машина времени»

Об агентстве: «В прихожей здешняя хозяйка агентства Ольга выстроила всех в ряд и спросила наши имена и профессии. Я ответила первой: «Наталья. Художник»
Мои спутницы блистали: администраторы, менеджеры, руководители чего-то где-то там и могут то-то и то-то.
Хозяйка дала выговориться всем и объявила: «А теперь – забудьте! Вы здесь – люди третьего сорта. Вы приехали и таких работников полна Италия. Здесь пашет вся Россия, а также Белоруссия, Украина и и бывший соцлагерь: поляки, словаки, болгары, югославы и прочие. У вас нет разрешения на работу, у вас через несколько дней закончатся визы. Паспортов с собой не носить!!! Только ксерокопии! Никогда и никому ничего о себе не рассказывать! Если вас остановит полиция, говорите, что вы в гостях. Определитесь в семьях – надрываться не советую, с лечением возникнут трудности. Заботьтесь о свойм здоровье сами. Кто будет совсем помирать, дорога одна: на самолёт – и в Россию! Улететь можете в любой момент, вас тут никто держать не станет. Но! Запомните: лететь исключительно прямыми рейсами, никаких пересадок! И не дай бог по какой-либо причине приземлиться в Германии! Немецкая тюрьма вам будет обеспечена сразу и запомнится надолго
».

Об итальянском календаре: «На остановке Алина спросила: «Какое сегодня число?» - «Тридцать первое июня». – «Уже тридцать первое?! Значит, завтра – июль?» - «Да…» (Странно, а я думала, что в июне тридцать дней… Или это шутка такая, для тех, кто понимает?)

Очень интересно было прочитать отрывки из воспоминаний Наталии Фёдоровны Нарышкиной под названием «1812 год». Подробнее об этой публикации смотрите в отдельной тем, посвящённой 200-летию Отечественной войны 1812 года.

Продолжает тему исторической правды статья Александра Рубашкина «Правда, увиденная одним человеком», посвящённая 70-летию начала блокады Ленинграда. Это ещё одна очень болезненная страница нашей истории, в которой до сих пор много недоговорённостей и тайн.

«Жертвами становились самые слабые. Но о преступлениях власти сказано далеко не все. Почти чудом можно считать, что все-таки при запоздалой эвакуации февраля—апреля 1942-го спасли почти миллион горожан (далеко не все выжили, не вынесли последствия дистрофии). Но ведь осознанно сделали жертвами тех, кто перешагнул «детский порог» (двенадцать лет!)».

В угоду официальной политике многие очевидцы тех событий сознательно не писали правды, ставили акценты не там, где им надо было бы быть.

«Между тем многие книги прошлых лет ушли. Никакие премии не помогли романам — «Блокаде» А. Чаковского, «В осаде» В. Кетлинской, тщательно отделанной поэме «Пулковский меридиан» В. Инбер и даже поэме «Киров с нами» талантливого Н. Тихонова («В железных ночах Ленинграда / По городу Киров идет. / И сердце прегордое радо, / Что так непреклонен народ».
Переиздана уникальная книга А. Бурова «Блокада день за днем». Читают «Блокадную книгу» и записи Л. Пантелеева, который выжил, хотя его лишили в сентябре 1941-го прописки и он четыре месяца (!) жил без карточек. Из воспоминаний Д. Лихачева читатель узнает, какому давлению «органов» подвергся он, бывший зэк, в июне 1942-го. Свою ноту в рассказ о том времени внесла книга «Блок-ада» жителя блокадного Ленинграда, тогда еще ребенка, Михаила Кураева.
Убежден — честное, правдивое останется и через семьдесят лет, и через сто семьдесят. Будет востребовано в движении истории, как Бородино (и великий роман о той поре) — и через столетия.
«— Скажи-ка, дядя, ведь недаром…»


http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1703

Две публикации номера посвящены 70-летию Сергея Довлатова – это воспоминания Елены Скульской «Компромисс между жизнью и смертью, или Несбывшиемя анекдоты» и беседа Соломона Волкова с Ириной Чайковской «Американский Довлатов».

Елена Скульская рассказывает о таллиннском периоде в жизни Довлатова, а Соломон Волков – о его американской жизни. Оба автора с большим уважением пишут о таланте Довлатова, но если Елена Скульская в целом положительно отзывается о Довлатове-человеке, то Соломон Волков более откровенно пишет и о его отрицательных чертах, в частности, алкоголизме. В итоге публикации прекрасно дополняют друг друга.

Воспоминания Константина Азадовского «Оглянись, если сможешь…» рассказывают об Иосифе Бродском, а точнее, о его пребывании в ссылке в северной деревне Норенской. Автор публикации был у него там в гостях, и об этих трёх днях и написал свои воспоминания.

Критик Никита Елисеев в своём очерке «Динабург» пишет о человеке, с которым ему пришлось общаться, об интеллигенте со сложной судьбой Юрии Семёновиче Динабурге. В 1945-1946 годах в Челябинске Динабург создал подпольную антисталинскую организацию, за что и был арестован и отправлен в лагерь. О том, как сложилась дальнейшая жизнь этого человека, мы и узнаём из очерка.

Об американской писательнице Сюзан Зонтаг рассказывает небольшая статья Михаила Лемхина «Прощание при встрече». К сожалению. Статья очень малоинформативна, и из неё мы не узнаем ни о жизни писательницы, ни о её творчестве.

Статья Омри Ронена «Луч» - очень узконаправленна и специфична. В ней автор разбирает подробности поэтического творчества Гумилёва, Ахматовой, Мандельштама, Анненского, сравнивая и противопоставляя их.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 29, 2011 8:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», №9.

Сергей Смирнов, известный нам по роману «Дао Дзе Дун», написал новый роман под названием «Хроника лишних времён», отрывки из которого предложены нашему вниманию. Судя по отрывкам, это – роман-мистификация. Главный герой романа – вымышленный русский поэт и этнограф Николай Аристархович Арапов (1891-?). Человек гражданский, волей судьбы во время гражданской войны он попал с остатками Белой армии в Манчжурию. Их небольшой отряд был полностью уничтожен, и сам он, наверное, не спасся бы, а замёрз в снегах, но помогли ему мистические силы. Невероятным образом перенёсся он в Рим, где жили в эмиграции его родители. Затем поехал он в Харбин, где и пропал окончательно.

Роман написан в форме дневника Николая Арапова. Стиль дневника автор постарался приблизить к стилю начала ХХ века, и это у него вполне получилось.

Главное – роман захотелось прочитать целиком. Или роман – это тоже мистификация, и существует только этот отрывок? Но это уже вопрос к автору.

Исторические повести Сергея Цветкова «Единожды предав» носят подзаголовок «Малоизвестные страницы истории эпохи Ивана Грозного». В публикацию входит три научно-популярных очерка: о военной деятельности Ивана Грозного, о князе Курбском и об опричнике Генрихе Штадене. Очерки все довольно интересные, написаны популярным языком и помогают лучше представить и понять сложную эпоху 16-го века.

Андрей Грунтовский (1962 г.р.) – писатель, руководитель лаврского культурного центра, создатель православного театра в Санкт-Петербурге. В «Москве» опубликована его объёмная статья «Разговор в письмах о материке «Россия». Сразу надо сказать, что поднять столь объёмную тему – практически невыполнимая задача. Так и вышло с данной публикацией. Автор хочет сказать много своим читателям, ему есть что сказать на многие серьёзные темы, и он эти темы обозначил, но, видимо, формат журнала не позволил каждую мысль развить до логического оформления. Поэтому и получилось, что темы заявлены, темы важные и интересные, публикация объёмная, а сути нет! Всё ушло в слова, как говорила героиня одного старого хорошего фильма.

Конкретнее. В своих письмах Грунтовский пишет о православной русской словесности, о русской истории, о народном творчестве, о происхождении русского народа, о русском язычестве и православии, о поисках национальной идеи – и это не полный перечень проблем, которые пытается охватить Андрей Вадимович. Лучше бы, наверное, осветить одну – но подробно. Например, о происхождении русского народа и о национальной идее.

Но все недостатки публикации окупает замечательное стихотворение автора, завершающее статью.

Снова осень, и снова над полем
Сиротеет распластанный клин…
Воздух Родины пьющий запоем,-
Ну а мы-то куда улетим!
Перед этой небесной синью
Проживаю с судьбой не в ладах…
- Не грусти, это только предзимье,
И наступят ещё холода…
Заметелит Россию, завьюжит,
Ляжет чистым пред Богом листом…
Что пропишется зимнею стужей
За морозным оконным крестом?
А повеет теплом в разговенье
Под пасхальный благой перезвон…
Реки синью набухнут, как вены,
И, взломав, понесут ледолом.
По весне, вместе с солнышком вешним,
Нас приветствуя кликом иным,
Журавли всё прощают нам, грешным…
Мы их ждём – мы куда улетим…


Историк Дмитрий Володихин написал статью «Для кого пишет историк?» Тема заявлена актуальная, поскольку вопрос о важности и нужности истории как науки в последнее время возникает в различных кругах довольно часто. Но, как сетует автор статьи, профессиональные историки пишут в основном для узких специалистов, коллег по профессии. Тогда как ещё полтора-два века назад исторические сочинения считалось нужным иметь в семейной библиотеке и приучать к такому поучительному чтению с самого детского возраста.

Почему же сейчас ситуация изменилась? Дмитрий Михайлович видит причины снижения популярности исторических трудов в том, что нынешние историки, во-первых, имеют серьёзные пробелы в образовании, в частности, в философском (кроме марксистско-ленинской философии, другой они не изучали) и в религиоведческом. А во-вторых, историков не учат риторике, не учат популярно излагать свои мысли. А от себя добавлю: русскому языку, литературе и мифологии тоже не учат, хотя гуманитарное образование подразумевает более объёмное изучение культуры хотя бы своего народа.

Володихин пишет: «Советская эпоха нанесла гуманитарной сфере страшный вред. Историков, философов, филологов заставили говорить языком точных и естественных наук. Затем распространили «правила игры» этих наук на историю и принудили историков строить свои труды в полном с ними соответствии».

Мне лично показалось, что автор статьи преувеличивает серьёзность положения. Ведь в любой науке (а история – это, несомненно, наука, хотя некоторые считают по-другому) существуют труды научные (именно для узкой научной аудитории) и научно-популярные (для широкого круга). Более того, подозреваю, что труды математиков или физиков читает ещё меньшее количество народа.

А заканчивает свою статью Дмитрий Володихин словами известного историка и публициста С.В.Кизюкова: «Цель исторической науки вовсе не состоит в том, чтобы предсказывать будущее. Этот ныне успешно опровергаемый лозунг, этот прагматический взгляд инженера-большевика или советского «физика» 60-х годов – просто короткая дань моде эпохи технологий. Историк, рассказывая «историю», организует информацию – и в этом состоит его великая, почти что жреческая роль в современном мире, поскольку лишь структурированное знание о прошлом спасает человека от «ужаса бытия»… Его труд – рассказывать истории о прошлом, оперируя знакомыми всем категориями, укладывая материал в понятные человеческому сознанию формы».

В рубрике «Что изменилось?» опубликован замечательный рассказ Михаила Зощенко «Кочерга». Рассказ написан в 1940 году. А в самом деле, что изменилось с тех пор? Стали ли мы грамотнее? Как обращаться с этим устаревшим словом – «кочерга»? Одна кочерга, две кочерги, три кочерги, четыре кочерги, пять кочер… кочерёг? кочерг? кочерёжек? Или всё-таки кочерыжек?

Да неважно всё это! Главное – уметь составить официальную бумагу так, чтобы и смысл сохранить, и сложное слово обойти!

Статья Лидии Сычевой «По заветам постмодернизма» посвящена проблеме разрушения культуры в нашем обществе. Автором приведены очень наглядные примеры падения общественных нравов, полного смещения границ между добром и злом.

Но есть и спорные моменты. Например, утверждение о том, что вакцинация малышей и рост числа аутистов среди детей – взаимосвязанные явления. Думаю, медики с этим не согласятся. Кроме того, больных аутизмом Лидия называет «овощами», с чем будут явно не согласны родители маленьких аутистов.

Одной из причин нынешнего упадка культуры автор статьи видит в самой организации современных школ и в системе образования.

«Зеркало культуры разбито и валяется у ног человечества» (Жан Лиотар). Именно потому, что здоровое животное начало сегодня во многом уничтожено, наблюдается чудовищный всплеск различных перверсий – от инцеста до педофилии, от выпячивания своей «нетрадиционной ориентации» (пресловутые гей-парады) до присуждения Государственной премии в области современного искусства изображению фаллоса на Литейном мосту в Санкт-Петербурге».

(Видимо, имеется в виду это изображение):



Результатом, итогом всего общественного развития является то, что «вымирание Европы и России уже очевидно, белое население стремительно сокращается, замещаясь выходцами из Азии и Ближнего Востока».

А «корни постмодернизма, безусловно, лежат в эпохе Просвещения, когда была заложена модель современной школы. «Нить традиции» оборвана именно здесь, что же касается мусульманского мира (с чётким полоролевым воспитанием), Китая (с избыточным мужским населением), Индии (с учителями-мужчинами и выбором между раздельными и смешанными школами), то в этих регионах и странах всё в порядке и с демографией, и с творческим воображением, и даже с экономикой – темпы её роста не сравнимы с европейскими».

Заканчивается статья не особо оптимистично.

«Кто ныне более безумен: мир или человек? Ответить трудно. Одно очевидно: чтобы выжить в эру постмодернизма, надо иметь крепкую голову и большую семью. Ценности безусловные. В тяжёлую годину их поддержит апологет любой философской доктрины».

Вот и возвращаемся мы к очень простой и от этого верной истине: смысл жизни в самой жизни. Жить надо просто чтобы жить. Создавать свою крепкую и желательно большую семью, рожать и воспитывать детей, поддерживать связь со своими родственниками. Может, так и убережёмся от конца света?

Статья архитектора Владилена Красильникова «От чёрного квадрата до навесной панели» рассказывает о состоянии и проблемах современной архитектуры. Если коротко, то автор пишет о том, что «культурная глобализация антинациональна и губительна для всех народов и во все времена, в том числе и для литературы и искусства, включая изобразительное и архитектуру».

Николай Беседин (р. 1934), московский поэт, учился в Литературном институте на одном курсе с Николаем Рубцовым. Об этом он и написал свои воспоминания «О Николае Рубцове».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 07, 2011 10:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Новый мир", 2011, №9.

Журнал начинается повестью Анатолия Гаврилова «Вопль вперёдсмотрящего». Честное слово, я не знаю, зачем пишутся подобные вещи. Сюжет и смысл в повести, наверное, есть, но чтобы до них докопаться, надо собрать всю силу воли и внимательно прочитать повесть, вылавливая среди игры словами крупицы смысла. Я не стала этим заниматься.

8-й и 9-й номера журнала предлагают нашему вниманию роман Наталки Сняданко «Чабрец в молоке».

Немного об авторе. Сняданко Наталья Владимировна родилась в 1973 году во Львове. Окончила Львовский и Фрайбургский университеты. Украинский прозаик, журналист, литературный критик, переводчик с немецкого, польского и русского языков. Автор романов “Коллекция страстей” (2001), “Синдром стерильности” (2006), “Переправа-паутинка” (2009), “Гербарий любовников” (2011), сборника повестей и рассказов “Сезонная распродажа блондинок” (2005). Произведения переводились на польский, английский, чешский и немецкий языки, на русском языке опубликованы два первых романа. Живет во Львове.

Наталья Сняданко почти на целое поколение младше меня, но роман её начинается с очень узнаваемых и ностальгически милых реалий – фигурное катание по телевизору, «17 мгновений весны» по одной серии каждый вечер (как раз на днях умерла Татьяна Лиознова, вечная ей память).

Первый взгляд на сам текст романа слегка пугает – длинные предложения, большие абзацы, почти нет диалогов. Но с самых первых строк чтение буквально затягивает, хоть событий почти никаких нет, одни сплошные воспоминания героев и их же рассуждения на разные житейские темы.

Ах, как всё это знакомо и как щемяще вспоминается… «Толстые журналы с выкройками, цветные фотографии пухленьких девушек совершенно немодельной внешности, неудачный макияж которых не скрывало даже плохое качество печати. Волосы у них торчали во все стороны вопреки замыслу парикмахера, потому что остродефицитные хвойные шампуни той поры все как один давали именно такой эффект. А журналы мод почему-то советовали пользоваться этими шампунями после предварительного мытья хозяйственным (в крайнем случае — детским) мылом. После этого выход был только один — сильный начес и лак для волос, прочность которого, наверное, не уступила бы современным экологически сбалансированным лакам для пола».

«Невозможно вернуть только настроение тех вечеров, когда телевизоры были уже у каждого, но люди все еще ходили в гости к соседям посмотреть фильм. Когда соседей не только знали в лицо, но и держали запасные ключи от их квартиры на всякий случай, когда устанавливали телефоны “на блокираторе”, когда готовили и ели много, а рецепты требовали многочасового, а иногда и многодневного приготовления, когда нормальным считалось иметь время на вязание свитеров и юбок и однозначно ненормальным — не закрывать на зиму малинового варенья».

Итак, роман начинается в 70-е годы ХХ века, действие романа происходит на Украине. Поначалу повествование идёт от первого лица, от лица девочки Софийки, рано оставшейся без родителей (мама её покончила с собой, папа ушёл из семьи) и воспитанной бабушкой. Софийка рассказывает о своем детстве, о семье, о своих мыслях и чувствах. Повествование ведётся очень неторопливое и подробное, но совсем не скучное.

Вторая глава рассказывает нам историю Софийкиной мамы, Аллы. Здесь уже больше психологии семейной жизни. Автор подробнейшим образом вникает в семейную жизнь Аллы и её мужа Зенона. Вот уж поистине – каждая несчастливая семья несчастлива по-своему. Казалось бы – о чём ещё мечтать? Алла с Зеноном жили душа в душу, никогда не ссорились, не повышали голос друг на друга. Но со временем именно это начало Аллу беспокоить.

«Теперь ее волновало другое. Они с Зеноном никогда не выкрикивали в лицо друг другу обид, никогда не повышали голоса, а на каждую недовольную или обиженную интонацию в ее голосе Зенон всегда обеспокоенно реагировал вопросом: “Что случилось?” И этого ей, как правило, бывало достаточно. Ее обида не оставалась незамеченной, ему не все равно, как она реагирует на его слова, он боится ее обидеть. Достаточно было услышать подтверждение этого, как все налаживалось, обида исчезала.

Но теперь ее начало беспокоить, что они так же мало обсуждают проблемы, как и люди, которые просто ссорятся, каждый раз реагируя на знакомые раздражители и не слушая аргументов другого. Она боялась, что результатом их молчания станет такое же равнодушие, просто процесс происходить будет медленнее и разговаривать они будут не на повышенных тонах. Она не знала, как поговорить об этом с Зеноном и стоит ли об этом говорить. Временами ей казалось, что она выдумывает проблему там, где ее на самом деле нет. И полуосознанное чувство тревоги, которое все чаще появлялось у нее и не давало ей покоя, — в действительности всего лишь последствие негативного предыдущего опыта, который научил ее, что любые отношения рано или поздно распадаются, люди привыкают друг к другу, остывают, начинают ненавидеть взаимную зависимость. А у них с Зеноном все не так, и ей просто трудно в это поверить. Потому и появляется это чувство тревоги, которое невозможно даже логически объяснить».


Следующая глава написана с точки зрения отца Софийки, Зенона. Мы узнаём его историю, его мысли, его чувства. Практически речь идёт о той же самой семье, что и в предыдущих главах, но с другой точки зрения. Как ни странно, Зенона тоже беспокоит именно то, что они с Аллой не ссорятся, живут совершенно бесконфликтной, безоблачной жизнью, как жили и его родители. Казалось бы – чего ещё желать? Спокойная, мирная семейная жизнь – нет! Чего-то не хватает!

«Зенон ощущал… недостаток чего-то очень существенного в собственной жизни и собственном характере. Возможно, именно из-за страха перед такой лишенной жизни безоблачностью он и изменял Алле. Боялся остановиться и перестать замечать других женщин вокруг себя, боялся пропустить какой-то интересный жизненный опыт, боялся никому не нужной жертвенности, примером которой были его родители, боялся, что так и недополучит какой-то упущенный в детстве адреналин. В его страхе было нечто инфантильное, и он стеснялся этой инфантильности, так никогда и не решившись поговорить об этом с Аллой.

Но была и еще одна причина, почему он не решался говорить с Аллой про свой страх. Он понимал, что не имеет права упрекать родителей в том, что они вели себя слишком безупречно, что не эта безупречность отпугивает его, а опасение, что он недостоин такого поведения… В отношении к родителям и их семейному счастью была та же самая болезненная ревность, горькое осознание того, что сам он не способен на такую терпеливость, такую силу воли, такое самопожертвование. А хуже всего, что обвинить в этой его неспособности было некого. Ему казалось, что исправить ситуацию могла бы даже малейшая детская травма, родительская несправедливость, которая осталась бы в его памяти, чтобы на нее можно было все списать и почувствовать себя всего лишь невинной жертвой обстоятельств. Но ничего такого он не припоминал, и осознание собственной неполноценности и слишком высоких амбиций разъедало его изнутри, вынуждая быть несправедливо требовательным к другим».


Именно эта глава романа показалась мне наиболее точной психологически, может быть, потому, что некоторые моменты попали на моё собственное психологическое состояние и мироощущение. Например, такая мысль:

«Теперь, когда прошло много лет с того дня, когда он в последний раз видел Аллу, он понимал, что они вели себя неправильно. Пытались ни в чем не повторять своих родителей, но чем старательнее были попытки, тем ничтожнее результат. Хотя он не уверен, что, веди они себя по-другому, это могло бы им помочь. Если бы он встретился с Софийкой…, если бы рассказал ей о том, что родители всегда все скрывали от него, а они с Аллой все скрывали от Софийки и что люди, которые все скрывают, рано или поздно перестают быть честными даже с самими собой и уже не знают, какие они на самом деле. И что он не знает, как правильно, хотя всегда был убежден, что знает. Что он раскаивается сейчас, потому что прожил жизнь только для себя и теперь очень одинок, хотя и не уверен, что было бы по-другому, если бы он посвятил свою жизнь кому-то. Что он так мало мог дать Софийке, потому что всегда был занят собой, но не уверен, что смог бы дать больше, если бы заставил себя заниматься ею. Что он не знает, правда ли его родители жили так гармонично, как показывали, или показывали это настолько мастерски, что со временем запутались сами. Что он хотел бы посоветовать что-то Софийке, дать какой-то рецепт жизни, который сделал бы ее счастливой, или хотя бы какое-то предостережение, чего не стоит делать, чтоб не стать несчастной. Но он ничего такого не может посоветовать».

Так и осталось непонятым, почему же Алла покончила с собой, почему Зенон ушёл из семьи. Или, пожалуй, наоборот: почему Зенон ушёл из семьи, а Алла покончила с собой. И если образ Зенона получился более или менее логичным, то Алла осталась совершенно непонятной и непонятой.

Дальше в романе появляются другие действующие лица, и о каждом из них мы узнаём практически всё, начиная с детства и заканчивая настоящим временем, даже если глава совсем небольшая. Огромный плюс автору, что она сумела так ярко нарисовать каждого, даже совсем второстепенного героя своего романа.

Софийка подросла, пошла в школу и подружилась с одноклассницей Лилей. Лиля жила с матерью Дариной, у которой личная жизнь совсем не сложилась. А может, наоборот, сложилась удачно, смотря с какой стороны посмотреть. Ведь Дарина постоянно меняла любовников, и все они занимали высокие посты.

Образ Дарины показался мне наименее убедительным, хотя именно ей посвящено, пожалуй, больше всего страниц романа. Путешествие с двумя сокурсниками на море, автомобильная авария, постоянное соперничество мальчиков из-за Дарины… При этом образ самой Дарины распадается на мелкие кусочки, не складывается, не видно её характера, логики её поступков.

Лиля и Софийка же жили своей детской жизнью, и жизнь эта очень была похожа на жизнь любого советского ребёнка 70-х – начала 80-х годов прошлого века.

«Лиля и Софийка очень любили густой томатный сок тех времен, закаменелую соль в стакане, стоявшую на прилавке, трехлитровые банки с другими соками, тоже густыми, но, в отличие от томатного, сладкими, стакан с грязноватой водой, куда нужно было опускать ложку, размешав зачерпнутую соль. Продавщица, которой возвращали использованные стаканы, сразу же мыла их, переворачивая вверх дном и накрывая специальный краник, из которого фонтанировала холодная вода под сильным напором».

Очень хороши получились главы романа, рассказывающие о школьной жизни девочек, об их учителях. Главы эти так и называются (тут автор романа не стала утруждать свою фантазию): «Учительница математики», «Учительница истории», «Первая учительница», «Учительница физкультуры», «Учительница труда».

А вот после «школьных» глав в романе получился какой-то провал. Как будто автор потеряла интерес к своим персонажам и быстренько, пунктиром, решила закончить роман. Такая беда свойственна многим писателям: подробнейшее, прописанное начало, приемлемое развитие событий, и… окончание скороговоркой.

В следующей главе мы видим Лилю уже после окончания учёбы, с ребёнком неизвестно от кого.

Судьба Софийки сложилась немногим лучше. Её «роман» (если это можно назвать романом) описан гораздо подробнее, чем личная жизнь Лили, с психологическими и физиологическими подробностями. Нет в этом романе только одного – любви. Но остался ребёнок. Чем, собственно, роман и оканчивается.

Обидно, что конец романа не оправдал ожиданий, которые появились в его начале. И всё же он заставляет задуматься о том, как мы своей жизнью влияем на жизнь наших детей. Почему не сложилась нормальная семейная жизнь у обеих героинь романа? Но ведь у их мам тоже не всё было правильно. Впрочем, абсолютно нет гарантии в том, что если бы девочки выросли в полных, замечательных, образцовых семьях, они смогли бы создать свои такие же.

И ещё один вопрос: почему роман так называется? «Чабрец в молоке». Этот образ в романе не случаен. Запах чабреца – это запах детства для одной из героинь. Сильный настолько, что даже молоко пахло им. Запах детства, запах несовместимости. Все наши беды, все проблемы, все поступки, вся наша жизнь родом из детства.

Несмотря на все недостатки произведения, роман замечательно психологичен. Так психологично, наверное, могла написать только женщина. Я бы рекомендовала этот роман проходить на уроках этики и психологии семейной жизни (если таковые ещё существуют) в качестве учебного пособия. Вот ещё одна цитата:

«Никогда раньше она не чувствовала такого сильного желания подчиниться чьей-то воле. Если бы в этот момент кто-то принял за нее решение и даже не убеждал, а просто принудил ее к чему-то, не имеет значения, к чему именно, она была бы благодарна этому человеку. Ей даже начало казаться, что настоящее счастье заключается вовсе не в возможности свободно и неограниченно принимать решения, а совсем наоборот — в умении покориться тому, что случилось независимо от твоей воли, в умении найти в этой покорности не только утешение, но и радость, приспособить свою жизнь к тому, что случилось, и избавиться от этого бесконечного копошения сомнений внутри, этого сосания под ложечкой. Ведь необходимость делать выбор — пожалуй, самое трудное из всего, что приходится делать в жизни. На колебания, связанные с этой необходимостью, тратится масса энергии, которую можно было бы использовать на гораздо более приятные и важные вещи. Но хуже всего осознание, что последствия этого выбора неизбежно разочаруют, независимо от принятого решения, и, вместо того чтобы жаловаться на абстрактную несправедливость, в которой нет твоей вины, придется жаловаться на неправильность собственного выбора».

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/8/sn6.html
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/9/sn4.html

Два рассказа Германа Гессе из нового сборника писателя. Первый рассказ – «Рассказчик» - просто очарователен. Вот что значит – мастер рассказа. Ни одного лишнего слова. Всё есть – и сюжет, и характеры, и яркая картинка происходящего. И главное – рассказ абсолютно закончен. Читая такое, получаешь истинно эстетическое наслаждение. Герой рассказа – старый священник, проживший долгую интересную жизнь и имеющий талант рассказчика. Он настолько хорошо владеет словом, что слушатели не могут определить, где в его рассказах правда, а где выдумка.

Второй рассказ – «Раритет» - совсем другой по характеру. Он небольшой и рассказывает о судьбе первой неудачной книги стихов известного писателя.

Филолог Андрей Ранчин написал замечательную статью «История «для бедных». Тема статьи – изображение русских древностей на телевидении, в кинематографе и в просветительской литературе.

Основная мысль автора статьи – с историей надо обращаться бережно, точно, не забывая, что это – не сочинительство и не профанация, а наука, причём очень серьёзная. Нельзя допускать к «популяризации» истории непрофессионалов и недобросовестных профессионалов, иначе широкие массы населения получат совершенно искажённое представление о своём прошлом, о своей истории и о своих корнях.
Приведённые Ранчиным примеры просто удручают своей некорректностью и непрофессионализмом.

Вот примеры. О программе «Борис и Глеб» на 5-м канале.

«Обсуждение же… оказалось не совсем тривиальным. Выступали, помимо Татьяны Устиновой и Льва Лурье, четверо экспертов: историк Андрей Богданов, представитель Русской православной церкви Иннокентий Глебов, филолог и историк русской культуры Виктор Живов и автор этих строк… Новым оказался язык, избранный участниками дискуссии. Первым получил слово историк Андрей Богданов, он и задал тон и стиль происходившего. Эксперт решил объяснить, почему на Руси сложилась княжеская власть: князья «крышевали» племена. «Если бы князья не враждовали и не нападали внешние враги, князья были бы не нужны населению». Блатной сленг превратился в стилевую историографическую норму. Воровское арго с готовностью перенял Лев Лурье, заявивший: «Если принять метафорический строй, который нам предложил Андрей Богданов, их (убийц Бориса. — А. Р.) можно назвать киллерами». Междоусобицу 1015 года он сравнил с «бандитскими войнами» за передел власти. Стилистика воровской малины и зоны смешалась с языком следствия и суда: оказалось, что у Святополка были «криминальные наклонности», проявившиеся в попытке заговора против приемного отца Владимира… «Детки были готовы начать войну с папой еще при его жизни», — вспоминал о конфликте Владимира со Святополком и с Ярославом Андрей Богданов. «Папаня держал сына в тюрьме», — сообщал о заключении Святополка в темницу Лев Лурье…»

Впрочем, ничего удивительного в такой стилистике нет, ведь примерно на таком языке изъясняются и первые лица нашей страны. Наверное, думают, что так людям, электорату, понятнее будет.

«Стиль зоны становится стилем страны — и ее прошлого, и ее настоящего, ее понятия — моделью русской истории… Такие стилевые предпочтения на первый взгляд объясняются просто: многие журналисты и телеведущие искренне убеждены в том, что только эта криминализированная речь с обилием просторечных словечек и есть современный язык и что иной, более высокий стилевой регистр будет зрителям, слушателям или читателям скучен и даже непонятен».

Далее. Беда некоторых историков в том, что они подходят к событиям и людям прошлого с меркой дня сегодняшнего. А это не совсем правомерно. Тысячу лет назад у людей были несколько другие приоритеты, и мыслили они не так, как мы мыслим.

«Однако обязанность ученого, знатока прошлого — сохранять историческую перспективу и не подменять собственными воззрениями взгляды людей, живших в совсем иную эпоху».

«Прославляя князей как святых, составители их житий «почему-то» не умолчали об их «порочащих» связях с Ордой: книжники просто не видели в таких поступках ничего дурного».

К тому же история как наука общественная и во многом идеологическая, не раз подвергалась подчистке и правке во имя интересов правящей верхушки.

Так, к примеру: «Фигура Александра Невского в российской и советской истории действительно подверглась идеологической мифологизации (сначала при Петре I, затем при Сталине). До петровского времени Александр почитался не как князь-воин, а как подвижник Христов и изображался на иконах в монашеском, а не в княжеском одеянии: перед смертью князь принял постриг».

Переместимся из древних времён в российское средневековье, в смутный 17-й век. В статье подробно рассмотрены научные достоинства и недостатки фильма Владимира Хотиненко «1612: Хроники Смутного времени».

Светлана Астапова даёт фильму такую характеристику: «Фильм „1612” не лишен элементов авантюры, фэнтези и даже мелодрамы, это настоящее историческое кино, которое с полной достоверностью показывает жизнь простых людей, русских и польских солдат и сражения, снятые без помощи компьютерной графики».

Далее – слова Андрея Ранчина: «Оказывается, «интересные ходы (холоп-„гешпанец”, его любовь с княжной, деревянная пушка, единороги и сказочные столпники) создают особый мир славянского мифа». Как «историческую картину» аттестует фильм и другой рецензент-рекламщик, пожелавший остаться анонимным. При этом историческая достоверность понимается исключительно как воссоздание антуража эпохи (для рецензента историческим фильмом является даже «Сибирский цирюльник»!); главными же достоинствами оказываются яркость и богатство деталей и романическая интрига: «Впервые со времен „Сибирского цирюльника” появилась историческая картина такого масштаба и красочности сцен».

Понятно, что подобный фильм оставит в умах неспециалистов совершенно искажённое представление об истинных событиях той сложной эпохи.
И о нынешнем состоянии истории в целом (что очень важно, особенно в свете последних публикаций о необходимости популяризации истории).

«Голос Прошлого не слышен. История превращается в полый резервуар для новомодных сенсаций. Над прошлым властвует язык настоящего — приблатненный говорок, шепоток сплетни, крик скандала, бесстрастно-неумолимый тон судебного приговора. Попытка понимания и осознание гипотетичности наших суждений и оценок людей другой эпохи и иного сознания подменяются визуализацией прошлого: яркие костюмы и постановочные кадры притворяются правдой. Пространство истории оказывается проницаемым для современности, становится предметом виртуальных игр… Вытеснение прошлого его игровыми — постановочными, виртуальными — образами стирает дистанцию между ним и нами и одновременно превращает саму ушедшую реальность в пространство игры. Делает боль и трагедию условными. И уже не кажется удивительным сравнение радости победы под Москвой с чувством, возникающим при выигрыше любимой команды в футбольном матче».

«Средством такого «прорыва» (имеется в виду прорыв на телеэкран – О.Л.) оказывается визуализация истории, постановочные кадры. Глубокие смыслы выветриваются, их заменяют картинки с «настоящими» Ярославом Мудрым или Святополком Окаянным. Оказывается, лучше один раз увидеть, чем семь раз понять…

Происходит и размывание научности: если доказательность, верификация суждений не обязательны, то все позволено. Средства массовой информации начинают претендовать на роль основного арбитра в установлении исторических фактов… Тележурналисты проводят теперь диспуты с участием одновременно и профессиональных исследователей, и дилетантов и общественные голосования по вопросам, относящимся к компетенции гуманитарных наук…

Боюсь, что все еще серьезнее. Для массового сознания «исторические» сведения, полученные из сообщений СМИ, низкопробных книжонок и даже слухов, уже обладают весомостью большей, чем ученые штудии… Опасность, однако, не только в торжестве дилетантизма. В сомнительные забавы с Клио начинают играть такие несомненно профессиональные и компетентные историки, как Андрей Богданов и Игорь Данилевский. Дискредитация истории обусловлена не только постмодернистскими веяниями и притязаниями СМИ на роль арбитра в вопросах, прежде бывших доменом гуманитарных наук. Историческое знание обесценили безумная фальсификация истории в советскую эпоху и последующий информационный взрыв…

Печальный итог — отказ от серьезного диалога с прошлым, приводящий к невозможности понимания. А ведь история должна быть понята как прошлое, не похожее на современность, на нас…

Скептик вправе возразить: а зачем вообще нужен этот диалог с прошлым, в котором один из собеседников оказывается неисправимым молчуном? Зачем нужна история? На эти резонные сомнения есть два очевидных ответа — пафосный и банальный:

«История — наука, которая делает человека гражданином». Так говорил Илья Семенович Мельников, герой Вячеслава Тихонова — учитель истории из фильма «Доживем до понедельника».

Или ответ не менее тривиаль¬ный и набивший оскомину: она учит не совершать уже сделанных ошибок… В условиях современного российского разлада, общественного распада, когда уже не трещины, а провалы проходят не только между разными социальными слоями, но и между регионами, между столицей и провинцией, когда общество распылено, атомизировано, историческая память могла бы стать объединяющим средством, почвой для национальной идеи, роль которой сегодняшняя верховная власть бездумно делегирует то футболу, то семейным ценностям… Скептик может возразить и здесь: в объединяющей национальной идее нет никакой надобности, национальная идея чревата тоталитаризмом, для граждан страны достаточно единого правового пространства. Но национальная идея сама по себе отнюдь не является тоталитарным инструментом: об этом свидетельствуют, например, случаи США или Франции... Но, конечно, историческая память может стать плодотворной и объединяющей, только если она будет подкреплена ответственной социальной политикой.

Сама же История требует защиты от незаконных вторжений, посягательств, мелкого и крупного хулиганства».


Вот эта последняя мысль о национальной идее, которой могло бы стать наше прошлое, наша история, кажется мне наиболее важной. Почему? Да потому, что национальная идея является одним из условий создания и существования нации. А у нас на данный момент нет ни нации, ни идеи.

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/9/ra8.html

Статья филолога Ольги Канунниковой «Я сам рассмешиваться рад…» посвящена замечательному переводчику Соломону Константиновичу Апту, с которым автор статьи была лично знакома.

Статья Олега Лекманова «Осип Мандельштам в пародиях» носит довольно узкую направленность. Автор подробным образом рассматривает все литературные пародии, написанные на стихи Осипа Мандельштама.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 19, 2011 9:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Наш современник", 2011, №9.

Номер открылся новой повестью Николая Ивеншева «За Кудыкины горы».

Немного об авторе. Николай Алексеевич Ивеншев родился в 1949 году в селе Верхняя Маза Ульяновской области. Окончил Волгоградский пединститут. Член Союза писателей России. Сейчас живёт в станице Полтавской Краснодарского края.

Повесть получилась хорошая, и к тому есть свои причины. Во-первых, она написана о детстве автора, а воспоминания о детстве, тем более о деревенском, о бабушках-дедушках в наше время воспринимаются с нежностью и ностальгией очень многими даже сугубо городскими жителями.

Во-вторых, село Верхняя Маза – это место историческое. Именно там прожил свои последние годы национальный герой России Денис Давыдов, и это не могло не наложить отпечатка на местных жителей, осознающих свою причастность к большой истории.

Ну и в-третьих, лично для меня в последние годы стала очень близка так называемая «деревенская проза». Думаю, я не одинока в таком пристрастии.

Понятно, что повесть прочиталась мною с теплотой и ностальгией по детству.

Исторических отступлений, касающихся личности Дениса Давыдова, в повести немного, но они все пришлись к месту и не утяжелили повествование.

«Здесь умер от апоплексического удара опальный поэт-партизан Денис Давыдов. А паралич этот произошёл от радости. Давыдову высочайшим повелением было позволено сопровождать прах любимого командира Петра Ивановича Багратиона на новое место захоронения – Бородинское поле. Односельчане сказывают: спросил Денис Васильевич рюмку вина, легко вошёл в сад, там в одночасье и скончался один из славных сынов нашего Отечества».

Бабушка автора повести ещё застала, будучи ребёнком, помещиков Давыдовых.

«- Добрые господа были,- умильно ворковала бабушка Евдокия Ивановна. – Сад по всей деревне разбили, высоку больницу для хрестьян сложили, докторов-фершелов из города выписали. Барыня меня и грамоте учила, буквы понимать, ласковая – ни разу дурного слова не слышала от госпожи… Ах, какие яблочки висели в господском саду: антоновка, анис, овечий нос, царский шип. В чулане где-нибудь на полочку приткнёшь – в избе дух захватывает. Антоновку в сундуки клали, чтобы потом выходная одежда яблоками пахла.
В первые послереволюционные годы диковинный сад вырубили, во всеобщем разрушительном угаре разобрали деревянную церковь Покрова, звончайшие колокола шмякнули о землю, утопив осколки «религиозного дурмана» в полноводной тогда реке Мазке».


Да, ушло то время безвозвратно. Речка обмелела, секреты литья звонких колоколов утеряны, и даже яблоки хранить мы разучились.

Деревенская жизнь описана Николаем Ивеншевым просто, но очень сочно, так, что хочется скорее уехать из города и прикоснуться к земле, к свежепобеленной стене избы как к чему-то настоящему.

«Легко перечислить то, что бабушка Дуня любила. Ей нравилось белить свою избу как можно чаще, и перед светскими праздниками, и перед церковными. Она обожала стряпать, печь пироги в широкоплечей печке. Заветным для Евдокии Ивановны был тот час, когда хлебы отдыхали. Доходят на сосновых некрашеных полках душистые холмики, плотно прикрытые льняными утирками – и в её глазах светло.
- Баб, можно пирожка горяченького?
- Ни-и-и! – пугалась бабушка. – Жди, как отдохнут, а то зачерствеет враз».


Вот и секрет хранения хлеба мы тоже утратили. Хранили же как-то раньше свежеиспечённый хлеб, и без целлофановых пакетов не сох он по крайней мере неделю, до следующей выпечки.

Заканчивается повесть вместе с детством героя. Повзрослел и сам герой, и его друзья, и вот уже появилась в жизни деревенских мальчишек симпатичная девчонка, а, значит, все детские шалости ушли в прошлое, и ребята вплотную подошли к новому этапу своей жизни – к юности. Но это уже совсем другая история…

Два рассказа Ивана Тертычного в чём-то немного перекликаются с повестью Николая Ивеншева, хотя, на первый взгляд, написаны они совсем о другом.

Рассказ «Безымянная вода» больше похож на документальный очерк о городе Калязине, что в Ярославской области, на берегу Рыбинского водохранилища. Город этот известен затопленной колокольней, которая так и осталась торчать из-под воды. А по сути затопленной оказалась не только колокольня, но весь старый Калязин ушёл под воду, был принесён в жертву социалистическому строительству в целом и созданию нового водохранилища в частности. И вместе с затопленным городом ушло в небытие и нечто важное: сам дух старого города, его суть. Поэтому и показалось автору рассказа, что грязно в Калязине и неуютно.

«Вот, вот в чём она, разгадка, - думал он, поднимаясь по улице. – И вечная мусорная куча у автостанции, и неприметные люди на улицах – Маркса, Либкнехта, Энгельса, Ленина, Кирова, Пролетарская, Революционная, Ногина, Мелиораторов и прочих, - и разбитые донельзя дороги, - всё это по отдельности не могло так смутить меня, разбить мою мечту увидеть город Калязин и реку Волгу. Да, здесь, наверное, живут добрые, скромные, трудолюбивые люди… Да, их называют калязинцами, но можно их завтра назвать парижанами или уфимцами. У города вынули душу и погрузили её в толщу безымянной воды. И осталось на суше некое селение с остатками былого града. Подыми какого-нибудь калязинского деда из его могилы да сопроводи по городу да к водной шири… Пройдётся он туда-сюда и скажет, качая головой:
- Не знаю я этот края…»


Второй рассказ – «За маревом» - раскрывает перед нами образ простого сельского жителя, который, как и все его земляки, занят нелёгким сельским трудом, но остаётся у него время и для размышлений на глобальные темы.

Рассказ Анны и Константина Смородиных «Объяснение в любви» оставил после себя какое-то грустное чувство. Герои рассказа – сельские юноша и девушка, Серёга и Настя. Серёга – курсант военного училища, а Настя только пойдёт в выпускной класс школы. Серёга её любит, а Настя считает его своим другом, она ещё не созрела до настоящей любви. Серёга сделал ей предложение, а Настя отказала ему: ей пока ещё трудно представить себя в роли жены. Но, подумав, она решила, что, может, через год она ответит ему согласием. Не знает бедная девушка только того, что через год Серёга может уже и не предложить ей стать его женой. Такая вот диалектика жизни.

Второй рассказ Смородиных – «Мария» - о женщине, которая, выйдя на пенсию, посвящает свою одинокую жизнь церкви, и делает это настолько ревностно, что находит в этом свою новую жизнь, своё призвание. Но всё же ей чего-то не хватает. Может быть, простоты и искренности веры?

Очень сложную статью написал Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации. Статья называется «Конец европейской мечты». Автор анализирует экономическое развитие некоторых европейских стран за последние 30 лет. Оживляют текст статьи разнообразные таблицы с цифрами, их которых видно, как идёт экономическое развитие Европы. Похоже, что всё не очень хорошо складывается на фоне экономического кризиса.

В номере опубликовано письмо недавно ушедшего из жизни депутата Государственной Думы РФ Виктора Илюхина Президенту Медведеву. Письмо это посвящено многострадальной проблеме Катыни. Виктор Илюхин считает неправильным признание вины НКВД и советского государства в целом в расстреле польских военнослужащих. По мнению Илюхина большинство вещественных и документальных доказательств указывают на то, что это сделали всё же фашисты. Кроме того, как убедительно пишет Илюхин, следствие было проведено со множеством нарушений.

Предисловие к письму Виктора Илюхина написал Владислав Швед, который полностью согласен с позицией Илюхина.

Написано как письмо, так и предисловие к нему, очень убедительно. Действительно, не стоит делать скоропалительных выводов, а следует дождаться, когда станут доступны к прочтению и изучению все документы, и, главное, не стоит позволять политике влиять на объективное расследование.

Ещё одна публикация Владислава Шведа – «Литовский лабиринт» - расположилась в 8-м и 9-м номерах журнала. Владислав Швед в 1990-1991 годах занимал должность депутата Верховного Совета Литвы, поэтому пишет то, что он хорошо знает.
Публикация очень серьёзная, поскольку охватила как историю Литвы – давнюю и не очень – так и её сегодняшний день.

Подробно описаны и проанализированы трагические события января 1991 года, дана оценка роли в этих событиях Горбачёва.

«Горбачёв фактически утверждает, что… советские военнослужащие в Вильнюсе 13 января стреляли в людей боевыми патронами. При этом он полностью игнорирует отчёт генерального прокурора СССР Н.Трубина, в котором аргументированно доказано, что действия советских военнослужащих не явились причиной смерти ни одного человека, погибшего январской ночью в Вильнюсе.
Весьма интересная позиция для бывшего руководителя государства – во имя спасения собственной шкуры бездоказанно обвинить свою страну в кровавом преступлении. Но для Горбачёва это не впервой. В апреле 1990 г. он без должной проверки дал команду признать советскую вину за Катынь»


Вообще личности Михаила Горбачёва в статье В.Шведа дана весьма нелицеприятная оценка.

«Напомним также о лжи, которой Горбачёв окружил события августа 1991 г. О неадекватности его мышления свидетельствует его высказывание о том, что никто и никогда не узнает полной правды об августовских событиях Подобная балансировка на грани правды и лжи уже свидетельствует о некоем психическом комплексе. К сожалению, такой человек 6 лет руководил великой страной! Повторение подобной ситуации может стоить для России будущего».

«Не вызывает сомнений, что Иуда и подлец – это самые мягкие эпитеты, которых заслуживает бывший президент СССР. Но история ещё даст ему оценку».


Целая глава публикации посвящена роли семейства Ландсбергисов в истории Литвы.

Статья очень интересна и важна для правильного понимания истории, поскольку именно события 1991 года в Вильнюсе послужили первым шагом к распаду СССР.

http://www.nash-sovremennik.ru/archive/2011/n8/1108-15.pdf

Сергей Непобедимый – генеральный конструктор ракетных комплексов. В номере опубликованы отрывки из его записок «Русское оружие». Это очень интересная публикация. Наиболее интересны главы воспоминаний, в которых автор подробно описывает историю создания и потери ракетного комплекса «Ока». Как бы в продолжение предыдущей публикации, здесь даётся ещё одна отрицательная оценка деятельности Горбачёва, его роль в уничтожении комплекса «Ока» в процессе принятия Договора ПРО. Включение Горбачёвым «Оки» в Договор ПРО Непобедимый называет не просто ошибкой, но государственной изменой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 19, 2011 9:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Нева", 2011,№9.

Рассказ Бориса Коркмазова «Голова героя» - очень страшный. Действие рассказа происходит в 1943 году. Фронтовик Канамат, карачаевец по национальности, после ранения решает навестить родное село. Но он ещё не знает, что все его односельчане и родственники высланы с Кавказа в Казахстан за якобы предательство и пособничество фашистам во время оккупации края. Этот исторический факт известен (я имею в виду не предательство целого народа, а его высылку). Кто жил в Казахстане, знает, что есть там целые сёла, населённые немцами, чеченцами, ингушами.

Канамат недоумевает: как же так, не может целый народ, со стариками, женщинами и детьми, быть предателем. Он, к примеру, фронтовик, да и не он один. И ещё не может понять Канамат, почему здесь, в тылу, на родной земле, может быть страшнее и опаснее, чем на фронте.

«Канамат молчал, еле сдерживая себя. Он начал понимать, что имеет сейчас дело с врагом, который был гораздо опаснее немцев на фронте. Как далеко теперь все это: передовая, фронтовые друзья, атаки, наступления, ежесекундная игра со смертью… Здесь, на родине, все было гораздо страшнее. Все, что здесь происходило, было за гранью человеческих понятий добра и зла. Канамату в образе этого гнусного майора НКВД противостояло абсолютное зло, то самое, о существовании которого всегда писали Божьи люди – пророки, как о том ему в детстве рассказывала бабушка».

Несмотря на предупреждения, он всё же едет в свой район. И его там сразу арестовывают. А вот дальше в рассказе речь идёт о том, что, оказывается, карачаевцев не просто выселяли в кратчайшие сроки (как правило, в 24 часа), но и за каждую голову (в буквальном смысле слова) карачаевца была назначена определённая награда.

Рассказывать все перипетии сюжета нет смысла, кто захочет – прочитает сам. Скажу только, что многого мы ещё не знаем о своей истории. То есть, в общих чертах, вроде бы, знаем, но ведь история, как и жизнь, состоит не из общих черт, а из тех самых подробностей.

Цитаты: «На войне люди быстро стареют. Когда человек вынужден убивать себе подобных, его возраст уже невозможно определять числом прожитых лет. “Годы жизни каждого убитого тобой человека надо прибавлять к своей жизни, это и будет твоим истинным возрастом”, — сказал как-то Канамату командир батальона, бывший до войны преподавателем философии».

«Майор несколько лет в конце тридцатых годов служил в “расстрельной команде” своего ведомства, и с тех пор ему часто снились лица убитых им людей. Потому он боялся спать и страдал бессонницей. И смерти он боялся не потому, что она означала конец жизни, а потому, что его часто подспудно преследовала мысль о существовании посмертной жизни, где могли находиться живые души тех, кого он загубил».

“Перед возвращением на родину карачаевцев заставляли подписывать бумаги, в которых было написано, что они не будут требовать назад свои дома и имущество, поэтому многим не удалось даже посмотреть на свои бывшие жилища: новые хозяева их просто прогоняли. Некоторые сумели договориться и выкупить собственные дома у людей, которые в них проживали. Большинству же пришлось заново строиться в тех местах, где власть выделяла им земельные участки
».

http://magazines.russ.ru/neva/2011/9/ko3.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 19, 2011 10:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Совсем другие по содержанию и характеру рассказы Игоря Гамаюнова «Днестровские баллады».

Это не рассказы, а именно баллады, поскольку написаны очень нежно, поэтично, с лёгкой ностальгией по детству. Деревенское послевоенное детство автора, прошедшее в Бессарабии, описано с большой теплотой. Здесь и ребячьи шалости, и школьные друзья, и первая любовь…

Но самыми щемящими получились последние рассказы, повествующие о возвращении автора в деревню своего детства 50 лет спустя.

«…Вселенской грустью чревата попытка вернуться в прошлое, но как удержаться от соблазна — пятьдесят лет спустя — взглянуть на те места, где протекли твои детство и юность!..»

Как актуально и безнадёжно звучит! Но герой рассказов рискнул совершить путешествие в своё детство и, кажется, не пожалел об этом. Потому что оказалось, что не все, как он, уехали во взрослую жизнь в другие города и страны. Некоторые его друзья детства по-прежнему живут в селе, растят детей и внуков, возделывают землю, получая от неё щедрые дары. И, наверное, на какое-то мгновение захотелось и автору-герою остаться здесь, в том месте, где прошло его детство.

А как замечательно заканчиваются рассказы!

«…Мы тогда еще не знали, что бессмертно-ветвистый род человеческий укоренился на земле благодаря самому, казалось бы, эфемерному и скоротечному чувству — чувству любви, соединяющему людские души невидимыми скрепами».

http://magazines.russ.ru/neva/2011/9/ga4.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 05, 2011 7:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Нева", 2011, №10.

Роман Екатерины Васильевой «Камертоны Греля».

Немного об авторе: Екатерина Васильева родилась в 1974 году в Ленинграде. Окончила филологический факультет Кёльнского университета (славистика, германистика, романистика). Занимается научной работой в области современной русской литературы и кино. Преподавала в Свободном университете (Берлин). Автор ряда прозаических произведений. В настоящее время живет в Берлине.
О чём новый роман Васильевой? Пожалуй, можно выделить в нём несколько основных тем. Во-первых, это биография немецкого композитора и органиста 19-го века Эдуарда Греля, который и дал имя роману. Эдуард Грель – реально существовавший музыкант. Его мемуары, присутствующие в романе Васильевой, – это вымысел автора, но вымысел, основанный всё же на реальных архивных документах, с которыми Екатерина работала. Эдуард Грель сконструировал систему из трёхсот камертонов, которые в совокупности должны были создать полную картину чистых звуков, каждый из которых выражается в точном цифровом описании. Сразу приходит на ум аналогия с Сальери, который «поверил алгеброй гармонию». Возможно ли это? Нужно ли это? Почему бы и нет, ведь звук – это не что иное, как колебание воздуха определённой частоты, а значит, может быть выражен математической формулой. Другое дело, поможет ли это творцу создавать совершенные талантливые музыкальные произведения? Похоже, Грель к концу жизни разочаровался в значимости своего изобретения.

Вторая тема – это тема художественного творчества. Три главных героя романа – люди искусства и культуры: писатель, переводчица, музыковед. Каждый из них занят своим делом. Писатель пишет роман, музыковед изучает биографию и камертоны Греля, а переводчица встречается то с одним из них, то с другим, посещает музеи и театры Берлина и Петербурга и вспоминает своё ленинградское детство. Кстати, в этой части герои вместо имён названы цифровыми кодами, обозначающими оттенки цвета (почему не звука? Было бы, мне кажется, логичнее). В других частях романа героиня имеет обычное женское имя. Герои же мужчины так и остаются безымянными.

О литературном творчестве: «66 870 753 361 920 говорил, что по-настоящему уютно чувствует себя только в своем тексте, куда всякий раз может забраться, как под одеяло, и никого к себе не пускать. 70 607 384 120 250 так и представляла его пишущим под пледом на диване, после душа и в свежем белье, как это было принято у иконописцев. Ее тексты он тоже оценивал на предмет уюта, будто комнату в гостинице, и каждый раз оставался недоволен. Она спрашивала, что ей делать.
— Ничего, — разводил он руками. — Текст — это твое зеркало, отражение твоей личности. В тебе потеряна гармония. Ты видишь только нижний уровень бытия. Как ты сможешь написать о высоком? Тебе нужен кто-то другой, кто сделает это за тебя
».

Об изобразительном искусстве: «В этом и состоит главная ложь искусства: изображение страданий служит для увеселения, картины аскезы приносят удовольствие. И ни один святой не может жить, не позируя для будущих полотен! Но это и хорошо. Будь здесь все без обмана — разве могли бы мы, разглядывая их, вынести собственное несовершенство?»

Воспоминания о советском детстве героини составляют отдельную часть романа. В чём-то эта часть перекликается с романом Чижовой «Время женщин». То ли места описаны примерно те же, то ли интонации схожи, но аналогии возникли сразу. Женские судьбы на фоне истории СССР.

Не обойдена вниманием и еврейская тема. Очень страшно описано уничтожение еврейского селения фашистами во время войны. И такое же страшное описание «Дороги жизни», ведущей из блокадного Ленинграда.
«Мы ожидали на Ладоге погрузки в машины, а на наших глазах грузовики, едва отъехав от берега, один за другим уходили под лед. Отец отлучился куда-то, вернулся уже с шофером, но не на грузовике, а на легком “газике” с кузовом, накрытом брезентом. Народ ринулся, но шофер всех останавливает: “Мест немного, поэтому беру только вот эту семью”. Показывает на нас и еще почему-то на беременную женщину, которая тут же случайно рядом стояла. Папа кивает: “Да-да, это моя супруга”. Женщина молча залезла в кабину. А отец нас в кузове всех задернул брезентом и говорит: “Чтобы пока не приедем, не высовывались и даже в щелочку чтоб не выглядывали!” Так мы и сидели в темноте всю дорогу, не зная, на этом мы свете или уже на том. Потом оказалось, наша машина единственная в тот день дошла до другого берега».

Но, пожалуй, самая основная тема романа – это тема взаимоотношений людей, мужчин и женщин, тема любви и нелюбви. В этой части очень много психологии, нюансов, тонкостей, как могла написать, пожалуй, только женщина.

«70 607 384 120 250 запрокинула голову наверх, но на полпути к небу зацепилась взглядом за его окна. Потом достала свой блокнот, нашла чистую страницу и записала: “Милый, я бы хотела, чтобы сегодня на завтрак ты вынул и съел мое сердце. Тогда бы оно сейчас болело у тебя внутри!”»

«Наверное, это и есть любовь, когда даешь переставлять себя с место на место, не отличая его движений от своих».

И всё же роман кончается словами Эдуарда Греля.
«Я бы желал, чтобы не только те драмы, которые дошли до нас с античных времен, были поставлены именно таким, приближающимся к достоверности образом, но также и сегодняшние сочинители попробовали себя в той же античной форме, разрабатывая, разумеется, наши современные сюжеты. Однако тут у нас перед древними обнаруживается один большой недостаток. Нам катастрофически не хватает тем, которые могли бы по-настоящему увлечь как самого художника, так и его публику. Мы не гордимся больше достижениями и страданиями наших отцов. Мы перестали чувствовать историю нашего народа, а сам народ и вовсе потерял к ней интерес: где уважение, где понимание развития, которое привело страну к нынешним условиям?...
Нам катастрофически не хватает материала. Но надо пытаться
»

Не могу сказать, что прочитала роман на одном дыхании. Нет, чтение шло довольно тяжело, особенно поначалу. Но когда я уже втянулась, захотелось читать, читать, не отрываясь. И это при том, что движения событий-то в произведении практически и нет. Есть отдельные события, перепутанные во времени. Автор бросает нас то в прошлое, то в настоящее героев. Это не роман действия или событий, нет, это философский роман чувств, роман взросления, роман воспитания.

Понравившиеся цитаты:

«Что есть смирение, если не способность сносить все испытания со здоровым румянцем на щеках?»

«Здоровый — это тот, кому нельзя помочь, для кого не существует уже более благоприятного прогноза и надо жить как есть. Пока мы еще надеемся, пытаемся что-то в себе выровнять, болезнь приковывает нас к койке. Выздороветь — значит прекратить лечение...»


Хорошо написано о романе вот здесь:
http://shaherezada.livejournal.com/285075.html

А это ссылка на сам роман:
http://magazines.russ.ru/neva/2011/10/vas3.html

Статья Михаила Кураева «Талант общения, или Портрет друга на фоне смутного времени» рассказывает о директоре Публичной библиотеки Петербурга Владимире Николаевиче Зайцеве. Автор очень тепло рассказывает о человеке, занимавшем в сложное время столь высокий и ответственный пост. Ведь директором этой библиотеки в 19-м веке был, к примеру, Алексей Оленин, чья дочь, Анна Оленина, вполне могла бы стать женой Александра Пушкина. И именно с именем этой библиотеки связана скандальная деятельность «генерала Димы». Очень приятно было читать такую хорошую статью о коллеге.

Лев Бердников своей статьёй «Главный самоед империи» возвращает нас во времена Петра I. Статья рассказывает нам о реальном историческом персонаже, царском шуте Яне Лакосте, а также о нравах царского двора, обычаях и реалиях давно ушедшей эпохи.

Целая подборка очерков, статей и воспоминаний посвящена 80-летию писателя и главного редактора «Невы» (бывшего) Бориса Николаевича Никольского. Об этом замечательном человеке написали его жена Наталия Никитайская, его сокурсники, сотрудники и соратники Наталья Нарышкина-Прокудина-Горская, Александр Кургатников, Кирилл Ковальджи, Дмитрий Каралис, Алексей Козырев. Завершает публикацию библиография трудов Бориса Никольского.

Статья Льва Аннинского «Сделать первыми последних» посвящена 75-летию поэтессы Нонны Слепаковой. Статья совершенно замечательная, поскольку, помимо рассказа о Слепаковой и анализа её творчества содержит очень правильные и актуальные мысли автора о прошлой и нынешней ситуации в культурной жизни нашей страны и в истории в целом.

«Сталин страшен — Ельцин смешон? Объявили перестройку — получили перетряску? Ждали свободы писать что хочешь — получили отчизну, которая пишет смесью гноя и ликера? Интересно, эта смесь лучше смеси хлорки с трюфелями тоталитарных лет?»

А ещё в статье множество цитат из стихов Нонны Слепаковой, которые дают нам возможность вспомнить (а кому и узнать), какой хорошей она была поэтессой.

http://magazines.russ.ru/neva/2011/10/an15.html

Ещё одна замечательная статья – «Два берега Бориса Корнилова» - принадлежит перу Александра Котюсова, который в своё время работал пресс-секретарём губернатора Нижегородской области. Это важно, поскольку поэт Борис Корнилов родился в Нижегородской губернии, и тема малой родины проходит яркой нитью через всё его творчество.

А статья интересна ещё и тем, что автор подробно, правдиво рассказывает, как искал он книги Корнилова на его родине, в Нижнем Новгороде, искал в книжных магазинах, а нашёл лишь в библиотеках, простодушно припомнив, что не был в них со студенческих времён – ну что же, лучше позже, чем никогда (и отдельное спасибо ему за добрые слова о библиотекарях). «Господи, какие же приятные люди эти библиотекари. Они словно из другой жизни: интеллигентной, приятной, умной. Им не нужно объяснять, кто такой Борис Корнилов».

В процессе поиска задумался Котюсов опять же о состоянии нашей культуры и о причинах бедственного её положения.

Борис Корнилов – поэт практически забытый нынче. Немногие помнят, что именно его перу принадлежит знаменитая «Песня о встречном». А ещё он некоторое время был мужем Ольги Берггольц. Она пишет об этом в своих воспоминаниях. Книгу Берггольц автор статьи тоже нашёл.

«Книга Ольги Берггольц. Жены его бывшей. “Запретный дневник” называется… Там есть стихи. Посвящаются Корнилову… Я приезжаю в магазин и покупаю все, что для меня подобрали. Значит, за двадцать лет первое переиздание! Тираж 4000 экземпляров. Да и у Берггольц ненамного больше — 5000 . А какими тиражами и сколько раз переизданными выходят сейчас книги О. Робски, С. Минаева? Впрочем, это же не поэты. Слава богу. Хотя, судя по тиражам, их читают. Надеюсь, не планируется их изучение в старших классах?»

Судьба Бориса Корнилова трагична. Его расстреляли в 1938-м, в возрасте 31 года. Расстреляли конкретно за творчество. За стихи. Потому что следователю в его стихах увиделось не преклонение, не любование, а просто некое ностальгическое отношение к Руси деревенской. Мыслил он не так, как предписывалось мыслить советскому поэту. И это сочли достаточным поводом для расстрела.

«Так наша страна, мне хочется сказать — относилась (или относится? Как правильно? Поправьте меня, если я не прав) к собственной интеллигенции, к цвету нашего общества. Поэты, писатели, врачи, учителя, военачальники, инженеры, известные и не очень, великие и простые, но знающие свое дело и имеющие свой собственный взгляд на жизнь, тысячами, десятками, сотнями тысяч пропадали в советских тюрьмах, лагерях, рудниках, лесоповалах. А сегодня мы удивляемся, куда же пропала в нашем обществе культура».
http://magazines.russ.ru/neva/2011/10/ko16.html

Статья Станислава Минакова «Ещё раз о «Волховской застольной» рассказывает нам историю известной песни времён войны. Автором проделана немаленькая исследовательская работа, и статья поэтому получилась интересная и познавательная.

Ирина Монахова в своей статье «Белинский был особенно любим» старается ответить на вопрос: почему статьи Белинского имели такой огромный общественный резонанс, ведь он не был писателем, а был только лишь литературным критиком. Так и хочется ответить: значит, был хорошим критиком.

Американскому писателю Шервуду Андерсону посвятил свою статью «Шервуд Андерсон» Андрей Аствацатуров. Шервуд Андерсон – это классик американской литературы, стоявший у истоков модернизма. Статья получилась объёмная, подробная, в ней тщательно разбирается творчество писателя.

Очередной очерк Архимандрита Августина (Никитина) «Идти в Каноссу» рассказывает нам о замке Каносса, который находится в Северной Италии, а заодно автор охватывает и немалую часть истории католической церкви.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 13, 2011 9:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Звезда", 2011, №10.

В 9-10 номерах журнала опубликованы записки Игоря Холодякова «Один год школы общего режима». Игорь Холодяков (р.1951) – учитель русского языка и литературы, которому по велению судьбы пришлось работать в вечерней школе исправительной колонии. Его ученики – молодые 16-20-летние осуждённые за различные преступления. Понятно, что и в колонии проживают разные люди, с разным отношением к учёбе. Кто-то учится с интересом и старанием, для кого-то это просто способ скоротать время, а кто-то учиться не желает или не может. Тем более русскому языку и литературе. Но Игорь Холодяков, пожалуй, нашёл для себя правильную мотивацию. Он старается не столько пройти со своими подопечными школьную программу, сколько повернуть их мировоззрение, раскрыть им глаза на окружающий мир, дать представление о нормальной, обыденной (в отличие от их криминальной) жизни. Ведь – помните? – в фильме «Вам и не снилось» учительница литературы в исполнении Елены Соловей говорит о том, что из всех школьных предметов только литература говорит о душе.

Поначалу записки Холодякова я читала просто с интересом (с исправительными учреждениями сталкиваться мне не приходилось), но постепенно интерес этот перерос в практический. То, что пишет автор, можно использовать и в обычных школах, и при разговорах с собственными детьми. Дети – они и есть дети, где бы ни находились – в колонии или на свободе. Беда в нынешнем состоянии общества, о чём Холодяков говорит очень верно:

«Встретил термин, который передает состояние моих учеников на воле: «аномия» — разложение системы ценностей, обусловленное кризисным положением общества, обострившимся противоречием между целями, которые в обществе стали самыми главными, и невозможностью их достичь для большинства представителей общества. Если совсем просто, то мы прежде имели мечту о светлом будущем, упорный труд, который награждался грамотами и путевками в санаторий, где были танцы под аккордеон, бег в мешках и мимолетный (не поощряемый обществом, но простительный) романчик с такой же ударницей труда. Деньги не главное, «жила бы страна родная...».

А сейчас? Потерян смысл жизни. Это прежде умный лектор обкома партии на вопрос из зала: «Когда же будет у нас такое, как в кино?» — отвечал: «Представьте, что идет по снежной целине отряд. Тяжело, снегу по пояс, но они упорно идут вперед. Кому труднее всего? Конечно, тому, кто идет самым первым! Так и мы, вся наша страна. Идем по неизведанному пути. Прокладываем дорогу для всего человечества. Конечно, и ошибки бывают, и потери, но, товарищи, нашим детям будет уже легче!» И невольно чувствуешь если не гордость, то уж точно уважение к себе самому. Как же, всему миру путь указываем! И вдруг — не просто команда «На месте стой!». Нет, полный поворот, и не дорогу всему миру строили, а в тупик шли, увязая все глубже и безнадежней, и других за собой вели. И целое поколение лишилось смысла жизни, а без такого смысла жить просто невозможно, и поэтому такое повальное пьянство, такая безнадежность в лицах, такое стремление урвать любой ценой — денег, машин, дач...»


Поясняю на примерах.

Изучая творчество Тютчева, автор рассказал своим великовозрастным ученикам о трагической любви поэта к юной Елене Денисьевой, о том, как поэт страдал и мучился, понимая, что делает несчастными и Елену, и свою жену. Ученики спросили, а как же относилась к этому его жена.

«Узнав, что не била ни морду, ни посуду, что поняла счастье и трагедию мужа, притихли, что-то обдумывая. Кто-то прокомментировал:
— Вот раньше бабы были, не то что сейчас...
Я мгновенно включился, оседлав любимого конька: …
— А ты чего хотел? Встретить свою единственную с бутылкой пива? Именно единственную, ту, которая будет с тобой всю жизнь, и в радости, и в горе, пока смерть не разлучит вас. Которая тебе детей рожать будет, твоих детей, твое продолжение. Хочешь, сейчас скажу фразу, которую потом у Булгакова прочитаем? «По вере и по делам твоим воздается тебе». Это не писатель придумал, это он из Евангелия взял. Вот веришь ты, что все бабы — стервы, мужики — козлы, что нет никакой дружбы, а есть только «ты мне, а я тебе», что нет никакой любви, а только как бабка моя, царство ей небесное, говаривала, «козьи потягушки», так у тебя и будет! И жена — стерва (не дай бог, постучим по дереву), и друзей не будет — только собутыльники, потому что каждый находит в жизни только то, что ищет
».

Столь же доходчиво объясняет автор, почему сквернословить – плохо (цитату не привожу, потому что она весьма объёмная и с околонормативной лексикой).

Очень много в этой публикации правильных мыслей, тем более ценных, что изложены они автором предельно просто, в расчёте на свою не особо обременённую интеллектом аудиторию.

Но прежде чем осуждать оступившихся молодых людей, надо всё же видеть пороки современного общества в целом.

«В последнее время наши руководители пребывают в состоянии некой растерянности и порой такое говорят… Глава всех милиционеров Нургалиев заявил журналистам, что если милиционер тебя бьёт, а ты чувствуешь себя невиновным, то нужно дать сдачи!.. Но, вообще-то, после таких интервью президент по идее должен выгнать в отставку такого министра внутренних дел, который советует оказывать физическое сопротивление сотруднику органов внутренних дел!
А министр образования Фурсенко заявил, что все жалобы учителей на низкую зарплату необоснованны, потому что у преподавателей потому и заканчивается рабочий день в два часа, чтобы можно было подработать!»


И вот такое неутешительное заключение:

«Теперь, пообщавшись с моими учениками, я знаю, почему Россия пошла за большевиками: Толстой звал к духовному самосовершенствованию, Чехов убеждал по капле выдавливать из себя раба… Как это долго и скучно! А Ленин сказал просто и понятно: возьми винтовку, отними землю и фабрику у помещика и буржуя, и наступит счастливая жизнь».
Но конец публикации вовсе не пессимистичен. «А я всё-таки повторю слова, которые любил Толстой: «Делай, что дОлжно, и пусть будет, что будет
».

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1707

Молодой московский писатель Андрей Бабиков опубликовал главы из своего романа «Оранжерея», который готовится к печати. По двум главам сложно судить обо всём романе, можно лишь попытаться проанализировать язык произведения. Так вот, язык особого впечатления не произвёл, показался слишком вычурным, ненатуральным. Да и глава, описывающая пребывание одного из главных героев в Москве, получилась слишком мрачной. В общем, желания прочитать роман не возникло.

Виктор Никитин. Жизнь в другую сторону. Повесть.

Виктор Никитин – воронежский писатель, 1960 года рождения. Его повесть «Жизнь в другую сторону» рассказывает о жизни старых друзей, которые дружили с института, а потом каждый из них пошёл своим путём. Они продолжали общаться, уже семьями, ходили изредка друг к другу в гости, но всё отчётливее чувствовали, что они всё больше и больше отдаляются друг от друга.

Большая часть повести посвящена одному из друзей – Степану - и его жене Наташе. Главный герой, от лица которого и ведётся повесть, с недоумением и обидой рассказывает различные случаи, эпизоды и недоразумения, случавшиеся всё чаще у него с другом юности Стёпой. Стёпа в его глазах выглядит человеком странным, эгоистичным, живёт непонятной и неприемлемой для автора жизнью. Постепенно из-за разного образа жизни между двумя друзьями пролегает трещина, которая становится всё глубже и глубже, и уже главный герой готов расстаться со Стёпой. Но вдруг Стёпа скоропостижно умирает. Случившееся несчастье многое меняет. Только с потерей друга герой-автор понимает, что каким бы он ни был, но он был его другом. А теперь его нет, и больше уже никогда не будет.

И оказывается, что все Стёпины странности вовсе не были настолько странными, чтобы портить из-за них отношения. В конце концов, может, и Стёпе его друзья казались странными и неправильно живущими. Когда человеку уже за 50 лет, он должен понимать, что его образ жизни не является единственно правильным, и что если другие люди живут не так, как он (живут «в другую сторону»), то это вовсе не значит, что живут они плохо и неправильно. Каждый человек уникален и неповторим по-своему.
По большому счёту, эта повесть о терпимости к другим людям, и о том, что с годами мы становимся (или по крайней мере должны становиться) мудрее.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1715

Повесть молодой чеченской писательницы Аси Умаровой (1985 г.р.) «Остывшие гильзы» - совсем небольшая по объёму. Это, пожалуй, даже и не повесть, а цикл коротких рассказов о детях на войне.

Поначалу слова Аси вызывают активное отторжение. Ей хочется возражать, восклицать: «Это неправда!», «Этого не могло быть!», «Наши солдаты не могли так поступить!». Потом хочется говорить: «Ну вы же сами…», «А зачем вы…»

А потом приходит понимание, что детям, попавшим на поле военных действий, всё равно, какая из воюющих сторон права, а какая – нет. Детям нужно счастливое мирное детство, и чеченским, и русским, и всем остальным.

«Лаура долго стояла и смотрела на остывшие гильзы, над которыми медленно улетучивался дым. Это было ее детство. Без игр, без школы, без нормального сна, еды, одежды, света, газа и воды из крана. Половина детства, проведенного в подвале, в поисках дров, в постоянном страхе и с чувством, что в любой момент могут убить. Это было ее детство, когда дети устраивают соревнования между собой, кто быстрее соберет и разберет автомат. Это было ее детство, когда боишься играть на траве, потому что там могут быть мины. Это было ее детство, когда к ним домой приносили трупы с просьбой похоронить их нормально. Это было ее детство».

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1717

Очень понравилась статья Бориса Фрезинского «Советские писатели в Испании (1929–1939)». Статья, во-первых, очень познавательная. Испанская гражданская война – тема в нашей стране весьма популярная и довольно «раскрученная». Может, поэтому сложилось впечатление, что наших людей там были просто толпы, в том числе и писателей, и корреспондентов. А ведь, как оказалось, на самом деле это вовсе не так.

Когда мы слышим слово «Испания» - первым делом приходит на ум «Гренада» - Михаил Светлов. А ведь как раз Михаил Светлов в Испании никогда и не был. Вот и развенчано одно из популярных заблуждений.

А первым из советских писателей в Испании ещё в 1929 году побывал Лев Никулин – человек, «при котором не следует говорить лишнего» - такая уж у него сложилась репутация. Именно он стал первым литератором СССР, оказавшимся в Испании официально.

Когда началась гражданская война, в страну хлынули многочисленные корреспонденты из разных стран мира. Советские корреспонденты тоже прибыли в Испанию, но они были только на фронтах республиканцев. Их было трое — все писатели. Это Михаил Кольцов, Илья Эренбург и Овадий Савич. Что интересно – передавая свои репортажи о событиях в Испании, корреспонденты вынуждены были взвешивать каждое своё слово. Чуть что не так – тексты беспощадно корректировались и сокращались, это в лучшем случае. А мог пострадать и сам автор публикации, как это и случилось, к примеру, с Кольцовым.

Гораздо более опытным и прозорливым оказался Илья Эренбург.

«Подготовленную Эренбургом книгу «В Испании. 1936—1938» после массы цензурных вымарок 25 февраля 1939 года разрешили печатать, но вскоре набор рассыпали. В пору, когда Сталин замышлял пакт с Гитлером, антифашистская книга о проигранной испанской войне ему была не нужна. Испанские статьи Эренбурга для «Известий» впервые были собраны в книгу в 1986 году… Эренбург старался уберечь свои корреспонденции от явной лжи — он был куда меньшим циником, чем Кольцов, который обязан был информировать читателей «Правды» об острых политических событиях с официальных совет¬ских позиций. Корреспонденту «Известий» не раз удавалось обойти молчанием то, о чем нельзя было написать без заведомой лжи...».

Интересные данные приводятся и о втором Международном конгрессе писателей против фашизма, который состоялся в Испании в 1937 году, в самый разгар войны: «Вообще же в советской писательской делегации царили те же порядки, что и дома — одни барствовали (скажем, Толстой приехал с молодой женой — без нее он не ездил никуда, Ставский и Вишневский пили и куролесили), другие же знали свое место рядовых: ведь желающих съездить в Испанию было хоть отбавляй». Да, в те времена поездка за границу была немаленькой удачей, поэтому война – не война, а ехали с удовольствием. Вот уж вправду – кому война, а кому мать родна…

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1719

Статья Михаила Берга «Кривулин и Пригов» рассказывает о творчестве двух поэтов, сопоставляя заодно и их биографии. Статья написана довольно сложным языком, и кроме того, не приведено ни одного примера стихов ни того, ни другого поэта, поэтому непосвящённым приходится только догадываться, были упомянутые поэты хорошими или нет.

Ещё об одном поэте, об Олеге Юрьеве, рассказывает нам статья Виктора Бейлиса «Дальше – тишина». Автор очень хвалит поэзию Юрьева, подробно разбирает и объясняет некоторые его стихотворения. Но вот лично я считаю, что настоящую поэзию (как и прозу, впрочем), не надо объяснять. Там, где появляется игра слов, которая требует объяснения (эти поэт хотел сказать, что… Ну хотел сказать, так скажи!), там рано или поздно теряется смысл.

Очередная статья философа Игоря Смирнова «В буре страсти» посвящена человеческим эмоциям. Статья, как и все предыдущие, очень сложная и написана для специалистов.

Любопытную статью «Бендер в Цюрихе» написал Александр Жолковский. В своей статье он проводит литературные и исторические аналогии между произведениями «Ленин в Цюрихе» Солженицына и «Двенадцатью стульями» Ильфа и Петрова. Любопытно, хотя многочисленные цитаты несколько затрудняют прочтение.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1724
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 18, 2011 9:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Москва", 2011, №10.

В 8-10-м номерах «Москвы» за 2009 год и в 9-10 номерах за 2011-й мы можем прочитать новый роман Петра Краснова «Заполье».
Сразу хотелось бы сказать, что роман почти непреодолимо скучен. По скучности и ненатуральности его, пожалуй, можно сравнить лишь с Н.Г.Чернышевским с его «Что делать?».

Действие романа происходит в смутные 90-е. Автор предлагает свое видение, свою оценку событий 93-го: «Продажней русских сейчас в свете нету, все рекорды бьем опять. В октябре позапрошлом – предала же Москва лучших своих, искренних, перед поганым телеящиком просидела, толстожопая, пивко себе потягивала. Занятно ей было поглазеть, как речушка бунтовала – из нее, моря, вытекшая… Да если б каждый сотый хотя бы вышел тогда, мы бы там всю грязь смели, всю гнусь эту, и верхушку белодомовскую заставили б сделать все, как народу надо…».

Герои Краснова очень много, длинно, витиевато и заумно рассуждают о настоящем и будущем России. Понятно, что устами героев автор высказывает свою боль и тревогу за Родину, но, быть может, лучше было бы ему самовыразиться в публицистике, тогда бы он вернее нашел своего читателя. А в формате романа – совсем ненатурально смотрится, например, один из главных героев, Иван Базанов, человек по происхождению деревенский, журналист, газетчик, мужчина очень неглупый, но не до такой же степени, что, отправляясь на прогулку с грудной дочерью, берет с собой томик Шопенгауэра. Наверное, бывают и такие умные мужчины в нашей жизни, но все же как-то ненатурально это смотрится.

Действия в романе мало, одна сплошная говорильня героев. Даже непонятно, когда они успевают еще работать и просто жить, ведь все время у них уходит на непрекращающееся обсуждение политических проблем.

Сложен и язык романа. Какой абзац ни возьми – все идет с трудом, хотя слова все, вроде, понятные и правильные. Вот, например: «И ведь не перегрузки сломали советский проект, совсем нет, вранье все это, а как раз наоборот – расслабуха. Русская наша, простодырная, обеззаботились. И с нею партийность узколобая, а не государственность самих установок идейных на все, в том числе и на занятный народишко наш… ну, не умещается он в партийную идею, даже самую великую! Вот немцы, верю, уместились бы, как в гэдээр,- но не мы. Чуть ворохнулись в узости этой – и посыпалось все строение, все надстройки эти, и сами базисы поползли… Но это и шанс свое наконец построить, национальное, естественное – да, внутренне непротиворечивое, только оно и может жизнеспособным стать…»

Раздражает порой и речь героев. В устах людей культурных, журналистов и музейных работников, такие слова, как «бабло», «фуфло», «башли», «лохи», выглядят неорганично и цинично.

Весь роман пронизан поиском русской национальной идеи. Наверное, оттого положительных героев своих сделал Краснов нарочито русскими, что называется, «от сохи», и говорят они порой таким чересчур русским языком, который затрудняет прочтение произведения.

Найти русскую национальную идею – дело непростое, немало мыслителей, в том числе и литераторов, предлагали свою. Есть своя мысль по этому поводу и у Краснова, но прозвучала она слишком робко - похоже, сам автор в нее не верит. А идея эта – православная вера. Но поскольку вложена она в уста героя-атеиста, то и прозвучала совсем неуверенно:

«Без большого дела, идеи мы не народ, считай, а так, население, этнографическое нечто… Но вот в Православии это – большое – есть. И сколько раз оно, посчитать, чудо творило, из каких только ямин не вытаскивало нас – не Бог, ладно, но ведь вера. В помощь свыше, в правду дела вера; и что, от союзничества с силой такой отказываться, ну пусть и умаленной теперь? А она ж явно прирастает…».

И вот, пожалуй, за эту мысль можно многое автору простить. Но опять же, это относится, скорее, к идейной наполненности романа, а не к художественным его достоинствам.

Есть в романе и любовная линия, но написана она столь условно, что больше напоминает, пожалуй, некие нереализованные мечты героя (или автора?) Семья у героя находится в периоде распада, и он знакомится с женщиной приятной во всех отношениях – работает в картинной галерее, образованна, культурна, красива, богата и свободна. Ну прямо не женщина, а мечта. Только получилась из-за этого любовная линия какой-то неживой.

Заканчивается первая часть романа описанием того, что может, по мнению автора, вывести нашу страну из того положения, в котором она находится, а именно, возвращение к своим истокам, к земле, к возрождению сельского хозяйства. И мысль эта вполне правильная. Рассуждая, митингуя, и торгуя, экономику страны возродить нельзя. Надо что-то и руками делать.

Во второй части романа, после долгой и мучительной раскачки, действие всё же пошло чуть поживее. Если коротко, то Базанов теряет работу, семью, любовницу и здоровье. Попадает в больницу, и там снова возникают у него мысли о Боге, о вере. Появляется рядом с ним и настоящая хорошая женщина. Эта часть романа читается немного интереснее, но в целом всё же роман не понравился.

http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=43
http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=386

Несколько рассказов Владислава Артёмова под общим названием «Интересная жизнь» показались вполне интересными. Автор показывает нам разных людей в различных жизненных ситуациях. Тут и бывший интеллигент, ставший бомжем, и душевнобольной человек, и священнослужитель.

Особенно впечатлил рассказ «Сборщик мяса» - о человеке, страдающем душевным расстройством. Настолько убедительно описаны видения и переживания больного, что не возникает никакого сомнения, что автор точно знает, как это бывает.

Очень понравился рассказ Владимира Романовского «Пушкинист». Два друга поехали в гости к родственнику в деревню, чтобы порыбачить и отдохнуть на природе. И такие это были «заклятые друзья», что постоянно спорили о политике, причём спорили чуть ли не до драки. А в деревне воздух ли был другим, жизнь ли другая, проблемы ли другие, но разговоры всё больше не о политике пошли, а о Пушкине, к примеру. Вот и мораль: ближе надо быть к природе, и все проблемы покажутся далёкими и неважными.

Важную и нужную статью «Идентификация во имя России» написал философ Николай Козин. Затронул он проблемы национального самосознания русского народа, подчеркнув их важность. Вот основные и наиболее интересные мысли статьи:

Единство нации питается единством своей истории и, следовательно, единством своей исторической памяти.

Мы наблюдаем глубокие поражения человеческого сознания, одним из проявлений которых в России стала патологическая готовность от поколения к поколению до смерти защищать самые отвлеченные идеи.
Мы оказались нацией, одержимой идеями, которыми в полной мере не владеем: они владеют нами, а не мы владеем ими, а потому и живем в странном, а точнее, в каком-то болезненном ослеплении идеями. Так произошло потому, что на протяжении целого столетия политико-идеологические ценности из средства нашего существования упорно превращались в самоцель.

Мы все время пытаемся остановить будущее прошлым или изменить будущим свое прошлое, что превращает нашу историю в историю на грани абсурда.

Мы живем невротической утратой своих исторических и духовных корней, питающих нашу национальную идентификационную сущность, — лишаем себя главных точек сборки нашей идентичности, которые находятся в нашем прошлом. При этом нас явно хотят раздавить потерей веры в свое прошлое. Ибо что значит потерять веру в свое прошлое? В ряду прочего это значит полностью обессмыслить пространство главных смыслов своего существования — оказаться распятым мыслью о том, что твоя жизнь и в ней все прожитое было прожито зря.

С таким прошлым нам трудно жить в настоящем. Хуже того, если нет истории, то все возможно, вплоть до невменяемого исторического творчества.

В условиях России чуть ли не всякое политическое мышление превращалось в инструмент аннигиляции национального сознания. В частности, именно беспощадное отрицание русскости роднит таких политических антагонистов в истории России XX века, как русский марксизм и русский либерализм.

В реальной практике исторического творчества именно невнимание к этническому фактору в русской истории становится источником русской катастрофы — и в октябре 1917-го, и в августе 1991-го. Исторический опыт редко чему учит, но он, как минимум, не забывается.

Если настоящее ни в чем и никак не определяется прошлым, то в нем все возможно. И это «все» действительно стало реальностью в истории России XX столетия, и с особой жестокостью и безответственностью в начале и конце столетия. И как закономерный итог — в своей истории мы до сих пор живем как бы и не совсем в своей, не как у себя дома, она в совершенно недопустимых пропорциях отчуждается от нашей русской сущности.

Все начинается с изгнания всякого присутствия национального начала в русской истории. Следующий этап связан с включением механизма противопоставления идей друг другу, вплоть до их непреодолимого антагонизма. Большевизма — монархизму. Боголюбия — атеизму. Тоталитаризма — демократии. Но всякая идея, лишаясь национальной почвы, теряет опору в истории и культуре, в законах преемственности, опираясь на которые могла бы быть примирена с любой другой идеей как идеей своей истории и своей культуры.

Это многое объясняет в истории России XX столетия, ставшего для нас историей нашего национального безумия. Мы, отказавшись от идеи нации, призванной примирить все идейные антагонизмы всеми смыслами общности, созидаемой в пространстве осуществления идеи общей исторической судьбы, отказались от всех консенсусных решений, хоть как-то считающихся с нашей национальной самостью. Мы начали жить идеями, во всем противоположными нашей исторической и национальной сущности, и, как следствие, закончили всем, что нас только разделяет.
Во имя прорыва в новое измерение истории нас призывают пожертвовать всеми веками нашей предшествующей истории — втягивают в безудержный процесс развенчания всех ее национальных смыслов.
Прошлое, нигилистически препарированное, избирается в качестве главного нашего врага.

Мы не творим историю, а зацикливаем себя на сведении с ней счетов.

Мы начинаем жить парализующей наше самосознание идентификационной верой в то, что мы носители неправильной истории, не состоявшейся культуры, больной духовности, и только отказ от них способен вернуть нас к исторической норме.

Адекватной реакцией на национальную катастрофу, пережитую нами в начале и конце XX столетия, должно стать наше возвращение в собственную историю как в национальную. Мы должны совершить радикальный переворот в ценностях и смыслах нашего существования — вернуться к ценностям и смыслам исторической и национальной России.
И прежде всего к православным истокам нашей культуры и духовности, способным вернуть Россию к ее русской сущности.

Если мы сегодня не станем русскими, то завтра нас просто не будет.
Самый страшный кризис — идентификационный, ибо он поглощает культуру нации и растворяет ее в чуждых ей ценностях. Он инициирует культурное самоубийство нации, окончательно совершаемое тогда, когда нация, пытаясь жить бессмысленной жизнью вненациональных ценностей, отказывается позиционировать себя в истории как нация.

Нам, русским, необходимо вооружить себя идеей нации, и она нам необходима как идея общности в любви, а не в ненависти.


http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=389
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 18, 2011 9:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Наш современник", 2011, №10.

Замечательному писателю Владимиру Крупину исполняется 70 лет. К этому юбилею журнал опубликовал несколько рассказов писателя под общим названием «Было дело под Полтавой» (это название одного из рассказов). Рассказы все настолько хороши по-разному, что говорить о них в общем было бы невежливо. Они стоят того, чтобы поговорить о каждом в отдельности.

«Было дело под Полтавой». Этот рассказ по своему содержанию более близок к публицистике, к путевым заметкам. Автор рассказывает о своей поездке в Украину, на 300-летнюю годовщину полтавской битвы. Удивительно и обидно читать о том, как наши ближайшие родственники, украинцы, вдруг совершили в своём мировоззрении поворот на 180 градусов, отвергнув без разбору всё, что было в нашем совместном прошлом – и плохое, и хорошее. Мазепа – национальный герой, шведы – гости на юбилее полтавской битвы… Абсурд какой-то!

Слово Крупину: «Сегодняшняя Украина присвоила себе не только территории Российской империи, но и ее прошлое. Героическая битва, которая спасла Россию, сейчас от России была насильственно отторгнута. Теперь получалось, что она не в России произошла, а за границей… Все теперь умные, и некому сказать, что нет уже никакого толку от перемывания истлевших царских костей, особенно Петра 1-го. Все власти черно-белые. То есть полный злодей это сам сатана, а слугам и прислужникам своим он дает возможность для обольщения людей свершать еще и добрые дела. Ирод избил младенцев и течет доселе водопровод Ирода, тот же Мазепа и храмы строил. Взять и Берию – о беспризорниках заботился. Все это к слову. Петр – явление, как и Сталин, промыслительное и не нам, земнородным, понять их всецело. Достаточно сказать: «Бог всем судья».

Так вот, Полтавская битва – может быть, да и не может быть, а точно – главное свершение Петра
».

В начале прошлого, ХХ века, праздновалось 200-летие Полтавской битвы, и тогда все акценты были расставлены гораздо более правильно и логично. А теперь Украина стала независимой и пишет свою новую, «независимую» историю. Да, впрочем, пусть пишет, пусть радуется независимости, но…

Опять слово Крупину:
«– Помнишь присказку советских времен, – говорю я, – «москаль на Украине, хохол на Сахалине»? Конечно, все ее знали. Что же хохлы Сахалина, Сибири, центра России не возвертаются на незалежню, незаможню, самостийну? Потому что им и там лучше всех. Украинцы у нас везде и везде в начальстве. По Сибири, по нефтяным местам, может, только пока банки у евреев не отняли. Думаю, временно. Есть же пословица: «Где хохол прошел, там трем евреям делать нечего». Говорю с гордостью за украинцев».

Да уж, не слишком политкорректно, хотя и «с гордостью за украинцев». Но, наверное, 70-летний писатель имеет право высказать свои мысли, не оглядываясь на нынешнее стремление ко всеобщей «политкорректности». Тем более, абсурдного в нашей жизни действительно немало. Если, конечно, иметь открытые глаза и уши.

Цитата: «Дают слово приехавшим гостям и хозяевам. Открывая, один из хозяев: «Пусть Полтавское поле будет полем туризма и на нем мы найдем новых друзей». Посол Швеции напомнил о величии Швеции и сказал интересную фразу, что благодаря Полтавской битве Швеция обрела теперешние границы и живет в мире с соседями и «с самой собой». Далее о сотрудничестве, инвестициях, далее о том, что «битва помогла шведам обрести историческую родину ». Надо же. Я записал. И еще: «Нельзя допустить истории править балом». Может, эта молодая переводчица неточна? Кто ж тогда правит балом, как не история? Только вот кто ей подчинился, Карл 12-й или она Карлу? Петр-то был вынужден биться за Россию и сохранил ее в истории, а Швеции что тут было делать? Зря им Петр шпаги вернул. Он и снова здесь. И уже учат разврату, образцу шведских семей…

Программа дня продвигалась далее. Представительница Украина сильно хвалила Мазепу. «Дал шанс Украине». О так от. Еще же ж у них и Петлюра, и Бандера, много героев. Они на портретах не стареют. Стабильность. Предательство нынешних властей опирается на предателей в истории».


Конечно, было бы глупо и несправедливо обвинять в недружелюбии весь украинский народ. Мы как были братьями, там ими и останемся. Но, обратите внимание, какая мощная промывка мозгов (как наших, так и украинских) идёт со стороны политиков (опять же, как наших, так и украинских).

Цитирую Крупина, который искренне жалеет обманутый украинский народ: «Конечно, несчастные, как это – славяне и вдруг бежать из семьи славян? А дуракам бросать листовки: «Москаль зъил твое сало, москаль истопил твой уголь». Шушкевичи, Кравчуки, Ющенки, они – слабовольные жертвы, главная вина на католиках и протестантах. Да еще Тарас Шевченко. Его искалечили поляки и пьянство. Попал в Польшу совсем молоденьким за два года до польского восстания 1831-го года. Вся Варшава была пропитана ненавистью к Москве, заразился. Какой ужас в «Кобзаре», склолько ненависти к царю, Богу, России. Церковь православная как прыщ, это что? Призыв девственниц к блуду, издевательство над всем святым, призывает «явленними» иконами «пич топити», церковные одеяния «на онучи драти», от кадил «люльки закуряти», кропилами «хату вымитати», это что? Сколько пошлости и сальности в его виршах».

Вот такой резкий, бьющий прямо наотмашь рассказ.

http://www.voskres.ru/bratstvo/krupin.htm

Даже пропало настроение читать другие рассказы Крупина. Но продолжила – и не пожалела.

«Холодный камень». Небольшой, чуть больше странички, но совершенно очаровательный рассказ. Название явно отсылает нас к «Горячему камню» Гайдара, который я, по правде говоря, уже и совсем забыла. А юные героини рассказа, подружки Вика и Оксана, Гайдара читали и даже обсуждали. Запомнился им волшебный камень, который мог вернуть молодость, и запали в память последние строки рассказа, в которых рассказчик прикурил от горячего камня. А ведь курить – это плохо! И мысли девочек перебросились на одноклассника Витьку, который покуривал за школой вместе с другими мальчишками. Сначала девочки немного поспорили, кто из них больше нравится Витьке, а потом решили его разыграть… с помощью… камня.

«Устроим ему программу «Розыгрыш». На пустыре горы песка, что-то строить хотят. А рядом камни завезли. Давай один закатим, потом позовём Витьку, скажем: разбей камень, и курить больше не будешь».

Но Витька поступил совсем по-другому. Современные дети не верят в чудеса. Тем не менее, конец рассказа очень позитивный и «правильный». Недаром этот рассказ рекомендован для изучения школьникам на уроках литературы.

http://www.delorus.com/good/index.php?ELEMENT_ID=4882

«Демократка Алиса и неблагодарный народ». Этот рассказ написан тоже вполне мастерски, но читать его было очень неприятно именно из-за сверхреалистичного описания знакомых типажей – «хозяев жизни», чиновников, ошалевших от собственной всемогущности и безнаказанности, презирающих народ и считающих, что жизнь существует только для того, чтобы приносить им радости и удовольствия.

http://prkas.ru/index.php?id=390

«Пастух и Пастушка». Этот рассказ просто замечателен. Он несёт совершенно необычайный заряд доброты, в первую очередь, к братьям нашим меньшим. Пастушка – это беспородная собака, битая жизнью и людьми. Деревенский пастух Арсеня пожалел собачку, пригрел её и прикормил, и собака превратилась в его верную помощницу в пастушеском деле, да при этом проявила такую смекалку и сообразительность, что могла бы, наверное, пасти стадо и без пастуха. И жители деревни, увидев такую собачью преданность и благородство, сами стали лучше и добрее как к животным, так и друг к другу. А самое главное – появилась надежда на возрождение деревни. Кстати, этот рассказ тоже рекомендован к изучению в школах.

http://kirov.bezformata.ru/listnews/pastuh-i-pastushka/1339152/

Самым лучшим в этой подборке я считаю рассказ «Возвращение родника». Светлый, очень добрый рассказ о надежде на будущее, о том, что любое, даже небольшое праведное дело очень нужно для окружающих людей и страны в целом. Каждый может внести свой посильный вклад в общее дело возрождения нашей страны. Кто-то построил в умирающей деревне церковь, кто-то нашёл и очистил родник. А в результате появился шанс выжить у деревни.

http://kirov.bezformata.ru/listnews/vladimir-krupin-vozvrashenie-rodnika/1220958/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 07, 2011 8:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Звезда», 2011, №11.

Анна Бунина – врач-кардиолог из Санкт-Петербурга – опубликовала свой рассказ «Гипноз». Рассказ очень натуралистичный с медицинской точки зрения, в нём описано состояние наркотического опьянения главной героини с трагическими последствиями. Очень поучительно.

Эстонский писатель Тээт Каллас написал «Маленький роман ужаса» «Рука в небе».

Произведение небольшое по объёму, скорее повесть, чем роман. Повествование идёт от первого лица, как воспоминания героя о своём детстве, вернее об одном лете детства. Действие произведения происходит в начале 50-х годов прошлого века, после войны, в Эстонии, которая только вошла в состав СССР. Но политики в романе нет, всё происходящее оценивается детскими глазами. Мы видим мальчишеские игры, купания в реке, поездки на велосипедах, в общем, нормальные летние каникулы в сельской местности с небольшим прибалтийским колоритом. А некоторые эпизоды живо напомнили мне и собственное детство, хоть было оно лет на 15 позже и в другом регионе СССР.
Но всё же случилось в то лето с мальчишками нечто необычайное, из разряда детских страшилок о чёрной простыне, гробе на колёсиках, костлявой руке. А может, и не было ничего странного, просто в глазах детей все события приобретают несколько иное значение.
Роман написан довольно психологично, особенно там, где речь идёт об особом восприятии детства.

Вот, например: «Время текло, сменялись времена года. Они тогда были очень ясно очерчены и отграничены. Зима была холодная и снежная, лето — теплое и солнечное Осенью лили дожди, весна всегда наступала внезапно».

«Детство — это другое пространство времени. Словно медленно плывущее облако по синему небосводу, время, когда всего было очень много — воздуха и пространства, и странных мыслей, и лишь тебе принадлежащей свободы. Это было благословение и ужас. При этом естественные и единственно возможные: когда сам ты маленький, а вокруг все большое. Какое значение при этом имеют дни, их названия, их последовательность, когда один-единственный из них столь же долог и многокрасочен, как год взрослого человека…»


И, наверное, у каждого из нас в закоулках детских воспоминаний таится что-нибудь необъяснимое, ужасное, что было предметом обсуждений шёпотом в наших тесных дружеских компаниях. Вот только стоит ли это вытаскивать на поверхность? Ведь не зря, наверное, страшные события быстро вытесняются из детского сознания, как будто включается защитная функция психики. «Для взрослых это было бы нелегко, нам же это удалось. Мы действительно забыли свое необъяснимое приключение». «Вещи, которые ты не в силах объяснить, нет смысла слишком долго хранить в памяти».

А вообще, при прочтении романа сразу вспомнилось произведение Стивена Кинга «Оно». Там тоже дети сталкиваются с необъяснимым проявлением Зла, испытывают ужас, но потом, когда все события заканчиваются, очень быстро обо всём этом забывают.
http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1731

Неожиданно интересной оказалась публикация «Лучшие песни мои со мной» - письма поэтессы Лариссы Андерсен своему другу Валерию Перелешину. Интересны эти письма, конечно, своими авторами. Оба они – из русских харбинцев, которых судьба погоняла по свету. Где только не пришлось пожить Лариссе Николаевне! Сейчас она живёт в Париже (год её рождения – 1914). В письмах Лариссы Андерсен упоминается множество имён, которые нам ничего не говорят, но есть и имена вполне известные: Борис Зайцев, Ирина Одоевцева, некоторые другие. Интересным и неожиданным было знакомство автора писем с Евгением Евтушенко.

Опубликованные письма относятся к годам 1953-1990. Более поздние письма отличаются тем, что в каждом письме есть упоминание о том, что умер ещё кто-то из общих знакомых, родственников и друзей…

Очень интересная и познавательная статья Якова Гордина – «Сталин – отец поражений». Название статьи говорит само за себя, и её очень полезно будет прочитать тем, кто до сих пор уверен в том, что Сталину можно многое простить хотя бы за то, что он выиграл войну.

Однако, автор статьи очень убедительно, на архивных материалах показывает, что тяжёлых военных потерь Красной Армии 1941-1942 годов могло бы и не быть, если бы не неоправданное и грубое вмешательство Сталина в дела опытных военачальников, которых, кстати, тоже не без «помощи» Сталина, к началу войны осталось так мало…

А дальше можно было бы только цитировать.

«В последние годы стало дурной привычкой забывать о тотальном истреблении Сталиным профессиональных кадров командования Красной армии. Более того, появились рассуждения о том, что таким образом Сталин избавился от «героев Гражданской войны» с их безнадежно устарелыми взглядами и отсталостью от мирового военного уровня. Не говоря уже о безнравственности самой постановки вопроса — оправдывать палаческие методы достижения любых целей это несомненная подлость, — точка зрения не выдерживает проверки реальностью».

«Одной из причин тяжелейших потерь нашей армии в первые месяцы войны было именно дилетантское вмешательство Сталина в руководство операциями стратегического масштаба… Пожалуй, первой и самой крупной трагедией такого рода была катастрофа под Киевом в августе-сентябре 1941 года».

Так называемая «битва за Киев» была именно катастрофой. 600 тысяч только пленных!

«Стратегический результат киевской катастрофы, вызванной исключительно дилетантским упрямством и самоуверенностью Сталина, кратко, но внятно очертил Василевский: «Серьезная неудача, постигшая нас на этом участке боевых действий, резко ухудшила обстановку на южном крыле советско-германского фронта. Создалась реальная угроза Харьковскому промышленному району и Донбассу. Немецко-фашистское командование получило возможность вновь усилить группу армий „Центр“ и возобновить наступление на Москву».

Беда в том, что наше общество, значительная часть которого считает Сталина творцом победы, поразительно мало осведомлено о том, что касается реальных фактов Великой войны».

А в мае 1942 произошло повторение киевской катастрофы, уже под Харьковом.

«Во время одной из встреч с военными историками Г. К. Жуков рассказал о том, насколько примитивно мыслил Сталин как полководец. „Сталин требовал от нас наступать! Он говорил: «Если у нас сегодня нет результата, завтра будет, тем более вы будете сковывать противника, а в это время результат будет на других участках». Конечно, это рассуждения младенческие! Жертв было много, расход материальных средств большой, а общего стратегического результата никакого“».

«Результатом было окружение армий Юго-Западного фронта и потери, исчисляющиеся сотнями тысяч советских солдат.

После катастрофы под Харьковом немецкой армии был открыт путь на Кавказ — бакинская нефть! — и к Волге.

К счастью, разработка сталинградской операции прошла без прямого вмешательства Верховного Главнокомандующего.

На последнем этапе войны Сталин снова стал вмешиваться в планирования стратегических операций, и это снова привело к массовым жертвам, которых можно было избежать.

Приведенных примеров, на мой взгляд, достаточно, чтобы понять реальную роль Сталина. Без его дилетантского вмешательства характер первого года войны мог носить не столь трагический для нашей страны характер».

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1734

Воспоминания питерского физика Витольда Залесского «История моего общения с КГБ» оставили какое-то двойственное впечатление. Автор рассказывает о том, как в начале 90-х его личностью (по роду его работы) интересовалось КГБ, и он, будучи не совсем осторожным в общении с этой всемогущей организацией, чуть было не встал на путь сотрудничества с ней. Вовремя одумался, хоть это и обернулось ему потерей работы. Почему же осталось чувство, что автор публикации в чём-то оправдывается?

Следующая публикация – Юрий Кроль, «Приплюсовали меня!» - затрагивает ту же тему, что и предыдущая. Немолодой уже человек, автор публикации, получив доступ к архивному делу своего отца, решил разыскать одного из тех, кто давал против его отца обличительные показания. Нашёл. Человек тот, уже более, чем пожилой, как оказалось вообще ничего не помнит про отца Кроля (или сказал, что ничего не помнит). Но Юрий Кроль не успокоился и нашёл свидетельства, неопровержимо подтверждающие предательское поведение того человека. Мы видим, что человек в своё время поступил очень некрасиво (мягко говоря). Но, опять же, как и при прочтении предыдущей публикации, возникает какое-то двойственное чувство. Почему? Может, и вправду, тот человек забыл уже, как давал показания в КГБ? А, может, не придавал серьёзного значения происходящему? Мол, игра такая, работа такая у них, у КГБ-шников. Надо, чтобы я написал показания, а то им для проформы необходимо. Или другой вариант – запугали человека, пригрозили репрессивными действиями против его семьи, детей. Или пытали его (и такое тоже ведь было). Да мало ли, что было? Мы же до сих пор не знаем точно, что и как было в те сложные времена. Поэтому и осуждать людей как-то не хочется.

С большим интересом были прочитаны заметки Михаила Петрова «Огонь небесный», посвящённые 60-летию начала исследований термоядерного синтеза в СССР. Автор заметок – сам физик, и сам принимал участие в исследованиях термоядерного синтеза, поэтому пишет как очевидец. Кроме того, надо обладать несомненным писательским талантом, чтобы о такой сложной и узкоспециальной проблеме написать настолько живо, чтобы читалось, как художественное произведение.

Много интересного из публикации можно узнать о таких известных физиках-ядерщиках, как Георгий Гамов, Клаус Фукс, Олег Лаврентьев, Лев Арцимович, и других.

Статья Станислава Яржембовского «Архимедова эвристика» рассматривает мыслительные способности человека. Эвристика – это способы наиболее убедительной подачи информации. Кто досконально понимает проблему, пусть даже самую сложную, тот сможет объяснить её достаточно просто, чтобы понял даже дилетант.

Небольшая заметка Леонида Столовича «Русско-еврейский феномен» напоминает нам о вкладе людей еврейского происхождения в культуру России. Надо сказать, что в принципе никто в этом вкладе и не сомневался. Но статья довольно интересная, поскольку автор пытается носителей этого вклада ещё и как-то поделить на категории, систематизировать.

Статья Омри Ронена «Семидесятые» не показалась очень интересной, но натолкнула на определённые размышления. Автор пишет о российской литературе 70-х годов ХХ века. Ему запомнились определённые авторы и произведения – Эренбург, Катаев, Ерофеев, Платонов, Слуцкий, Довлатов, получивший наиболее высокую оценку.
Оценка писателей Омри Ронена не всегда совпадает с лично моей, кроме того, подумав, я поняла, что лично я в семидесятые читала совсем другую литературу, а именно, классику, поскольку в нашем доме других книг не было. Хорошо это или плохо - не знаю. Будем считать - не хорошо и не плохо. Просто по-другому.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 21, 2011 7:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Наш современник», 2011, №11.

Повесть Василия Килякова «Балагур» мне не понравилась. Вначале, вроде, показалось, что будет интересно. Главный герой повести - сельский балагур Тимофей Круглов. На каждый случай жизни есть у него история к примеру. Знает он множество историй, сказок, притч. И жена ему досталась хорошая, работящая. Жили они так замечательно лет 20-25. А потом жена поехала в город детей проведать, да там и осталась. Почему так получилось – мы не знаем. А Тимофей стал жить один. После работы, по вечерам, собираются к нему в избу односельчане, и рассказывает он им разные истории.

Вот, собственно, и вся повесть. На мой взгляд, чего-то в ней не хватает. Или наоборот, что-то лишнее. Либо надо уж было как-то развить личную линию героя, либо разделить повесть на две части – про Тимофея с женой и про Тимофея-рассказчика. А то получилось ни там, ни тут.

Рассказ Александра Унтила «Нога» - это просто ужас. Сам автор принимал участие в чеченской войне, и рассказ написан о реальных событиях. Но уж больно тяжело читать о взрывах, оторванных руках и ногах, раздробленных внутренностях.

Очень понравились два рассказа Станислава Вторушина. Герои рассказов – люди пожилые, со своим жизненным опытом, причём разным. Героиня рассказа «Женщина в чёрном» Эля Семёновна три раза была замужем, с двумя мужьями разошлась, третьего похоронила и, не имея детей, всю себя посвятила воспоминаниям о жизни с третьим мужем при регулярном посещении его могилки. Воспоминания получались хорошими, светлыми, хотя жизнь с мужем была не то чтобы очень. Не любила она мужа своего, проще говоря. Однажды встретила Эля Семёновна свою школьную подругу. Та рассказала ей о своих детях, внуках. Была подруга явно счастлива, а Эле Семёновне стало её почему-то жалко. Видно, ценности у женщин были разные.

Герой рассказа «Ах, зачем эта ночь…» Тимофей Иванович после инсульта перестал ходить, и всё его жизненное пространство сузилось до размеров кровати. Но по вечерам, когда не спалось, он слышал под своими окнами женский смех и шёпот влюблённой парочки. А однажды ему показалось, что вместо смеха он услышал плач. И так его это взволновало, что он… встал и пошёл! Жизнь победила!

А ещё в рассказах Вторушина много простых, но очень правильных рассуждений о нашей жизни.

Замечательные этюды о природе «Змеиный взгляд» написал владимирский писатель Альберт Карышев. Тут и о змеях, и о лосёнке, и о лисе-воровке, и о растениях, и о грибах, да так всё живо, что прямо перед глазами возникают картинки из деревенско-дачной жизни.

Председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов опубликовал в журнале свою предвыборную программу под названием «Время требует новой политики». Теперь, когда выборы прошли, и КПРФ завоевала себе определённое количество мест в Думе (наверное, хотели больше, но уж вышло, как вышло), можно сказать следующее.

Когда читаешь предвыборные программы любой партии, то все замечательно обещают всем прекрасную жизнь. Ни одна из партий в своей программе не напишет: жить будем, товарищи, все по-разному. Вы – как и раньше, а мы – хорошо, потому что своруем у вас всё, что у вас ещё есть, и вывезем за границу.

Так и здесь. Всё в программе просто замечательно: бесплатное образование, медицина, повысить всем зарплаты, пенсии, пособия… Если Геннадий Андреевич знает секрет, где взять денег на повышение уровня жизни народа, поделился бы секретом с правящими личностями! Или просто напечатать денежек, чтобы хватило всем и побольше? Так это мы уже проходили.

Некоторые места в программе КПРФ откровенно попахивают нафталином.
Примеры:

«К началу 1990-х годов экономика СССР оказалась в кризисе не в силу порочности социализма, а из-за политики Горбачёва – волюнтаристской по форме и предательской по сути». Даже сложно себе представить, что же такое мог сделать один человек, пусть даже и первое лицо государства, чтобы суметь ввести экономику такой огромной страны, как наша, в кризис…

«Народ воспринял весть о создании ГКЧП как исключительно важный шаг, как глоток свежего воздуха. Полная поддержка его действиям была обеспечена». Странно, лично я ни одного человека, воспринявшего ГКЧП, «как глоток свежего воздуха», не встречала.

Ну а далее – воспевание мужества членов КПСС и КПРФ, прозорливости товарища Сталина, ну и тому подобное. Даже немного смешно.

Фрагмент книги Михаила Делягина «Выживет ли Россия в нерусской смуте? Кризис человечества» под названием «Непубличный аспект кризиса демократии» продолжает очень важную тему будущего нашей страны. Предложенный фрагмент книги Делягина останавливает внимание читателей на несколько неожиданных аспектах нашей жизни. Подробно описывает автор деятельность глобальных финансовых структур. Некоторые факты, приведённые Делягиным, показались мне неожиданными. Так, к примеру, Косово он практически называет государством наркоторговцев и наркомафии. Вообще, что касается наркотиков, факты, приведённые Делягиным, просто ужасают.

Некоторые тезисы автора показались спорными, хотя, конечно, с доктором экономических наук спорить трудно. Но, тем не менее, верится с трудом, что финансовой верхушке выгодно физическое уничтожение среднего и более низкого классов. А кто будет обслуживать «верхи»? А кто будет покупать товары и услуги и тем самым создавать финансовое благополучие продавцов? Хотя, признаюсь, в экономике я разбираюсь слабо.

Не очень верится и в то, что, как пишет Делягин, созданная Советским Союзом общность под названием «советский народ» всё же реально существовала. Не было «советского народа». По всем признакам, определяющим нацию, не было.

Но вот те главы, где Делягин пишет о моральном кризисе, никакого сомнения не вызывают.

Публикация Александра Малиновского «Один год из жизни директора» возвращает нас в начало 90-х, когда стремительно разваливалась наша промышленность. Автор публикации описывает этот процесс на примере крупного химического завода в Приволжье, которым он тогда руководил. Больно читать всё это, и ещё больнее сознавать, что ничего за прошедшие 20 лет не изменилось. По-прежнему предприятиями руководят не специалисты, а «эффективные менеджеры», а к чему это приводит, я думаю, каждый из нас может рассказать на примере собственных предприятий и организаций.

А вот очерк Юрия Пахомова «Вьетнам: от Ханоя до Камрани» был мною прочитан с большим интересом. Автор очерка в 70-х годах работал главным эпидемиологом Военно-морского флота СССР, и по роду своей деятельности поездил немало по миру. Его заметки очень компетентны и любопытны.

Статья Станислава Хатунцева «Константин Леонтьев: жизнь и судьба» рассказывает о жизни выдающегося русского философа. Статья интересная, но слишком краткая. Было бы интересно более подробно узнать о Леонтьеве, в том числе и о его личной жизни.

Статья Виталия Новика «Образ и личность Ломоносова» посвящена юбилею великого русского учёного. Но в отличие от многих других юбилейных публикаций о Ломоносове, Новик пишет не только о выдающихся успехах Ломоносова, но и о его жизненных трудностях. Не всё было так гладко на жизненном пути учёного, и не всё задуманное ему удалось успешно довершить. И не все современники понимали и ценили его. Но зато личность учёного стала выглядеть не иконописной, а более живой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Янв 01, 2012 4:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Звезда", 2011, №12.

Рассказ Павла Новацкого «Закрытая комната» произвёл большое впечатление полным погружением автора в тему. Читая о том, как человек сходит с ума, главное – самим не лишиться рассудка. А автор пишет явно со знанием дела. И конец такой – с сумасшедшинкой…

Небольшой рассказ молодого писателя Сергея Кумыша «Лето скоро кончится» получился вполне приятным. Хорошим языком описано дачное лето детства, причём настолько выпукло, что, казалось, чувствуешь даже запахи лета и начала осени.

И опять – тема сумасшествия… Софья Минаева, несмотря на свою молодость (1987 г.р.) написала очень объёмный и глубокий рассказ «Люся». Героиня рассказа – девочка-аутист Люся – живёт с бабушками на даче и пишет стихи и сказки, причём очень своеобразные и талантливые.

Летом туда же на дачу приезжает её родной брат Данила, который живёт в городе с мамой. Молодые люди знакомятся (поскольку практически не знают друг друга) и начинают общаться. И оказывается, что быть не таким как все иногда очень даже неплохо, даже выгодно: можно спрятаться в свою ненормальность, в свой аутизм, как в скорлупу, и тем самым уйти от наступающих проблем. А у Данилы проблемы есть – он в очередной раз не поступил в институт и ему грозит армия. В армию он идти не хочет, а точнее, панически боится.

Конец рассказа трагичен и сюрревалистичен. Данила уходит в свой мир, надеясь избежать таким образом всех проблем.

Рассказы Андрея Иванова мне не понравились. Какие-то они тёмные, на тему «Ночь. Улица. Фонарь. Аптека». Очень много лишних слов, которые прикрывают скудость смысла и отсутствие чёткого замысла.

Выдержки из писем Бориса Чичибабина, которые он писал Полине Брейтер, названы адресатом писем «Всегда мерил всё его мерой». Полина Брейтер выбрала из писем Чичибабина всё, что касалось личности и творчества Льва Толстого. О Толстом Чичибабин и Брейтер писали друг другу много, но всё это чисто вкусовые оценки – нравится-не нравится. Видимо, у Бориса Чичибабина было много мыслей о творчестве Толстого, но в отдельное произведение он оформить их не успел. Полина Брейтер постаралась по возможности восполнить этот пробел.

Воспоминания Юрия Куберского (№10-12) называются «О людях и войнах». Автор воспоминаний за свою жизнь прошёл не одну войну. Он участвовал и в Гражданской, и в Великой Отечественной войнах. Об этом и написал свои воспоминания. Но вот читать их было не очень интересно и даже не совсем приятно. Не очень интересно потому, что описываются военные действия в основном с точки зрения военной науки, а не с точки зрения человека. А не очень приятно – видимо, потому, что сейчас события времён Гражданской войны воспринимаются уже с совсем иной точки зрения, и какой-то холодок пробегает в груди, когда читаешь, как красноармейцы расправлялись с белоказаками (в том числе и с мирным населением), как бестрепетно убивали противников, забывая о том, что это – их же соотечественники.

Однако, попадались и интересные моменты, но чаще всего, не связанные с военными действиями. Так, например, неожиданным оказалось воспоминание Куберского о Шолохове. И ещё интересно пишет Куберский об аккуратности и чистоплотности австрийцев.

Художник-график Аркадий Кузьмин решил опубликовать письма своей матери, и так и назвал публикацию: «Материнские письма». Смысла этой публикации я не поняла. Письма не совсем грамотной женщины к сыну, конечно, трогательные, но ценность имеют только для адресата. Такие письма бережно хранятся в каждой семье, а вот публиковать их было совсем не обязательно, тем более, что публикация заняла без малого 30 страниц.

Небольшое интервью Екатерины Асмус с Михаилом Шемякиным называется «России нужна стальная рука закона». Михаил Шемякин в этом интервью говорит абсолютно верные, бесспорные вещи о состоянии образования, культуры и науки в нашем обществе. Даже комментариев никаких не требуется.

«Сегодня масса интеллигентных людей пишет о том, что система образования в России на грани катастрофы. Сокращается количество часов для изучения русского языка. Некоторые даже сравнивают эти перемены с программой нацистов для России — там говорилось, что русским детям на оккупированных территориях достаточно несколько часов языка в неделю».

«Как, например, отнестись к хулиганской группе «Война», изобразившей член на Литейном мосту. На Западе им дали бы небольшой срок за хулиганство. А у нас дают премию за инновации! Глянцевые журналы публикуют изображение этого действа на обложках. Люди ведут дискуссии. Министр культуры подписывает приказ о награждении…»

«Вот, например, идея Сколкова. А почему бы не заняться реконструкцией уже имеющегося известнейшего Академгородка в Новосибирске? Почему нужно создавать новые базы непременно около Москвы? А не там, где уже выросло несколько поколений ученых? На сегодняшний день во имя рекламы лизоблюды готовы бросаться выполнять любые новые идеи. Притом они знают, сколько на этих всех идеях можно напилить».

Хорошо сказано и о нашем национальном предназначении:

«Когда-то Чаадаев в отчаянии воскликнул: «Неужели мы родились для того, чтобы показать всему миру, как не нужно жить?» Если это считать путем России, то мы на правильном пути».

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1754

Национальную тему затрагивают Александр Мелихов и Дмитрий Травин в своём диалоге «Нация хочет гордиться собой». Начинается диалог-дискуссия с утверждения о провале идеи мультикультурализма.

«…сосуществование различных культур в их странах, увы, не стало мирным и взаимообогащающим, как мыслилось некоторое время назад. Иными словами, европейские правые будут настаивать, по всей видимости, на доминировании исконной культуры — германской, британской, французской, — в которую тем или иным образом должны вписываться приезжие. Не носить хиджаб в университетской аудитории, не молиться в неположенном месте, не заглушать криками муэдзинов привычные городские шумы и т. д. Словом, позиция правых: дружить будем, но на наших условиях».

Далее разговор идёт в основном о России. В настоящее время Россия не является ни многонациональной империей, какой был СССР, ни мононациональным государством, каким стала после распада империи, к примеру, Франция или Англия. По мнению Дмитрия Травина, Россия «осталась скорее недораспавшейся империей, нежели таким национальным государством, как Франция, Германия и многие другие европейские страны». Здесь имеется в виду, что Россия не отказалась от Северного Кавказа.

Но дальше, по моему мнению, Дмитрий Травин несколько неправ. Он пишет: «Допустим, мы вслед за президентом говорим о старой советской дружбе народов, о том, что позитивный опыт нельзя растерять, о том, что все должно быть хорошо и не должно быть плохо. Тогда, чтобы перейти от слов к делу, нам надо будет вернуть и старую советскую структуру занятости в крупных городах, по крайней мере в Москве и Петербурге. Надо сделать так, чтобы на всяких строительных и дорожных работах, в торговле, в ЖКХ, на транспорте работали преимущественно уроженцы этих городов при минимальном привлечении гастарбайтеров. Трезвый анализ ситуации показывает, что такое практически неосуществимо.
Иными словами, в крупных городах неизбежно будет жить большое число людей иной культуры, являющихся при этом такими же равноправными гражданами России, как коренные москвичи, петербуржцы и т. д. Их даже гастарбайтерами, по совести, называть нельзя. Они не гости, а хозяева. Они имеют полное моральное право жить в соответствии со своими традициями, коли уж вопрос о независимости Чечни и других республик был в свое время военным путем закрыт… Кадыров должен хоть как-то объяснять чеченцам, почему формально они равноправные граждане России, а реально некоторые в Москве оказываются (как по Оруэллу) равны более других».


По отношению к выходцам с Северного Кавказа это высказывание выглядит лукавым. В самом деле, где вы видели кавказцев, работающих дворниками, дорожными и прочими подсобными рабочими?

Эти «гастарбайтеры», напротив, занимают в России нишу «хозяев жизни», и поэтому, исчезни они, особого траура никто не испытает.
В остальном в диалоге, пожалуй, всё правильно.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1755

С большим удовольствием прочитала я статью Сергея Ачильдиева «Интеллигенция: место в истории». Статья настолько ясная и правильная, что захотелось её процитировать почти полностью и почти без комментариев.

Начало статьи не обрадовало утверждением автора о том, что русская интеллигенция практически исчезла с лица истории страны.

«Известный филолог Михаил Гаспаров предостерегал: «…вероятно, кончается… эпоха русской интеллигенции образца XIX в.» Писатель Даниил Гранин уточнял: «Русской интеллигенции нет, и это видно по событиям последнего времени»… Тот же Гаспаров считал, что ничего страшного не происходит, просто «русское общество медленно и с трудом, но все же демократизируется». Писатель Виктор Ерофеев полагал, что процесс вполне закономерен: «Цикл существования интеллигенции закончился. Она выполнила свои задачи настолько блестяще, что самоликвидировалась за ненадобностью».

Но в самом ли деле интеллигенция не нужна обществу? Не хочется этому верить. Кто же будет хранителями культуры общества? Хорошо, что не все смирились с тем, что интеллигенция больше не нужна стране.

«Но все же большинство было уверено: исчезновение интеллигенции — великое бедствие для России. Академик Никита Моисеев прямо заявлял:
«Исчезновение интеллигенции или исключение ее из духовной жизни общества — трагедия для нации, потому что влечет за собой отход народа от рампы истории в глубину ее сцены
».

Бесспорно то, что в настоящее время наша культура, а значит, и интеллигенция находятся в глубоком кризисе.

«Общий настрой был однозначен: интеллигенция не ушла на какое-то неопределенное время, она умерла, и скорей всего ее уже не будет в нашей стране. Впрочем, многим это все же не мешало призывать к возрождению интеллигенции, организовывать представительные конференции и симпозиумы, издавать соответствующие сборники научных и публицистических статей, проводить конгрессы интеллигенции Петербурга и даже всей России. Однако никаких конкретных, действенных способов и путей решения поставленной задачи выработать так и не удалось».

И всё-таки, что же такое интеллигенция?

«Согласно некоторым современным словарям, это «люди умственного труда, обладающие образованием и специальными знаниями в различных областях науки, техники и культуры; общественный слой людей, занимающихся таким трудом».

Да, именно такое определение интеллигенции я помню со времён институтской скамьи.

«Но подобная, с позволения сказать, «интеллигенция» никуда не делась: в России, слава богу, и сегодня живут миллионы образованных людей, в том числе квалифицированных специалистов в различных областях знаний, которые занимаются интеллектуальной работой.

На самом деле интеллигенция — понятие куда более сложное. Это не класс, не сословие, не «прослойка» (как это пыталось утверждать советское обществоведение), не общественный слой или социальная группа».


И вот, автор статьи даёт своё определение интеллигенции. Определение сложное, но ведь и само явление непростое.

«Интеллигенция — это социокультурный феномен, который образуется из представителей культурных слоев общества в условиях относительно мягкого авторитарного режима и является скрытым, а в иных случаях и явным противовесом государственной власти, в той или иной степени подменяя собой институты гражданского общества».

Таким образом, понятие интеллигенции смещается из области чисто культурной в область общественно-политической мысли.

«Главный вопрос человеческой истории, в том числе российской, — вопрос свободы…Но широкий интеллигентский диспут слишком часто подменял проблему свободы другими — «кто виноват?», «что делать?», «кто прав: западники или славянофилы, государственники или либералы?». В результате свобода осознавалась то как возможность доступа к тем или иным материальным и культурным ценностям, то как популистское понятие, вошедшее в расхожее сознание с Великой французской революцией, которая поставила свободу в один ряд с равенством и братством, то как «осознанная необходимость», в чем нас старательно убеждала марксистская идеология в ее советской интерпретации. Иногда свобода представала в виде социальных утопий, провозглашающих рай на земле, а порой даже обретала откровенно абсурдистские черты, как это было, к примеру, 27 января 1924 года, в день похорон главы советского правительства, когда на Красной площади красовался лозунг: «Могила Ленина — колыбель свободы всего человечества».

Нот ведь и свобода – понятие неоднозначное и многогранное. Свобода – от чего, свобода – для чего?

«Между тем во всемирной истории самое масштабное значение получили два философских идеала свободы, свойственные народам, которые принадлежат к двум цивилизационным моделям человечества — восточной и западной. Восточный идеал сформулирован в Бхагавадгите, одной из позднейших книг Махабхараты: «Когда через дебри заблуждений пройдет твой разум, ты достигнешь свободы от предписаний закона». Это идеал внутренней свободы, который нетрудно отыскать в любой из восточных религий — буддизме, конфуцианстве, ламаизме, синтоизме… Западный идеал вырос из первых монотеистических религий — иудаизма и христианства. Для иудеев идеалом свободы стал Исход из египетского плена, для христиан — принцип равенства всех перед Богом, ибо для Него «нет ни эллина, ни иудея»; а поскольку Бог есть высший закон, тот же принцип определяет и общее равенство перед земными, государственными законами. Этот идеал свободы предполагает также признание социальных прав личности, разнообразие выбора, ответственность за себя, своих близких и общество в целом».

Несмотря на то, что Советская власть сделала очень и очень много для того, чтобы интеллигенция полностью исчезла с лица нашей страны, всё же к середине ХХ века положение несколько изменилось.

«Фактически интеллигенция как явление общественной жизни исчезла: она уже не имела возможности выполнять свои основные функции, в частности быть духовным и морально-нравственным противовесом властям.
Но едва к середине 1950-х годов сдвинулась тоталитарная плита, интеллигенция мгновенно стала увеличиваться численно (главным образом за счет молодежи) и начала постепенно вновь обретать силу, требующую социальной свободы. Это второе пришествие интеллигенции было обусловлено не столько, как принято считать, хрущевской оттепелью, сколько желанием советского руководства догнать Запад в научно-техническом отношении и навести хотя бы относительный глянец на фасад своего режима. Именно в те годы было учреждено Сибирское отделение Академии наук, открыты сотни новых НИИ, КБ, десятки вузов, театров, киностудий, издательств, газет, журналов, радио- и телепрограмм… А значит, появилась необходимость в сотнях тысяч квалифицированных специалистов — ученых, конструкторах, инженерах, режиссерах, артистах, художниках, писателях, журналистах… Так заново создавалась среда, в которой рождается и живет интеллигенция
».

Но интеллигенция ХХ века и интеллигенция века ХIХ – это не совсем одно и то же. Изменилось время, изменились и задачи общественно-политического развития.

«Прежде всего она (интеллигенция) излечилась от двух своих прежних болезней — фетишизации народа и фатального пристрастия к экстремизму…Никто уже не стремился учить, просвещать народ, тем более призывать его к свержению существующего строя (хотя такая статья Уголовного кодекса именно в эти годы часто применялась к противникам режима). А диссидентское движение, начавшееся с демонстраций столичной молодежи под лозунгом «Соблюдайте Советскую конституцию!», до самого конца коммунистического режима так и ограничивалось коллективными письмами к властям и официальным общественным организациям, распространением сам- и тамиздата, пресс-конференциями для иностранных журналистов, пикетами и демонстрациями. Ни о каких более или менее серьезных попытках создания политических партий, которые ставили бы своей задачей свержение режима, или террористических формирований, нацеленных на устранение советских функционеров, не было и речи. Даже выдумщики из КГБ уже не пытались стряпать подобные «дела», как это сплошь и рядом практиковалось в сталинском ГПУ-НКВД-МГБ».

«Правда, возникли другие пороки. Главный — приспособленчество, которое вызывало раздвоение личности и разномыслие. Выработавшаяся под прессом тоталитарного режима способность говорить в публичных местах то, что «надо» (да к тому же умно и убежденно, чтобы поверили), а дома или в узком кругу среди своих — то, что думаешь, вошла в привычку. Эта привычка оборачивалась пагубными последствиями: исчезали искренность, откровенность и вера в собственные силы, уважение к себе и другим как к личности подменялось уважением к высокому (как представлялось) месту в общественной жизни… Нередко вынужденное раздвоение личности становилось одной из скрытых причин алкоголизма, а подчас и суицида.

Еще одно следствие всех этих пороков отечественной интеллигенции, в полную силу проявившее себя во второй половине ХХ века, — цинизм. Оно заметно нивелировало в интеллигентском сознании веру в гуманизм, справедливость, лучшее будущее и другие высокие идеалы. В приватных разговорах — а в конечном счете и наедине с самим собой — стали модными ирония, скепсис, сарказм, которые, как известно, оказывают разрушительное воздействие на личность
».

Не правда ли, как всё это знакомо? Кухонные разговоры, домашние посиделки, западное радио, двойная мораль. Об этом можно написать целое исследование.

«Впрочем, все это не помешало интеллигенции в 1991 году привести страну к еще одной революции. Эта последняя революция минувшего века оказалась, к счастью, куда менее трагичной: удалось избежать и октябрьского переворота в 1993-м, и гражданской войны. Тем не менее интеллигенция повторила две ошибки февраля 1917-го. Во-первых, она опять вошла во властные структуры и, конечно же, опять проявила там свою несостоятельность. А во-вторых, либеральная идея вновь оказалась оторванной от реальных за¬просов широких народных масс — слишком многие реформы минувшего десятилетия, от приватизации промышленности до монетизации льгот, осуществлялись без учета интересов миллионов людей.

Августовская революция 1991 года и последовавшие за ней события тяжело отразились на различных аспектах жизнедеятельности интеллигенции.

Прежде всего ухудшилось материальное положение интеллигенции, которая в психологическом и бытовом отношении наименее приспособлена к борьбе за физическое выживание
».

Подтверждаю: не раз приходилось слышать: мало вам денег платят – так бросайте свои интеллигентские занятия и идите заниматься бизнесом. Неужели так трудно понять, что мало того, что не все могут заниматься бизнесом, так ещё не все и хотят. Не все и должны заниматься бизнесом, поскольку вся страна не может торговать. Кто-то должен и производить что-нибудь, а кто-то должен и культурой заниматься.

«Состоится ли еще одно, третье, пришествие российской интеллигенции?
Если в стране и впредь сохранится нынешний авторитаризм в его довольно мягкой форме, возрождение интеллигенции более чем вероятно. Для этого потребуется, пожалуй, лишь одно — повышение материального благосостояния (хотя бы до уровня низших слоев западноевропейского среднего класса) тех, кто занят в сферах образования, культуры, медицины, науки и техники. Но если страна повернет в сторону демократизации, интеллигенция, скорее всего, исчезнет. Так случилось после крушения коммунистических режимов в Польше, Венгрии, Чехии… И в этом не будет никакой трагедии: в демократической стране интеллигенция не нужна, ее функции возьмут на себя институты гражданского общества
».

Парадокс! Не соглашусь! Просто в демократическом обществе интеллигенция должна заниматься своим исконным делом – быть выразителем общественной морали, хранителем национальной культуры, без которой нет нации.

«В наши дни, несмотря на резко уменьшившееся по сравнению с концом 1980-х — началом 1990-х годов значение интеллигенции в жизни общества, сохраняется большинство форм ее существования. При этом ведущую роль все чаще приобретают некоммерческие организации, образованные для участия в решении острых социальных проблем. Одни из таких организаций являются всероссийскими, как, например, общество «Мемориал» или Комитет солдатских матерей. Другие действуют на региональном уровне — движение «Живой город» в Петербурге или аналогичная «Архнадзор» в Москве, а также многочисленные благотворительные организации, которые объединяют в своих рядах тысячи волонтеров, помогающих социально незащищенным слоям общества. Некоторые трансформировались из советских полугосударственных в независимые структуры, как Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК)».

«…в случае перехода России к либеральной демократии европейского типа интеллигенция как феномен, как явление отечественной жизни последних, по крайней мере, полутора веков, скорее всего, исчезнет. Но это вовсе не означает, что окончательно исчезнут и все интеллигенты. Немногие из них, конечно же, останутся. Они будут размышлять о судьбах страны и мира, дискутировать о вечных ценностях, и по ним, как по своего рода эталонам в Палате мер и весов, общество будет сверять уровень своей культуры, нравственности, внутренней независимости…»

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1756

Елена Невзглядова написала замечательное эссе «Георгий Адамович: стихи и проза». Удивительное дело, но, несмотря на то, что в эссе нет ни слова о личной жизни писателя, а только о его литературном творчестве, читать очень интересно. Так бывает довольно редко. Сразу видно, что Елена Невзглядова написала своё эссе с большой любовью к Георгию Адамовичу, вложила в текст много личного. В поэзии Адамовича автор эссе не видит ничего особенного, а вот прозу его, эссеистику оценивает довольно высоко. Эссе интересно ещё и тем, что Невзглядова проводит параллели от Адамовича к современной литературе.

Цитаты: «Распространившаяся, как борщевик, фантастика цветет на книжных полках, вытесняя все вокруг, и если на борьбу с вредным растением отпускаются значительные суммы, то бороться с засильем эрзаца литературы приходится в одиночку… И еще. Постепенно литература переходит из области художественного вымысла в область критики и истории литературы. Невозможно сейчас перечитывать Олешу или Пильняка, да и Горького, я думаю, тоже. (Я говорю о литературе второго ряда.) Достаточно прочесть небольшую заметку Адамовича о «Зависти» Олеши, чтобы понять все, что содержит в себе этот «беллетристический комментарий» к проблемам российской действительности. Художественный вымысел перебирается в детскую комнату или становится развлечением в часы отдыха. А эссеистика занимает место высокого искусства. Они поменялись местами.
Кое-что Адамович предвидел. Например, о Сартре он сказал: «...писатель с каким-то кибернетическим привкусом в творчестве, первый, давший возможность почувствовать то, что, может быть, ждет людей в далеком будущем. Он не пугает, но читателю страшновато» (с. 197). Это далекое будущее наступило. Выморочная или изощренная антиутопия типа нашего Пелевина или Итало Звево — разве это настоящая проза?»


Не со всеми утверждениями Невзглядовой, наверное, согласятся читатели, поскольку многие всё-таки читают Олешу, Горького и Пильняка с интересом, да, наверняка, найдутся и поклонники Пелевина, но всё же столь определённое мнение не может не вызывать уважения.

А вот как говорит Адамович о революции: «Народные волнения и перевороты <...> движутся и одушевляются двумя идеями: идеей свободы и идеей справедливости, или иначе — равенства. Но понятия эти вовсе не дополняют одно другое, как мы часто по инерции считаем, а друг друга исключают. Никакой гармонии между ними достичь нельзя… равенства человек не хочет»

«О старости. «Но теперь мне почти все стало казаться так глупо и ничтожно, настолько „ни к чему“, что, честное слово, предпочитаю я сидеть у себя сложа руки и смотреть в потолок. По крайней мере, „покой и свобода“! Раскроешь журнал: Боже мой, о чем они пишут! и как пишут! Пойдешь на какое-нибудь собрание: Боже мой, какие самодовольные физиономии, какое пустословие! Хочется бежать, выйти на улицу, где небо, дождь, ветер, и никто не лезет из кожи, чтобы продемонстрировать, какой он умный… Но в глубине-то души я прекрасно знаю, в чем дело, и, если бы не лукавил, должен был бы сказать себе: ничто не изменилось, люди не хуже и не лучше, чем были прежде, это ты, голубчик, уходишь мало-помалу из жизни, выпускаешь ее из рук…» (чеховская мысль из «Скучной истории») (с. 217)» По-моему, просто потрясающее наблюдение.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1757

Очередная статья Станислава Яржембовского «Демократия и res publika» посвящена проблемам государственного устройства, но не только. Интересны рассуждения автора о роли демократии в культурной жизни государства.

«История показывает, что демократия как политический принцип не дала ничего сверхъ¬естественно ценного в духовном развитии человечества; зависимость от народа, пожалуй, хуже… Подобно тому как плохие времена рождают хорошие шутки, деспотические времена странным образом способствуют рождению высокого искусства: достаточно сравнить культурные достижения в России «благословенных» (с точки зрения либералов) 1990-х годов с достижениями суровых до жестокости 1920-х.

Демократия в культурной области — это всегда засилье пошлости, а что для культуры страшнее, тьма власти или власть тьмы, — это еще вопрос. Демократия в культуре — это в конечном итоге власть постмодернистской плесени-ризомы, власть низменного
».

«Когда-то Лев Толстой так обозначил принципиальное различие между образованным классом и народом: «У народа жизнь высокая (трудовая), но идеалы подлые, у нас жизнь подлая (паразитическая), но идеалы высокие». Увы, время высоких идеалов образованн¬ого класса безвозвратно ушло, его нынешние идеалы зашкаливают в своей беспредельной подлости. При всех издержках ныне дружно оплевываемого социалистического строя нельзя не признать, что при нем власть все-таки прививала народу высокие идеалы, хотя довольно топорными методами, да и ценой слишком уж низкого уровня материальной стороны жизни. Что же касается общества потребления, к которому наконец-то скатились и мы, то сейчас именно интеллектуальная мансарда прививает обществу самые низменные, самые «подлые» идеалы».

«Демократия допустима (с оговорками, как наименьшее зло) в качестве механизма организации политической власти. Все ее поползновения на другие аспекты жизни должны решительно пресекать¬ся: ни в культуре, ни в науке, ни в образовании для демократии как власти низменного в каждом человеке никакого места быть не должно. Хватит поклоняться бессмысленному идолу тотальной демократии».

Неожиданные выводы. Но если вдуматься хоть чуть-чуть, то видно, что автор абсолютно прав.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1758

Философский комментарий Игоря Смирнова «Исключение» оставил после прочтения стойкое впечатление, что я прочитала главу из учебника логики.

В рубрике «Литературные нравы» в большой, продолжающейся публикации Самуила Лурье «Нечто о лит. ненависти, о т.н. лит. совести. Нечто вроде эпилога» сегодня прочитала интересную цитату, касающуюся четы Герценов. Известно, что когда Герцен после очередной ссылки хотел уехать за границу, ему не сразу дали разрешение на выезд: политически неблагонадёжный всё-таки. Потом всё же дали. Так вот, оказывается, не всегда судьбы наши вершит высокая политика, иногда и простые женские проблемы и взаимоотношения могут сыграть решающую роль.

«Императрица Александра Феодоровна не раз и не два просила императора Николая Павловича выдать загранпаспорт надворному советнику Герцену: пусть этот господин — болтун, пусть даже злостный (хотя старуха Жеребцова говорила графине Тизенгаузен, что он исправился), — но ведь жена его не виновата; а если они не уедут, она погибнет; у них четверо детей умерли, едва родившись, из выживших троих один — глухонемой; четверых малюток похоронить — более несчаст¬ной женщины нет, наверное, на свете; доктора говорят: в следующий раз умрет и она; или потеряет рассудок; как еще не потеряла; медицина бессильна; но климат южной Италии, но теплые морские ванны иногда помогают в таких случаях».

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1761
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Янв 06, 2012 4:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Москва", 2011, №12.

В очередной раз приятно удивила своим творчеством Валерия Шубина. На этот раз рассказами под общим названием «Время года: сад». Здесь всё сошлось: и замечательный язык, и содержание, с одной стороны, деревенско-дачное, а с другой – интеллектуально-литературное.

Первый рассказ – «Орфёнов, мэтр-эталон» - о странном человеке, который, однако, прекрасно разбирается в литературе. Все его рассуждения о литературе и писателях вполне остроумны, правдивы и правильны. Так, он говорит, что для того, чтобы составить себе представление о произведении того или иного автора, вовсе не обязательно читать произведение до конца. «Достаточно абзаца в начале, абзаца в середине и абзаца в конце, чтобы составить впечатление о качестве текста». Лично я с этим согласиться никак не могу, но некоторые, знаю, именно так и читают.

А суждения Орфёнова о прочитанном весьма резки. «Гляньте, почти типичное неумение писать. Нежелание работать над словом элементарное. Нежелание даже прочесть свой текст. Что это? — Он утыкался очками в книгу. — «Истолкование моего личного растворения...»! Такие фразы пишутся не думая, в полусне. Может быть, левой ногой. «...Должно иметь столь прогнозируемо вульгарный характер...» Людям нечего сказать, а они говорят, вынуждены говорить. Тихий, незаметный ужас. Впрочем, кое-кто замечает. — Он листал дальше. — «...в текучей непрерывности усреднения...» Все! Не могу, увольте. Маленький экскурс в царство лабуды завершен. Нет школы, нет выучки, нет еще чего-то существенного. Архи! Супер!! Лабудистика. Антон Чехов в таких случаях говорил: пишет, подлец, как в гробу лежит». Да, многие, к сожалению, нынче так пишут.

А дальше пошли более конкретные оценки. «А кое-какие авторы, вроде австриячки подросткового туалета фрау Елинек, вообще вытряхивались в отстой со своей «Пианисткой», засыпались известью и сравнивались с землей. Камня на камне не оставлял Орфёнов на этом захоронении». Тут соглашусь на все сто.

Но есть писатель, которого знаток Орфёнов ценит очень высоко. «На другой день явился с тележкой и двумя сумками — вылитый мешочник, только светлоликий и лучезарный. Долго развязывал веревки, расстегивал крепления, разводил молнии. Не раздеваясь, извлек на свет божий кучу томов в самодельных надежных переплетах, на них опустил обычные книги, все с именем, тисненным на коленкоре: МАРСЕЛЬ ПРУСТ». Почему именно Пруст? «— Великий художник, — строго сказал Орфёнов, — открыл и показал, что основным содержанием жизни так называемого маленького человека является не любовь, не труд, не карьера, даже не деньги, но непрерывная возня. Гениально отражено в фильме «Малыш». Вываривающая повседневность, копошение — такова участь обычного, то есть обыденного, человека. Она держит, заражает, приучает к себе, наконец, перерождает. И как эпилог — задвигает в дебри привычки. Тем глубже, чем незначительней система закоренелых привычек». Думаю, многие пожелают с этим утверждением поспорить.
Бесспорным является другое – Пруст не относится сегодня к чтению массовому. «Читают, дай бог, сотни во всем мире, а скорее десятки. Ну и что? Он, Марсель Адрианович Пруст, классик мировой литературы тысячелетий. Один из обычных парадоксов литературы. Если на всем земном шаре… Пруста читают хотя бы человек пятьдесят, это нормально».

На самом деле, вот вопрос: нужна ли такая литература, которую не читают? Или, поставим вопрос более корректно: которую не читают массово? Орфёнов считает так: «Есть вещи, которые спокойно обходятся без читателя, зрителя, слушателя… Эти вещи сами выбирают, кому им нравиться. Классический пример обратного — Малевич Казимир. Да сгинет, пропадет без зрителя. Рассыплется в прах. Это вам не «Джоконда», которую обтекает время. И пусть себе пролежит в запаснике полтора года, двадцать, сто лет». По-моему, спорно. Может, через лет эдак… 500, скажем, и «Квадрат» пойдёт на «ура». А вот литература устаревает быстрее. Устаревает язык, проблемы, стиль изложения. Немногие писатели остаются читаемыми по прошествии хотя бы полутора-двух веков. Гоголь, например, которого Орфёнов (и тут уж не только он) ставит очень высоко.

А вот как хорошо сказано в рассказе о музыке Баха, «которого все, в том числе и родная семейка, величали «старым париком». Меж тем авторитеты считают: если Бог выкраивал время для отдыха, то для того, чтобы в кругу ангелов послушать музыку старика Иоганна Себастьяна. Ангелам же Бог оставлял Моцарта».

Вообще, рассказ Шубиной затрагивает многие проблемы художественного творчества и этим напоминает не художественную прозу, а эссе на темы искусства. Мне, к примеру, очень близко оказалось высказывание о том, что помимо литературного таланта у писателя должно быть за душой то, что он может сказать людям, то, что он пережил сам, то, что так или иначе присутствовало в его биографии. «Что такое биография писателя, если не история его ушибов в нежном отроческом возрасте».

Второй рассказ - «Время года: сад» - в первую очередь покорил своими прекрасными описаниями деревенской природы. А начинается он таким вот поэтическим абзацем: «Остановленное мгновенье перестаёт быть прекрасным. Таким оно видится после – когда пройдёт. Так, покоясь на чувстве утраты, время обретает в нас дух, психологию и условность, а с ними притязания человека на вечность»

Описания природы у Шубиной не просто прекрасны – они пронзительны по своей прочувствованности: природа у Валерии Семёновны живая, она относится к ней как к живому существу (так оно в сущности и есть). Вот она пишет о том, что окапывать яблони в саду надо вовремя, когда ещё живность не впадает в зимнюю спячку: «на зиму лягушки зарываются в землю, впадают в спячку. Однажды, перекапывая, я поранила ни в чём не повинное существо и впредь зареклась нагонять своё упущение за счёт чужого несчастья»

О яблонях: «А райские яблочки продолжали падать и расшибаться о робкий снег, который сделался сплошь в красных брызгах… До меня наконец-то дошло, что могучее древо потому и сбрасывает яблочки, чтобы человек нагибался и тем держал себя в физической форме»

Но и здесь есть много интересных мыслей о литературе. Вот, к примеру:
«Литературу стали путать с медициной, предлагая в качестве романов, повестей, рассказов истории болезней, требующих не тиражирования, а исключительно дезинфекции?!» Тут, думаю, примеров можно привести немало.

А ещё по рассказу, как жемчужинки, разбросаны очень простые, но очень верные мысли:

«Счастье – это когда в дождь удаётся разжечь костёр одной спичкой, без специальных горючих средств, отравляющих зыбкий осенний воздух, и он горит как ни в чём не бывало». Насчёт костра – не сталкивалась так вплотную, а вот о счастье задумывалась, поэтому соглашаюсь с Валерией Семёновной безоговорочно.

http://sinus.1bbs.info/viewtopic.php?t=41 (здесь немного о счастье)

«Несправедливо требовать от людей простоты, ведь это самое сложное в жизни»

http://www.proza.ru/2010/10/11/853
http://zebrae.org/-show=repot_1.htm

Повесть Ивана Сабило «Предел прочности» вызвала стойкое впечатление неприязни к её герою. Почему? Сейчас попробую объяснить.

Повесть написана от первого лица. Герой – писатель Юрий Крайнев, попав по пьяному делу в милицию, пытается всячески обелить себя, оправдаться, не брезгуя даже элементарным враньём. Может быть, само по себе это и не особо впечатлило бы, но начало повести говорит нам о том, что Юрий – человек небесталанный (его книга готовится к печати) и довольно принципиальный (отказывается писать рецензию на непонравившийся ему роман за деньги, хотя никто и не просит писать рецензию положительную). Что же с ним происходит дальше? Гордясь сам собой за удачный день (проявленная принципиальность и хорошая новость о собственной книге), он совершенно импульсивно знакомится на улице с хорошенькой девушкой и приглашает её в ресторан. Нормальный поступок, в принципе? Было бы ничего особенного, если не учитывать то, что во-первых, он женат, а во-вторых, бросив жену и маленькую дочь, живёт с другой женщиной. Так вот, в ресторане он случайно оказывается за соседним столиком с тем самым неприятным ему автором, рецензию на чей роман он отказался написать. Выпив почти целую бутылку водки в одиночку, он начинает вести себя неадекватно: скандалит с неприятелем, некорректно ведёт себя с девушкой, которую сам же и пригласил, в результате чего девушка уходит, обидевшись. Видимо, водка настолько ударяет по мозгам Крайневу, что он по непонятной для меня (и себя) причине отнимает у швейцара ресторана деньги, а потом, упёршись и не желая признавать свою дурость, отказывается деньги отдать и выдумывает для себя оправдание: мол, швейцар должен был разменять ему крупную купюру и решил кинуть его.

Дело не стоит выеденного яйца, но упёртость пьяного писателя привела к тому, что его забрали в милицию и завели на него уголовное дело, Причём, Крайнев упорно продолжает гнуть свою линию: мол, не я взял, а у меня взяли. Даже на очной ставке со швейцаром ему не стыдно врать пожилому человеку прямо в глаза. Себя он оправдывает очень просто: ему стыдно признаться в своём немотивируемом поступке. А чтобы как-то показать свою значимость, он придумывает для себя версию, что всё пережитое им будет служить материалом для новой повести.

В процессе написания этой новой повести писатель задумывается и о себе как о личности. У него получается, что личность он вполне неплохая, вот только не повезло ему в жизни. В самом деле, с женой он ещё не развёлся (подумаешь, уже три года как не живёт с ней!), а у неё уже другой мужчина завёлся! Коварная! По-видимому то, что сам он давно живёт с другой женщиной, а в ресторан ходит с третьей, ему представляется вполне нормальным. Но всё же что-то в мозгах у Крайнева сдвигается, и он решает позвонить швейцару и попытаться объяснить ему импульсивность своего поступка (не подлость, а именно импульсивность).

Дальше идёт последняя страница повести, которая совершенно неожиданным образом поворачивает ситуацию от фарса к трагедии. И последний абзац вроде бы показывает, что осознал писатель свою неправоту, но почему-то ему стойко не веришь. Не осознал он ничего. Просто за себя боится.

Очень хорошо показал Иван Сабило непорядочного, трусливого и себялюбивого человека. А то, что он – писатель, «инженер человеческих душ», - ещё больше показывает глубокий упадок духовной жизни нашего общества. Вот интересно, ситуацию автор придумал или рассказал подлинный эпизод из жизни своей или чьей-нибудь? Уж больно подробно и достоверно описано всё, что касается милиции, следствия, психиатрической экспертизы…

http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=487

Рассказ Евгения Эрастова «Забытая рукопись» продолжает тему писательского труда. Герой рассказа, от лица которого и ведётся повествование, занимается тем, что пытается воссоздать жизнь и творчество своего современника, знакомого, безвременно погибшего поэта Виктора Бибикова. Поэт этот – вымышленное лицо (или вымышленное имя), но мне было интересно читать о литературоведческих поисках героя, которые проходили по знакомым мне местам – города Юрьев, Лакинск.

Рассказ молодого писателя Михаила Чуева «Последняя просьба Мурика» не произвёл особого впечатления. Довольно неплохо описан работавший на строительстве дачи автора туркмен Мамед-Мурад. Работал, беседовал с хозяином на разные темы, потом ухал к себе на родину. Вот и всё, собственно.

Сергей Крылов свою публикацию «День рождения» посвятил 70-летию разгрома немцев под Москвой и дал ей определение «Поэма». На самом деле это детские воспоминания, впечатления ребёнка. Реальных фактов, связанных с войной, там немного, но хорошо показано восприятие реальности ребёнком.

Интересная статья доктора экономических наук Александра Анисимова «Об истинной экономической силе Китая» рассказывает о том, как Китай достиг своего нынешнего экономического положения. В настоящее время экономика Китая вышла на первое место в мире по уровню ВВП. И это при всём при том, что китайские СМИ не дают полной информации о своей экономике. Описано всё так замечательно, что захотелось тут же переехать на ПМЖ в Китай. Но остановила мысль: если всё так у них хорошо, то почему же масса китайцев живёт и работает в России? Почему уровень жизни китайцев не соответствует экономическому развитию страны? И, наконец, а для чего же тогда повышать уровень производительности страны, как не для повышения жизненного уровня народа?

Доктор философских наук Валерий Расторгуев в своей статье «Ярославский политический форум» даёт развёрнутую информацию о прошедшем в Ярославле саммите, на котором рассматривались многие важные проблемы жизни страны. Одной из основных тем форума стали национальные взаимоотношения.

В рубрике «Что изменилось?» опубликован сказочный рассказ Андрея Платонова «Путешествие воробья». Рассказ очень лиричный, грустный, нежный. Написан очень хорошо. Непонятно только, почему его включили в эту рубрику. Потому что изменилось всё. Нет уличных музыкантов у памятника Пушкину, а если бы и были, их было бы не слышно из-за городского шума. Нынешние уличные музыканты не играют просто так, для души и для людей. Только за деньги.

Тему мультикультурализма затрагивает статья Ирины Орловой «Африка колонизует Европу». Автор даёт определение мультикультурализма, историю появления этой идеи.

«В США мультикультурализм первоначально был ответом белых переселенцев из Европы на «движение за равные права» чернокожего населения Америки. Смысл «ответа» в следующем: поскольку все — ирландцы, поляки, немцы — могут в Америке преуспеть, не нужно выделять негров, ставить их в привилегированное положение, повсеместно помогая им. У них те же равные шансы, как и у других. Сегодня в США этот термин приобрел новое значение и стал употребляться не только в связи с этничностью. Его подхватили борцы за равноправие полов, представители сексуальных меньшинств, претендующие на то, чтобы их сексуальные пристрастия также считались особой «культурой».

Первоначально предполагалось, что идею мультикультурализма ждёт большое будущее. «Предполагалось, …что концепция мультикультурализма заменит идею единой нации-государства. Вот это главное в новой теоретической конструкции,как показала практика, и оказалось утопией».

Более того, «ученые обращают внимание на то, что принцип мультикультурализма находится в противоречии с принципом равенства возможностей. Право быть иным может само по себе рождать оправдание неравенства. Льготы слабым, политика привилегий, квотирования, неизбежно ведут к дискриминации сильных. В этой связи мультикультурализм как теоретическая концепция служит цели дискриминации и деструкции базовых культур, лежащих в основе развитых обществ».

В результате такого перекоса в сторону национальных меньшинств получилось вот что: «если в ХIХ веке Европа колонизовала Африку, то в ХХI веке Африка колонизует Европу». Сомнительную честь стать первой в Европе нацией, добровольно отказавшейся от численного преобладания на собственной территории, скоро приобретут англичане. По информации лондонской мэрии, в самые ближайшие годы белые в столице Британии станут меньшинством».

Подвергнут критике и мультикультурный подход к системе образования. «Существование отдельных национальных школ противодействует интеграции детей иммигрантов в общество. Национальные школы не формируют потребности в знании немецкого языка, лишают их социального лифта для продвижения наверх. Турецкие дети ходят в турецкую школу, читают книги на турецком языке, живут в турецких анклавах, смотрят по спутниковому телевидению турецкие каналы и при этом пожизненно получают немецкие социальные пособия».

Затронуты в статье и проблемы толерантности, которые вплотную соприкасаются с проблемами мультикультурализма. В действительности оказалось, что «толерантность существует только до определенного предела».

Эти проблемы, вплотную коснувшиеся западной Европы, касаются и нашей российской действительности, и мы ощущаем это на себе ежедневно, хотя, конечно, передовые умы, да и просто мыслящие люди понимают, что так быть не должно.

«Продвижение» меньшинств в культурной сфере не должно осуществляться за счет нарушения культурных прав большинства, имеющих все основания оберегать и защищать свои культурные нормы, представления и ценности и быть «нетолерантными» по отношению к псевдорелигиозным миссионерам, сектантам-проповедникам, к агрессивно рекламирующим себя представителям секс-меньшинств. Нельзя оказывать приоритет индивидуальным правам любой персоны или группы перед правами большинства, коллективным правом членов общества на защиту своих традиционных культурных норм и ценностей, своих экономических и социальных прав».

Выводы, которые делает Ирина Орлова на основании документов международных симпозиумов, просто шокирующие. «Мультикультурализм стал национальной катастрофой… Ни одна нация не рождается мультикультурной, такое состояние для нации неестественно, оно приводит ее к вырождению».

Пока к таким выводам пришли лидеры европейских государств – Германии, Великобритании. Неплохо бы и нам присмотреться к ошибкам Запада, чтобы хоть в небольшой степени избежать их по возможности.

http://www.moskvam.ru/zhurnal/publication/?id=496

Совершенно очаровательная и забавная статья «Искусство страдания» получилась у студентки Вероники Васильевой. Статью свою она посвятила поэзии Антона Васильева. Видно, что девушке стихи нравятся, её переполняют эмоции, она искренна, и это большой плюс её статьи. Но иногда, видимо, эмоции перехлёстывают, и тогда из-под пера выходят странные, немного корявые фразы, прямо для рубрики «Как это по-русски?»

Например:

«В сборнике стихов с грустным названием «Пока мы здесь» скрывается многоженство сильных слов и образов. К примеру, в стихотворении с весенним названием «Букет» фигурируют искусственные цветы: «И плачут веточки берез / Над неухоженной могилой... / Как много в мире этом слез, / Как мало слов для мамы милой!» При чём тут «многоженство»? Или всё-таки «множество»? И где искусственные цветы в процитированном четверостишии?

«Человеческая конечность — главный страх любого жильца, наш рок». А тут лучше бы сказать «конечность человеческой жизни», потому что «человеческая конечность» - это рука или нога.

«Однако фатальный исход жизни умножает значимость человека во сто крат, ведь жизнь нельзя воскресить, перезапустить, обратить, жизнь — одна, а значит, и каждый прожитый день необыкновенно ценен и уникален, ведь другого такого не будет». «Жизнь нельзя воскресить» - неправильный оборот. Человека нельзя воскресить. Жизнь изначально живая, её не надо воскрешать. Её можно лишь повторить.

«Антон Васильев обладает уникальной способностью в своих стихотворениях смешивать современный мир высоких технологий с бесконечными проводами, виртуальными компьютерными мирами, абсолютно непривлекательным бытовым миром чайников, лампочек и вилок с миром волшебным, причем волшебство возникает именно благодаря этой контрарной полюсности — интерференции в мир обывательский фантастического видения». А здесь автор просто запуталась в сложной фразе. В первой половине фразы «смешались» сложные технологии и чайники, а во второй перепуталась «контрарность» с «контрастностью».

«Каждая строфа — каждая страница рассказывает о пережитом дне, о мучающих переживаниях или же о каком-то смешном случае, записанном с улицы». Нехорошо сказано – «случай, записанный с улицы». Случай может быть подсмотренным на улице, да и то, скорее не случай, а происшествие, к примеру.

http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=497

Статья доктора филологических наук Владимира Перхина «Русская Золушка елизаветинских времён» рассказывает нам об истории создания балета Сергея Прокофьева «Золушка». Статья интересна тем, что на основании документов утверждает: Прокофьев создавал свой балет не на основе сказки Шарля Перро, а на основе русского материала, народной сказки в изложении Афанасьева. А это очень важно, поскольку балет создавался в годы Великой Отечественной войны, и должен был служить идее русского патриотизма.

В рубрике «Русские судьбы» журнал опубликовал замечательный очерк Бориса Черных «Отче наш». Это – воспоминания сына о своих родителях, о своих корнях, о страшных послереволюционных годах. Простыми словами Борис Черных описывает, как были разрушены жизни обычных людей, крестьян, которых неизвестно по какой причине сорвали с мест и отправили кого в ссылку, а кого и сразу на тот свет – отправили тайно, подло. Недаром ведь до сих пор многие архивы тех лет закрыты. Видимо, там скрываются совершенно необъяснимые жесточайшие поступки советской власти. При чтении этой публикации на глаза наворачиваются слёзы стыда за свою страну, слёзы беспомощности – мы бессильны в противостоянии власти. А ещё мы ужасающе беспамятны. Немногие из нас в состоянии заглянуть в прошлое дальше собственных родителей. А ведь жизнь не на нас началась. Но при таком отношении может кончиться на наших детях. И если каждый из нас узнает и запишет хотя бы историю своей семьи, как Борис Черных – это будет важным вкладом в историю нашей страны.

Рассказ Николая Иванова «Дела земные» воссоздаёт перед нами один эпизод чеченской кампании. Надо сказать, что самому автору пришлось повоевать в Чечне и даже побывать в чеченском плену, так что пишет он со знанием дела.

Эпизод, описанный им, абсурден до безобразия. Дело было перед очередными выборами. В десантную разведроту поступает указание из Москвы – встретить депутата Госдумы, взять его с собой на боевое задание, чтобы он там сфотографировался в боевой обстановке, но чтобы при этом с головы московского политика ни один волос не слетел. Старший лейтенант Ярыш – командир роты – решает выйти из ситуации с наименьшими затратами: с помощью контрактников инсценирует для московского гостя боевой вылет вертолёта. Депутат попадает под обстрел, участвует во взятии в плен боевиков, фотографируется, и, с чувством выполненного долга, возвращается в Москву. Всё, вроде, прошло благополучно. Но тут из Москвы раздается очередной телефонный звонок. Начальство требует от Ярыша, чтобы он представил депутата к боевой награде. И вот тут лейтенант выходит из повиновения. Он отказывается от такой явной фальсификации. В результате Ярыш лишается должности. Такая вот абсурдная ситуация. Политикам, особенно перед выборами, наплевать на то, что где-то в стране идёт война, мальчишки гибнут. У них, у политиков, своя война – за тёплые сытные места. А старший лейтенант Ярыш думает не о крахе своей военной карьеры, а о том, кто же завтра поведёт в бой его бойцов?

http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=505

Тему войны продолжает рассказ Юрия Хабибулина «Брат». Только здесь речь идёт о другой войне – о войне в Грузии 90-х годов прошлого века. Грузины убивали грузин с кавказской нетерпимостью. А Сергей – русский по национальности – работал в Тбилиси в госпитале. Однажды после очередного обстрела он находит в кустах возле госпиталя раненого бойца, совсем мальчишку. Рискуя собственной жизнью, он решает попытаться спасти парня. Но мальчишку находят и боевики, и пытаются на глазах у Сергея добить его. Война есть война. Сергей мог бы просто отойти в сторону. Он и так сделал всё, что мог. Но он закрывает своим телом раненого и пытается уговорить боевиков не добивать раненого. И случается чудо. Глава боевиков подходит к раненому поближе и вдруг узнаёт в мальчишке собственного сына. Гражданская война – самая ужасная из войн, поскольку ставит по разные стороны баррикад близких людей. Конец рассказа – открытый. Неизвестно, выживет ли раненый, но понятно то, что Сергей совершил в своей жизни поступок, может быть, самый главный – он спас человека. И можно надеяться, что что-то перевернулось и в душах боевиков. Прежде чем стрелять, может, будут они смотреть в лица противников, в глаза своих соотечественников.

http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=507

Рассказ Дарьяны Антиповой «Козулька» мне не понравился. Какая-то девочка в нём получилась странная, с больной психикой. Да и военный городок не похож на военный городок.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Янв 15, 2012 3:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Наш современник" 2011, №12.

Повесть белорусского писателя Олега Ждана «Гений» поначалу захватила предчувствием чего-то необычайного. Главный герой повести – Трифон – человек не от мира сего, талантливый, своеобразный художник. Как и многие талантливые люди, он не нашёл своего места в жизни. Правда, они ещё молод, ему нет и тридцати лет, так что, может быть, вся лично-семейная жизнь у него ещё состоится, но на данный момент он живёт вместе с мамой, безмерно его любящей и жалеющей, но ничуть не понимающей. И маму свою он за это чуть ли не ненавидит, но и жить без неё не может. Это вовсе не редкий тип отношений родителей и взрослых детей. А основания для тревоги у мамы Трифона есть. Ведь и школу её сынок закончил кое-как, и послешкольного образования не получил, и на работу устроился с трудом: взяли его на завод, оформив слесарем, но на деле художником. Вся беда в том, что пишет портреты Трифон, как всякий талантливый художник, не так, как человек хотел бы видеть себя, и не так, как видит его объектив фотоаппарата, а так, как видит сам Трифон. А это нравится не всякому. Да что там говорить, никому не нравится. И вот, после очередного задания – написать портреты передовиков производства для доски почёта – с завода его увольняют. А тут и мама уезжает родственников навестить. И остаётся Трифон в квартире один. И тут закончилось очарование повести, потому что пошли описания сложных отношений гения с женским полом. Не то, чтобы женщины его не любили, но он и сам не особо привлекал их. Некрасив, мал ростом, плохо промыт, без денег и приличного жилья, но с очень большими амбициями. Казалось бы – поменьше разборчивости – и всё сложится. И нашлась ведь хорошая девушка, разглядевшая в Трифоне талант, но художник её не принял. Уж больно своей заботливостью напоминала она ему мамашу.
А мама из поездки так и не вернулась. Умерла в гостях. И с Трифоном произошло то, что и должно было произойти. Не буду раскрывать всех тайн, может, кто захочет сам прочитать.

Но всё же, чем же меня зацепила повесть? Поначалу – очень точными рассуждениями о творчестве и не только. Вот некоторые цитаты:

«Каждый настоящий художник пишет такую [жизнь], какой живёт сам»

«Гении – не исключение, их много, только люди не знают об этом. Гениальность может выявляться через профессию – художника, философа, математика,- но вообще к профессии отношения не имеет. Профессия – это усердие, способности, талант… Каждое измученное лицо – гений. Гений не сила, а слабость, он совершенен, а потому не может бороться с толпой. У них, гениев, особая, сквозная судьба и доля: не исчезать окончательно, а умирать и снова возрождаться»


Вот о взаимоотношениях родителей и детей: «Он не просился на свет. Она его родила и потому не имеет права жаловаться на судьбу. Вместе с ним она должна принимать эту муку. А вы думали – радость? Христос – на муку, а вы – на удовольствие? Все на муку, кроме глупцов и тиранов»

Вот о любви, как родительской, так и прочей: “Нет ничего более постылого, чем назойливая любовь. Да и любовь ли? Не страх ли потерять единственный спасательный круг?»

О «слабых» женщинах: «Слабые так легко не сдаются. Что-что, а терпение у них есть. Мы будем ждать до гробовой доски. Им не приходит в голову, что верно и пожизненно ждут люди, которым ничего больше не остаётся и которые ни на что, кроме как на тупое ожидание не способны».

О чём же повесть? О том, пожалуй, что гениальность так просто не даётся человеку. Взамен у гения отбирается что-то очень важное для обычной жизни – умение просто жить, быть может.

http://www.lim.by/limbyfiles/nem9_2011.pdf

Рассказ белорусской писательницы Раисы Боровиковой «Метеоритное железо» намекает на то, что ни один наш поступок не остаётся без внимания свыше, и за неправедные дела неотвратимо следует наказание. Героиня рассказа не успела совершить некрасивого поступка измены мужу (хотя кто бы её осудил за это – ведь муж сам давно изменил ей), но тем не менее предупреждение от высших сил она получила. И, скорее всего, в следующий раз она очень сильно подумает прежде чем привести на дачу постороннего мужчину.

Белорусский писатель Георгий Марчук написал очень поэтическое произведение «Давид-Городокские каноны». Очень хорошие, добрые слова сказаны им о своём родном селе. Каждый рассказ посвящён чему-то одному: саду, цветам, школе, реке, дому, и всё вместе – малой родине писателя.

Рассказ белорусского писателя Сергея Трахимёнка «Родная кровинка» возвращает нас в годы второй мировой войны, в глухую белорусскую деревеньку. Жители деревни попали между молотом и наковальней – и захватчики, и партизаны регулярно наведывались к местным жителям за провиантом и тёплой одеждой. Героиня рассказа в те годы была ребёнком, а помимо неё в семье было ещё трое своих детей и одна приёмная дочь. Эту последнюю девочку принёс в многодетную семью командир партизанского отряда – отдал, так сказать, на сохранение, поскольку даже в годы войны и в условиях партизанской лесной жизни дети всё же иногда рождались, вот только растить её жена партизанского командира не могла. И простая деревенская женщина взяла ребёнка, растила его как своего, кормила грудью, и, конечно же, полюбила как свою собственную. А когда партизанский отряд отходил, родители девочку забрали. Следы ребёнка потерялись навсегда. Кончилась война, прошли годы, и мать героини захотела узнать, где и как живёт её «кровинка». Чтобы не расстраивать пожилую женщину, её родные дети стали придумывать ей истории из жизни выросшей девочки. Выросла, мол, выучилась, работает, вышла замуж… Догадывалась ли мать, что никто точно не знает о судьбе ребёнка? А, может, так всё и было, как придумали дети?

Нет, всё было не так, а гораздо реальнее, проще и страшнее. Война не признаёт никаких чудес. И партизаны не всегда были такими героями-бородачами, как нам их представляли. На мой взгляд, это и стало главной темой рассказа – образ партизана.

Рассказ входит в школьную программу Беларуси по литературе.

http://litclub-phoenix.ru/libr/trakhimenok.htm

Рассказ белорусского писателя Александра Иванова «Счастливые» - о деревенской семье, с её традиционным укладом, с детьми, родственниками, с проблемами – ну, собственно, и всё.

Два небольших рассказика белоруски Марии Рудович «Старый дом» и «Раздумья» - это даже и не рассказы, а небольшие зарисовки деревенского быта, Первый - очень пунктирный, порой напоминающий простое перечисление атрибутов сельской жизни, а второй – лирические размышления толком непонятно о чём.

Рассказ белорусского писателя Виктора Гордея «Федора» повествует нам о жизни простой, казалось бы, сельской жительницы Федоры, пережившей и панские времена, и войну, а сейчас живущей бедной жизнью. Но, оказывается, была и в её жизни тайна, была запретная любовь…

Понравились два рассказа Виталия Шевцова. Первый - «Любимая книга». Герой рассказа – школьный печник. Странный был мужчина, подсмеивались над ним школьники. А уж когда он сказал, что в детстве его любимой книгой была «Книга о вкусной и здоровой пище» - тут уж вообще, веселью не было предела. Но всё оказалось не так просто. Оказалось, что в детстве печник пережил блокаду Ленинграда, потерял мать, а книга эта спасла ему жизнь в самом буквальном смысле слова.

Второй рассказ – «Немцы приехали». Жила на окраине Калиниграда пожилая супружеская пара. Сын их погиб в Афганистане, а сами они никуда выезжать из своего дома не хотели, хоть и предлагали им переехать в благоустроенную квартиру. И вот однажды приехали в Калиниград туристы из Германии – такая же пожилая супружеская пара, как и герои рассказа. Оказалось, до войны они жили в том самом доме, а теперь приехали взглянуть на бывший свой дом. У них тоже был сын, который погиб ребёнком при бомбёжке города британскими войсками. Две супружеские пары, потерявшие детей. Что им теперь делить? И те, и другие пострадали от войн. Так, может, пора уже забыть все распри, похоронить своих мёртвых и продолжать жить в мире?

Небольшая статья министра информации Республики Беларусь Олега Пролесковского и сотрудника Администрации Президента Республики Беларусь Льва Криштаповича «Импортозамещение идей», несмотря на своё сложное название, говорит о том, что нам всем необходимо единое государство России-Беларуси. Даже несмотря на происки всяких врагов, типа ИНСОРа (Института современного развития).

Статья кандидата психологических наук Натальи Советной «Горе миру от соблазнов» посвящена борьбе с самой страшной российской болезнью – с пьянством. Автор описывает опыт церкви в этой борьбе, приводит совершенно шокирующие цифры.

Объёмная статья директора Института Африки РАН Алексея Васильева «Слушай голос Ат-Тахрира!» рассказывает о прокатившихся в последнее время революциях в арабском мире, основной упор делая на египетскую революцию.

Статья доктора философских наук Александра Селиванова «ИНСОР: радикальный либерализм в псевдонаучной оболочке» продолжает тему Института Современного развития. Автор пишет, что за небольшой группой авторов ИНСОРа стоит серьёзная сила – капиталы российского и мирового сообществ, имеющие интересы на территории России, но не способные их в полной мере удовлетворить при нынешней системе власти.

Рассматривает Селиванов и пути развития разных государств. Его вывод о том, что путь неолиберализма, который нам усиленно навязывает ИНСОР, губителен для евразийских наций. Кроме того, одним из требований ИНСОРа является требование урезать расходы на образование. Непонятно одно: если ИНСОР – небольшая группа учёных (или псевдоучёных), то почему их домыслам стоит придавать такое серьёзное значение?

Объёмная публикация Владимира Попова «Моя Россия» (№11-12) представляет собой выбранные главы из книги Попова.

Публикация очень актуальная и животрепещущая, поскольку в ней затронуты важнейшие проблемы нашей современной реальности и обрисованы возможные безрадостные перспективы развития страны.
Что с нами будет в недалёком будущем? Как будет развиваться наша экономика? И будет ли она развиваться или, наоборот, деградировать?

«Народу цинично «впаривается» легенда о постоянном росте валового продукта в реальном секторе. На самом же деле рост цен на энергоносители позволяет мошеннически подменять показатели физического объёма произведённой продукции её стоимостным выражением».

«Общество… обязано понять – осуществляемая экономическая модель «развития», основанная на эксплуатации природных ресурсов, это исторический тупик российской модели капитализма в ХХI веке, из которого нет выхода. Избранный путь уж точно не приведёт нас в обещанное «светлое» капиталистическое будущее, но руководство страны даже малейшей тревоги по этому поводу не испытывает. Вывод напрашивается сам собой: или они не понимают совершённой в 90-е годы ошибки, той самой, что хуже преступления…, или конечный результат их вполне устраивает».

Гайдара и Чубайса Попов называет «истинными творцами русского экономического краха».

Много страниц посвящено и коррупции нашей чиновничьей верхушки.

«Главным смыслом государственного «служения» многих чиновников окончательно станет развитие и охрана собственного бизнеса, записанного на неожиданно поумневших жён и подросших детей».

«Правительство России, неспособное избавиться от тотальной коррупции, порождённой приватизацией 90-х годов и возведённой питерской командой в ранг государственной нормы, по-прежнему не имеет ни малейшего представления, что нужно делать для возрождения экономики, и полагается в своей стратегии на «невидимую руку рынка».

Вот так говорит Попов о наших первых-вторых лицах: «Президент страны, излучающий юношеский оптимизм, с претензией на знание всего и вся в этом подлунном мире, вызывает, мягко говоря, часто недоумение».

«Это театр абсурда, когда Президент страны мечет молнии после теракта, грозно намечает очередных стрелочников для расправы и вдруг в недоумении разводит руками. Оказывается, никто не ведает, кому же принадлежит самый крупный в стране аэропорт Домодедово… Что, святая простота?... Классический случай, когда незнание лучше знания. Безопаснее».

Не особо церемонится автор публикации и по отношению к нам, обычным людям, обывателям.

«Вся страна пошла с молотка по причине нашей дремучести и необъяснимого равнодушия к своей судьбе».

Насчёт равнодушия можно, конечно, поспорить, но недавно прошедшие выборы ясно показали, что будь мы равнодушны, будь мы неравнодушны, а выборы всё равно пройдут так, как было запланировано. Не нами, конечно.

Очень интересны факты из истории нашей страны, приведённые автором. К примеру, из истории Отечественной войны 1812 года.

«Многие не знают, что в передовых отрядах армии Наполеона, вместе с поляками, кипящими ненавистью к России, шла знаменитая Русская бригада, в составе которой было более 25 тысяч солдат – бывших крестьян-беженцев, в основном из западных областей империи. Они отчаянно сражались с единоплеменниками и сложили свои непутёвые головы на полях бывшей Родины ради тщеславных замыслов корсиканца. Кто знает, не потомки ли этих наполеоновских солдат застраивают сегодня ударными темпами – при прямом попустительстве пресловутой вертикали власти – святое для всех нас Бородинское поле, возымев желание превратить его в символ торжества своего духовного убожества.
Благодаря мемуаристам и историкам мы много знаем сегодня и о партизанской борьбе русского крестьянства, немало сделавшего для того, чтобы даже в тылу французы не знали покоя. Но есть и другая, малоизвестная сторона народного освободительного движения, несколько неожиданная для певцов великой и единой России под скипетром самодержца. «Дубина народной войны», воспетая гениальным автором «Войны и мира», ходила не только по головам неприятеля, но и охаживала попадавших под руку русских офицеров, говорящих, как правило, на французском языке. Чем мы до сих пор так бездумно восхищаемся. Оставленные в спешке хозяевами помещичьи усадьбы местное население основательно грабило ещё до прихода неприятеля. Причина была одна - дворянский мир и его обитатели, с их праздным образом жизни, непонятным языком и культурой, были совершенно чужды 97% населения страны, у которого они сидели на хребте с того самого времени, когда несчастный Пётр Третий столь великодушно освободил их от обязанностей воинской службы государству, «забыв» дать вольную и крестьянам».


Немало страниц книги посвящено «еврейскому» вопросу в истории нашей страны. Так сложилось, что само упоминание слова «евреи» приравнивается нынче практически к антисемитизму. А почему, собственно, мы, представители титульной нации, не можем открыто говорить о том, что подавляющее большинство чекистов и активистов революции было евреями? Цифры, приведённые Поповым в этой связи, служат вполне убедительным доказательством этот исторического факта. Наверное, как-то его можно и нужно толковать, и автор книги не боится это сделать. Цитировать не буду, иначе придётся очень много страниц переписать, скажу лишь, что читать было очень интересно.

А вот мимо строк, посвящённых А.М. Горькому, пройти не могу.

«Страстным, обличительным словом неоднократно выступал в защиту еврейского населения Максим Горький, которого сильно встревожило почему-то именно их будущее в России… Он всегда, ещё до революции, по-особому, трепетно относился к ним и никогда не скрывал своих симпатий… Нельзя без горечи читать Горького тех лет. В послесловии к книге С. Гусева-Оренбургского «Книга о еврейских погромах на Украине в 1919 г.» Алексей Максимович… с нескрываемой ненавистью писал о «грязных подвигах христолюбивого русского народа». Чего только стоят его откровения о «разительном обилии садической жестокости, присущей русскому народу, очевидно, по натуре его, - натуре раба, который сам способен бесконечно долго терпеть мучения и любит наслаждаться муками других тоже бесконечно долго». И ещё одна, поразительная по своему человеческому цинизму мысль: «Еврейские погромы по энергии своей, несомненно, стоят на первом месте в ряду «великих исторических деяний русского народа». И далее великий «гуманист» делает страшный по своей бездушности, особенно зная теперь, что русским довелось пережить, вывод: «Он заслужил все свои страдания в настоящем, заслуживает их в будущем». А сколько ещё таких откровений у «титана пролетарской литературы». Лучше бы не знать!»

Расположение Горького к еврейской нации объяснить нетрудно: его приёмный сын Зиновий, как мы знаем, еврей, выкрест.
Но с течением времени взгляды Горького несколько изменились.

«Совершенно неожиданным для многих после октябрьского переворота стало отношение А.М.Горького к большевикам и В.И.Ленину, с которым его связывала многолетняя дружба. Многогранную талантливость и волю Владимира Ильича он всегда отмечал и признавал. «Буревестник революции», гениальный пролетарский писатель и, по совместительству, известнейший в России юдофил и русофоб, вдруг прозрел, когда воочию увидел первые плоды революции. Он пришёл в ужас от происходящего и, забыв на время о своих дореволюционных симпатиях и антипатиях, стал публиковать в редактируемой им газете «Новая жизнь» свои знаменитые «Несвоевременные мысли». Горьки и поучительны его оценки и упрёки вождям победившего пролетариата. «Народные комиссары,- писал он,- относятся к России как к материалу для опыта, русский народ для них – та лошадь, которой учёные-бактериологи прививают тиф для того, чтобы лошадь выработала в своей крови противотифозную сыворотку… Вообразив себя Наполеонами от социализма, ленинцы рвут и мечут, довершая разрушение России – русский народ заплатит за это озёрами крови… эта неизбежная трагедия не смущает Ленина, раба догмы, и его приспешников – его рабов. Жизнь во всей её сложности не ведома Ленину, он не знает народной массы…»… И хотя к маю 1918 года тональность его выступлений несколько изменилась, а после смерти Ленина, потрясённый, он напишет о нём свой знаменитый очерк, а впоследствии, увидев, что удалось сделать Сталину, станет одним из пророков Советской власти, это совсем не означает, что написанное им ранее было неправдой. Примечательно, в дискуссию с Горьким тогда не вступил ни один из руководителей большевистской партии, в том числе промолчали и Ленин, и Троцкий. Что они могли возразить?»

С некоторыми моментами публикации согласятся не все, поскольку автор явно неравнодушен к советскому образу жизни, в частности, к сталинским временам.

«Сталин, чуть не сняв скальп с народа, вытащил его из средневековья в ХХ век и грамотно отправил в космос».

«Выстраданные поколениями советских людей христианские ценности» - тоже как-то представляется себе с трудом.

«Сыновья и внуки «мякинников» и «лапотников» выбились в академики и министры, стали генералами и маршалами, управляли сложнейшими научно-производственными системами. В этом и заключалась созидательная основа диктатуры пролетариата и социалистической эпохи в истории России»
. Теоретически правильно – у всех в советские времена были равные возможности. Однако, почему-то всегда в московские вузы, к примеру, поступало не так много молодёжи «от сохи»: уровень подготовки не тот.

Цитировать можно ещё очень и очень много, но лучше прочитать самому.

Выводы публикации в целом не особенно утешительные. «Как гласит известный афоризм, главный вывод истории состоит в том, что из истории не делают выводов».

Очерк Александра Арцибашева «Споткнуться – не значит упасть» посвящён 80-летию со дня рождения Василия Александровича Стародубцева. Очерк получился очень хорошим, добрым. Мы видим человека, преданного земле и стране, честного, порядочного.

Юлия Зарецкая написала очерк «Русский самородок», который рассказывает нам о замечательном хирурге Василие Ивановиче Шумакове, который впервые в нашей стране осуществил пересадку сердца.

И ещё один интересный очерк Геннадия Гусева о писателе Льве Лондоне – «Дом, который построил Лондон». Быть может, писатель Лондон (который Лев) сейчас уже почти забыт, но ведь Лев Израилевич был ещё и хорошим, грамотным строителем, и Геннадий Гусев отдаёт ему должное как специалисту.

Очень интересная статья «На голой грани бытия» получилась у Олега Переверзева и Сергея Субботина. Статья рассказывает о незаслуженно забытом поэте Серебряного века Евгении Яшнове, которого после революции судьба забросила в Китай. Был он интересным, деятельным человеком и пронзительным поэтом-лириком.

Статья Александра Разумихина «Из лучших побуждений» затрагивает несколько проблем, но мне наиболее близка оказалась одна из них – оценка последнего романа Василия Аксёнова «Таинственная страсть». Такие оценочные слова, как «изощрённость», «словоблудие», хоть и весьма резкие, но, на мой взгляд, очень правильно характеризуют творчество позднего Аксёнова. А уж про нецензурщину и похабщину и говорить нечего!

«Читаем же мы известные слова из трёх и даже пяти букв на заборах и стенах домов, и ничего с нами после этого не случается. Вот и тут: ну, пишет Аксёнов их чёрным по белому на страницах романа. Во-первых, сегодня не у него одного литературный словарь расширился за счёт… или сузился до… обыкновенного мата. Во-вторых, значит, таким он увидел своё предназначение как литератора – писать именно так, как русские классики писать избегали. В-третьих, похоже, что раньше профессиональный литератор по молодости занимался словоблудием о том, в чём мало разбирался; а в года преклонные его потянуло писать о более знакомом – о заурядном блуде».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Янв 28, 2012 6:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Нева», 2011, №12.

Рассказы Татьяны Янковской, живущей нынче в Нью-Йорке, - «Раскраски для взрослых» - носят подзаголовок «Зарисовки и рассказы-недоростки». И в самом деле, рассказики почти все очень маленькие, скорее зарисовки разных ситуаций. Но среди них попадаются и вполне милые и забавные истории.

Два рассказа Владимира Владмели под общим названием «Новая обстановка» -очень разные. Один из них весело-ироничный, другой – серьёзно-трагичный. Первый – о том, как наши люди уезжают в Израиль, второй – о страшных событиях 11 сентября, глазами опять же нашего человека.

Ещё два рассказа, на этот раз женские – Галина Лахман, «Новое тысячелетие». И тоже один серьёзной, второй – ироничный. Первый – об инвалиде, выдающем себя за афганца, а второй – о встрече Нового года в тесной компании застрявших в лифте.

И совершенно серьёзный рассказ Владислава Федотова «Тысяча» - о человеке, попавшем в больницу с очень серьёзным диагнозом. Не все выходят из этой больницы живыми. Но героя рассказа судьба пощадила. Может быть, пока. И он по-другому стал смотреть на жизнь. Потому что понял, какой это ценный подарок.

Рассказ Мирона Фишбейна «Один светлый день Ивана Денисовича» мне не понравился. Потому что вся жизненная ситуация, описанная в рассказе, на самом деле не очень правдоподобна. По сюжету, практически нищему старику-пенсионеру дают опекунство над малолетним внуком (не сиротой!). По закону такой номер, скорее всего, не прошёл бы. Далее. Старик не может на пенсию прокормить внука. А где же положенные ему, как опекуну, деньги? Автор, наверное, возразит: мол, суть-то не в этом! Но такие вот мелочи мешают восприятию сюжета.

А вот маленькие рассказики Юлии Вертелы «Жизнь по расписанию» - вполне хороши и забавны.

Повесть Виктора Лаврова «Бабушка» очень проста по своему содержанию. Автор просто извлекает из своей памяти всё, что касается его бабушки, деревни, в которой она жила, деревенского быта, каких-то милых подробностей детства. Герой повести (а повествование ведётся от первого лица), к сожалению. Очень мало что помнит из своих эпизодических посещений деревни, но всё равно, я считаю, что сделанные им записи очень важны, поскольку культура наша народная так быстро исчезает, что надо фиксировать все мелочи.

А некоторые моменты повести заставляют вспомнить и собственное детство, и собственную бабушку. Вот, к примеру:

«Как-то после очередной моей ребяческой проделки бабушка, смеясь, шутливо назвала меня “чертом веревкиным”. Тоже загадка: если черт, то почему именно “веревкин”? До сих пор не пойму, да и спрашивать не у кого. Предполагаю, что какая-нибудь филологиня мне все же объяснила бы, что под словом “веревка” в прежние времена старые люди понимали “виселицу”; мол, бабушка хотела этим выразить мысль, что за свои прегрешения перед Богом черт — именно повешенный, как и должно быть по христианской справедливости… И вроде бы убедительно, но как будто бы что-то такое сокровенное все же не досказано в этой версии».

Я сразу вспомнила, что моя бабушка, происходившая из Воронежской области, иногда ругалась непонятным словосочетанием «Чорты з набилками». Мама моя говорила, что она в детстве так себе и представляла – черти, набитые опилками. А в самом деле, что означает эта фраза из детства?

Или описание празднования Пасхи в деревне, катания яиц по горкам. Это я тоже слышала от своей мамы, а она от бабушки.
Я люблю такие произведения, заставляющие нас ностальгировать.

http://magazines.russ.ru/neva/2011/12/la13.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Янв 28, 2012 6:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Новый мир» №12.

Рассказ Романа Сенчина «В долине Дагестана» с первых строк заинтриговал своим сюжетом: герой рассказа повествует о своих сложных отношениях с любовницей. Вслед за этим речь идёт о том, как героя – журналиста по профессии – посылают в командировку в Дагестан расследовать конфликт между жителями одного небольшого села. Правильно поступил автор, что начал рассказ с любовной линии, иначе определённая часть читателей сразу бы отсеялась.

Итак, конфликт в дагестанском селе состоял в том, что на территории православного храма жительница местной национальности и вероисповедания вела строительство магазина и не хотела уступать этот кусочек земли церкви. Очевидная вначале ситуация по мере расследования становится всё менее очевидной, и в результате журналисту становится понятно, что правых в этом конфликте нет. Равно как и нет виноватых. Ждёшь от развязки рассказа какого-то глобального решения или неожиданного происшествия, которое повернуло бы ситуацию на 180 градусов, но… ничего не происходит. Приезжий журналист уезжает, и рассказ на этом заканчивается. Разочарование. А такое сильное и многообещающее начало было!

Роман украинской писательницы Оксаны Забужко «Музей заброшенных секретов» напечатан в журнале не полностью, а лишь главы из него, которые можно прочитать в номерах 7, 10 и 12.

Немного об авторе. Забужко Оксана Стефановна родилась в Луцке, закончила философский факультет и аспирантуру по эстетике Киевского университета им. Шевченко. Поэтесса, прозаик, эссеист, культуролог. Автор книг: «Полевые исследования украинского секса» (1996), «Сестра, сестра» (2003), «Notre Dame d’Ukraine. Украинка в конфликте мифологий» (2007), «Музей заброшенных секретов» (2010) и др. Книги переведены на 15 языков мира, «Музей...» названа в Украине Книгой года – 2010. Награды: Global Commitment Foundation Poetry Prize (1997), премия Международного фонда Антоновичей (2008), орден Княгини Ольги (2009) и др. Живет в Киеве.

Самые первые строки романа возвращают нас во времена детства, примерно в годы 60-е ХХ века. Роман-воспоминание. Милые мелочи ушедших времён – чёрно-белые фотографии с резным краем, телевизоры тоже чёрно-белые. У каждого из нас есть такие воспоминания, такие детские секреты. Некоторые из них доставляют нам радость, некоторые – боль. И что с ними делать? Куда их спрятать? Кто-то сдаёт их в музей, куда можно наведаться каждый день, кто-то создаёт пантеон мёртвых, закрывает там каждую комнату на ключ и навещает своих мертвецов только когда находит для этого силы.

Так пронзительно о прошлом, о детстве, о взаимоотношениях матери и взрослой дочери, о взаимоотношениях женщины и мужчины могла, пожалуй, написать только женщина. Психологии в романе больше, чем достаточно. Диалогов, событий – совсем немного, а вот воспоминаний, раздумий, рефлексии – порой зашкаливает. Некоторые моменты даже неловко читать, как будто автор заглянула в твой собственный «музей секретов».

О чём же роман? Главная героиня – тележурналистка Дарина – ведёт на украинском телевидении довольно актуальную передачу, параллельно собирая материалы для своего авторского документального фильма о жертвах сталинских репрессий. Эта тема – тема войны и репрессий – тоже занимает важное место в романе.

Дарине уже под сорок, и она зримо чувствует, как её начинают со всех сторон поджимать более молодые претендентки-соперницы на место в телеэфире. Кроме того, время требует от телевидения большей развлекательности в ущерб серьёзным передачам и фильмам. Это – реалии не только украинские. Упадок культуры ощущается в полной мере и в России. Дарине предлагают поменять формат передачи, иными словами - … даже не знаю, как это сказать поприличнее… Впрочем, автор романа называет вещи вполне своими именами, и это получается – матом. Без отточий и пропусков. Дарина не соглашается и уходит с телевидения. Вся телевизионная грязь описана Оксаной Забужко весьма зримо, хоть и без излишних подробностей.

Вот краткая канва романа, внешний сюжет. Есть ещё и внутренний – это уже упомянутые мной воспоминания, мысли, рефлексирование.
Ощущение от романа – почему-то мне лично Дарину не очень жалко. Думаю, потому, что она тоже не очень близка мне по своему уровню мышления и миропонимания. По возрасту героиня младше меня лет на 10, но именно эти 10 лет и стали между нами преградой (вот, я уже воспринимаю героиню как реальное лицо!). Это – уже другое поколение. Тележурналистка, употребляющая столько жаргонных и неприятно-современных словечек («на фига», мат) – это человек не нашего времени. В наше более целомудренное время так не говорили, так сексуально раскованно (=распущенно) себя не вели. Мы были другими. Так же, как и для Дарины – поколение 80-х.

Роман однозначно мне понравился. Я бы рекомендовала его к прочтению. Боюсь только, что мужчинам он не понравится, хотя и «дамским романом» его назвать нельзя.

Важная цитата для понимания сущности романа, о взаимосвязи и взаимопроникновении времён:

«Знать бы, где заканчивается «тогда» и где начинается «теперь». И до чего же слепа эта спасительная людская вера в то, что между ними существует четкий водораздел. Что достаточно всего только перелистнуть страницу, начать новое летоисчисление, сменить имя, паспорт, герб, флаг, встретить и полюбить другого человека, забыть все, что было, и никогда, даже наедине с собой, не вспоминать про мертвых, — и прошлое отменится. А водораздела нет, и прошлое лезет на тебя изо всех пор и щелей, мешаясь с настоящим в такое неразлепимое тесто, от которого уже попробуй отскребись. А мы и далее тешим себя детской иллюзией, будто у нас есть над ним власть, потому как мы можем его забыть. Словно от нашего забывания оно куда-то исчезнет».

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/7/za2.html
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/10/za4.html
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/12/za4.html

Рассказ Ольги Назаровой «Кинесики» на меня впечатления не произвёл, хотя написан вполне неплохо. Речь идёт о двух городских сумасшедших, которые удачно нашли друг друга, правда, ненадолго.

С удовольствием я прочитала воспоминания Иосифа Дика «Ключ Твардовского». Писатель о писателе не всегда пишет хорошо, но тут – другой случай. Исключительно тёплыми словами вспоминает Дик Твардовского.

Наверное, впервые прочитала я с интересом и пониманием статью в разделе «Философия». Это оказалась статья Сергея Эрлиха «Своевременность жертвы». Статья показалась интересной и неожиданной самой постановкой вопроса.

«От зверя человек отличается не разумом, а верой. Поэтому феномен культуры может быть объяснен только через религию… Религия придает форму и во многом определяет содержательные свойства светских разделов культуры» Две важнейшие сущности веры: «слова молитвы и дела жертвы. Что было в начале?» «Смысл жертвы заключается не в кормлении Бога. Когда древние приносили во всесожжение значимые для них ценности (агнца или, тем более, тельца), то они, если использовать уголовный жаргон, «отвечали за базар», подтверждали слово молитвы делом жертвы. Помните тезис Маркса о «критерии истины»? С этой точки зрения истина — слово, подтвержденное делом. Значит, практика жертвы — это критерий истинности слов, обращенных к Господу: «Верую, ибо жертвую!» Жертву без преувеличения можно считать базовым смыслом религии.

Возникает силлогизм: религия лежит в основании культуры. Жертва лежит в основании религии. Следовательно, характер жертвы во многом определяет характер основанных на ней типов культуры».


На мой взгляд – неожиданно. Нас в институте учили немного другому. Но вполне логично. Дальше Эрлих подробно рассматривает Библию как исторический источник, комментирует всякие упоминания в ней жертвоприношений. Мы просто окунаемся в тёмное прошлое человечества.

Далее автор рассматривает жертвоприношения у славян, опять же по дошедшим до нас письменным источникам, и заканчивает свою статью современными понятиями жертвы, жертвенности, самопожертвования.

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2011/12/er12.html

В продолжении статьи Эрлиха два автора оппонируют ему и дополняют его.

Андрей Ранчин в статье «Изучая жертву» останавливается на жертвоприношениях у славян и, не соглашаясь с точкой зрения Эрлиха, приводит свидетельства исторических источников, которые говорят о том, что у славян не было человеческих жертвоприношений.

Владимир Губайловский же в своей небольшой статье «Клятва дарения» останавливается на современном понятии «жертва», беря интеллектуальный смысл этого понятия. В своей статье он приводит интересные данные о существующих ныне литературных и других премиях, учреждённых на деньги частных лиц.

Очень интересная публикация Самуила Кура «Понять Чюрлёниса» посвящена разносторонне талантливому человеку – музыканту, художнику – Микалоюсу Чюрлёнису. Поэтично описаны места, где родился и вырос художник. Подробно описаны и последние дни Чюрлёниса, который умер совсем молодым в психиатрической больнице.

Статья Аллы Латыниной «…И глядеть – как житейское море воздвизается зря» рассказывает о забытом писателе Юрии Милославском. Критик высоко оценила прозу Милославского, но познакомиться поближе с творчеством этого писателя мне так и не захотелось.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 06, 2012 3:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», 2012, №1.

Год начался новым романом Василия Аксёнова «Оспожинки». Как и всё у Аксёнова, чтение это – неспешное, обстоятельное. Подробные описания природы, разговоров – к этому надо привыкнуть и знать стиль писателя.

Сюжет романа – сын приезжает навестить очень пожилую мать в деревню. И его глазами мы видим умирающую, опустевшую деревню,
в которой остались в основном старики: ни школы, ни магазина, брошенные дома, остов бывшей церкви. И это означает умирание не только сельского хозяйства, но целого пласта жизни, культуры.

«Ушла от нас безвозвратно русская крестьянская культура скромного, достойного, аристократического пребывания на этом свете»

И мысли о любви к своей малой родине плавно перетекают в мысли о любви к родине большой, к России.

«Любить по-настоящему Россию – это значит любить её меньше, чем Бога, но больше, чем себя, что и расставляет в человеческой душе всё по своим местам и должным образом»

Несколько необычная для сегодняшнего дня расстановка приоритетов, не правда ли?

Скорбит Василий Аксёнов об отмирании крестьянства на Руси:

«Закончилась многовековая эпоха земледельцев. Хочу я этого или не хочу, от меня это не зависит, но быть свидетелем приходится. Грядёт цивилизация кочевников нового типа. Крестьяне – «тяжёлые, страшные люди», по мнению Максима Горького, «активного участника революционного движения» и «основателя литературы социалистического реализма», страстно желавшего скорейшего вымирания этих «страшных» для него людей, - мирно «сидевшие» на земле, понимавшие и обрабатывавшие её, исчезнут. Придут на смену им подвижные номады с вытравленной или выветрившейся душой, с вмонтированными в голову мини-компьютером и навигатором, в печень – справочником по рентабельности, а в сердце – кодексом передового потребителя или вообще какие-нибудь вахтовики-киборги, отгороженные от природы полным её неприятием. Которые на одном месте, привязываясь к нему, задерживаться долго не будут. И которые станут вспоминать (в своих исследовательских, например, трудах) о живших здесь когда-то земледельцах с презрением и отвращением, черпая о них, о земледельцах, ложную информацию из Всемирной Паутины – как об отсталых, примитивных недочеловеках, крепко зависевших от неба (Бога и погоды-непогоды) и от земли (от её скудости или плодородия)"

Оставим на совести писателя оценку А.М.Горького, впрочем, скорее всего, правильную, а в остальном всё, пожалуй, сбудется и уже сбывается.

А ещё необычными показались мне мысли героя-автора о китайской экспансии в нашу страну. Мы, жители европейской части страны, переживаем о том, что китайцы заполоняют нашу землю. А вот герой романа, живущий в Сибири (в отличие от автора романа, живущего в Питере), рассуждает об этом немного по-другому:

«Если для Бога нет ни эллина, ни иудея, ни, от себя добавлю, китайца, то и кем Он населит ту или другую территорию, тоже выходит всё равно. Но так для Бога. А не для меня – грехи возвыситься не позволяют. Были ж пеласги в Греции, и где они теперь? Были и римляне…
Были и русские… когда-то кто-то скажет»


Вторая мысль – почему-то чувствуется вина сына перед матерью и перед родной деревней. Хотя – ничего плохого он не сделал. Просто уехал жить туда, где ему лучше. Вина это или ностальгия? Может, виноваты мы сами, покидающие свои родные деревни, провинциальные городки в поисках лучшей доли?

«Несколько лет назад, приезжая сюда, на свою родину, наблюдал я такую сцену: идёт наш «раскрутившийся» в России «челнок», бывший врач или учитель, за ним два задрипанных по виду китайца огромные сумки волочат. Теперь картина иная: идёт важный, хорошо одетый гость (или уже хозяин) из Поднебесной, за ним два наших разорившихся и спившихся уже «камирсанта» несут баулы. Раньше поля вдоль дороги от Исленьска к Елисейску были засеяны рожью или засажены картофелем, теперь – луком, не нашим, разумеется, а китайским. В земле после этого, говорят, сокрушаясь, местные жители, ничего потом не родится. А тут ещё наш бодренький, ясноглазый губернатор, человек «пришлый», по собственной инициативе, по повелению ли свыше, объявил Елисейский район неперспективным, нерентабельным. Раньше был и перспективным, и рентабельным – люди здесь жили небедно и никуда отсюда не хотели уезжать, а прибывали только, без всякой демографической политики множились. Теперь – нет. Лет за сорок до этого неперспективными объявили многие русские деревни – и где они теперь? На месте их пожары полыхают – удобряют землю для новых поселенцев, у которых она станет и рентабельной, и перспективной»

Любовь к родной земле и боль за неё чувствуется в каждой строке романа.

«Предки мои, как по отцовской линии, так и по материнской, кто по долгу государевой службы, кто в поисках лучшей участи прибывшие сюда в первой половине семнадцатого века, те, что в своё время эту землю обустроили, к ней относились уважительно. Спать животом на ней, и то вот возбранялось. Ну а уж плюнуть на неё – вовсе считалось преступлением. Дед мне за это уши, помню, драл. «Листок сорви, шельмец, - так наставлял меня, - в листок уж… всё-таки… то… как поганец». Кому другому можно врать – что никогда порядка не было, мол, - но я-то знаю, как здесь было. Даже при «красных», коммунистах, не оскорблялась так земля. Ну, удобрениями, может быть, чрезмерными лишь. Ныне же эти поля, предками раскорчёванные и распаханные, каждое лето, в прошлом, засеваемые и убираемые, зарастают; леса изводят, как сорняк. Мы вымираем с каждым годом, ну, может, нам и поделом, иного и не заслужили».

Вторая сюжетная линия романа (она начинается примерно со второй трети повествования, но по своей сути является, пожалуй, главной) - очень пронзительная история о сербке Маше, которая приехала в Ялань в поисках могилы своего деда. Перед войной этот серб-инженер приехал в СССР на строительство завода. Когда началась война, записался добровольцем в Советскую армию. Раненый, попал в плен к немцам. Ну а после плена – одна дорога – в лагерь. Так и попал он в Ялань. Так и остался здесь навсегда. Что называется, попал под рикошет истории. После прочтения подобных историй, которых на самом деле было немало, становится больно и стыдно за нашу родину.

Между героем романа и Машей возникает симпатия, которая абсолютно ни во что не выливается. Маша уезжает на свою родину. Может, со временем между ними что-нибудь и вышло бы, тем более, что с женой у героя образовался разлад, но Маша вскоре погибает, подорвавшись на мине. «Мария, раба Божия, с послушником Константином вывозили на автомобиле библиотеку из разрушенного монастыря в Косово. Дорогу им перегородили албанские подростки. Они, свернув, поехали по полю и взорвались на мине». Вот такая несбывшаяся любовь.

Невесёлое чтение. Но заставляющее задуматься. С первых страниц романа пришлось взять в руки карандаш и делать пометки.

Из недостатков романа могу отметить, во-первых, обычную для Василия Аксёнова многословность, которую в некоторых местах вполне можно было бы сократить. Но это его стиль. А второй неприятно резанувший момент – это эпизоды, где старенькая мама героя неоднократно просит сына убить «хоть несколько» кошек, которые живут у неё во дворе. И не за какие-то злодейские грехи, а просто за то, что живут и плодятся. Вот в такое отношение к животным в деревне верится с трудом, и этот эпизод отрицательно влияет на “положительный образ матери», как писали раньше в сочинениях.

Проведя свой отпуск в деревне, герой уезжает домой, к семье.

«Поехал. Включил дворники. На глаза себе их не поставишь.
Самая печальная на свете повесть о Ромео и Джульетте, думаю, а самый печальный вид – вид в зеркальце заднего обозрения – на оставшуюся возле ворот старую мать, благословляющую тебя в путь. И ты не знаешь: встреча ещё будет?»


Ну и осталось выяснить – что же такое «Оспожинки». Это – православный праздник, а, вернее, два праздника, поскольку Оспожинки бывают большие и малые. Большие – 28 августа - в честь Успения Пресвятой Богородицы. Это и конец лета, и праздник урожая. Малые – 21 сентября – в честь Рождества Пресвятой Богородицы, конец сбора урожая.

Второй сюрприз номера – документальная повесть Александра Галкина «Человек с предрассудками».

Автор родился в 1961 году в Москве, он литературовед и кандидат филологических наук. Преподаёт русский и литературу в вузах.
Повесть написана к 175-летию со дня смерти А.С.Пушкина и посвящена загадкам дуэли и смерти поэта.

Казалось бы, мы (или, по крайней мере, специалисты-пушкинисты) знают о Пушкине всё, но тем не менее, какого вопроса ни коснись, ничего толком не известно, особенно, что касается последних месяцев жизни. Александр Галкин из всех возможных загадок старается осветить три:
Почему Пушкин считал автором анонимного пасквиля барона Геккерна-старшего?

Что случилось 4 ноября и 17 октября 1836 года? ( предположительно 17 октября Дантес написал письмо барону Геккерну с настоятельной просьбой постараться склонить Наталью Николаевну Пушкину к измене мужу, разумеется, с Дантесом, а 4 ноября Пушкин получил оскорбительное письмо, которое и стало последней каплей)

Была ли Александрина Гончарова возлюбленной Пушкина?

Вот на такие непростые, очень личные вопросы попытался ответить Александр Галкин. Конечно, теперь, как мне кажется, точных ответов мы не получим, поскольку слишком много времени прошло, так что повесть можно считать очередной гипотезой, но читается она прекрасно, получше некоторых детективов.

Интересным для меня оказался эпизод, связанный с интересной исторической личностью – с графом Литта.

Вот цитата: «С.Ласкин в книге «Вокруг дуэли» обильно цитирует Вяземского: вот 19 января 1837 года он на вечере у графини Мари – М.А.Мусиной-Пушкиной, урожденной княжны Урусовой, - пожирает мороженое, не менее шести, и у него «здесь один соперник по этой части, граф Литта», известный пожиратель мороженого, великан с трубным басом, старший обер-камергер двора, придворный начальник камер-юнкера Пушкина, которому Литта нередко «мыл голову», по выражению Пушкина, за пренебрежение светскими обязанностями».

Оказывается, граф Литта был очень близко знаком с Пушкиным!

Статья православного публициста Виталия Аверьянова «Империя и воля» посвящена понятиям «нация» и «империя». Статья очень серьёзная, обстоятельная, автор использует множество разнообразных источников, как отечественных, так и зарубежных. Интересные факты приведены автором из истории Британской империи – о формировании нового класса индийцев – коренных жителей по крови и цвету кожи, но англичан по вкусу, мнению, морали и интеллекту.

А вот интересный документ из истории 2-й мировой войны. Вальтер Шелленберг писал по поводу того, как надо организовать российское социальное пространство после завоевания СССР:

«Едва ли двухсотмиллионный народ можно удерживать в подчинении с помощью иностранной полиции… В конце концов это, вероятнее всего, подтолкнёт их к какому-нибудь империалистическому панславянскому движению. Я думаю, нам следует создать несколько автономных образований и поощрять их национальных лидеров. Тогда мы сможем сыграть на их взаимной вражде. Подумайте хотя бы об украинцах, грузинах, белорусах, людях типа мельника и Бандеры…»
Цитата красноречива. План Шелленберга не был тогда реализован, как вы понимаете. Он реализуется сейчас».


Стоит добавить: нами самими реализуется. Или всё же с чьей-то подачи?

Ставит Виталий Аверьянов вопрос и об отношении Российской империи и СССР к русским.

«Политику Российской империи и СССР по отношению к русским нельзя оправдать».

Но это вовсе не значит, что надо впадать в обратную крайность – срочно объявлять о создании национального государства. Что же нам остаётся делать? Только уповать на национальный русский характер, который проявляет свои лучшие качества в минуты большой беды? Похоже, что такая беда уже не за горами, и исходить она будет, скорее всего, изнутри.

Мне очень понравилась статья историка и философа Юрия Каграманова «Пересмешник поёт в магнолиях». Статья посвящена 150-летию гражданской войны в США, но интересна она ещё и тем, что между фактами американской и российской истории проводятся весьма прямые и поучительные аналогии.

Кроме того, автор статьи подчёркивает тот факт, что литература сыграла свою немалую роль в том, что у многих людей изменились взгляды на противостояние южан и северян в американской войне. Ведь традиционно считалось, что северяне олицетворяли прогресс, а южане – отсталый и тормозящий развитие рабовладельческий строй. Но ничего не бывает так однозначно. Произведения литературы, в первую очередь, конечно, «Унесённые ветром» Маргарет Митчелл, ясно показывают, что основное противоречие северян и южан было даже не в рабовладении. Порой на рабовладельческом юге к чернокожим рабам относились лучше, человечнее, чем на «равноправном» севере. Проблема разности культур белого и чернокожего населения Америки гораздо сложнее. А рабовладельческий юг – это свой, особый мир, своя земледельческая культура – гораздо более близкая к природе, к естественному образу жизни, чем культура индустриального севера.

«Север дальше всех ушёл по пути индустриализма, отличительные признаки которого – новаторство в предельно широком смысле слова, приверженность научному мышлению и рационализация самых разных жизненных планов. Это ошибочный и, может быть, даже гибельный путь. Правильный путь тот, которым до сих пор шёл Юг, больше полагающийся на интуицию, сохраняющий близость к природе, верный традициям и обычному праву, умеющий, наконец, ценить досуг, без которого не может быть полновесной культуры». Кроме того, «слепой дрейф» индустриализма опасен и тем, что может привести к социализму и коммунизму».

И в конце статьи приводятся совершенно чёткие аналогии с Гражданской войной в России (а я провела бы ещё и параллель между противостоянием западников и славянофилов), причём не в нашу пользу. Поскольку побеждённые южане Америки полтора столетия чтут память о своих предках, поддерживают уважение к ним, а не только к представителям победившего Севера.

Наши «красные – горе-победители. К ним можно отнести, в чуть-чуть переиначенном виде, строки Блока:

За их случайною победой
Таился сумрак гробовой.

Очень скоро в этот сумрак погрузились они сами: в 30-е годы страшный Сталин учинил сокрушительный разгром партии большевиков (из всего скопища «старых большевиков» оставив лишь горстку, как и он сам, переродившихся) и Красной армии (в лице её командного состава).
В результате наша страна «жила… под знаком двойного обмана. Обманной была уже сама по себе коммунистическая идея, а второй обман состоял в том, что режим якобы стремился эту идею осуществить. По мере того, как оба обмана открывались, у народа «опускались руки». И наступил глубокий и разносторонний упадок, который страна переживает последние двадцать лет и который явился конечным результатом военной победы, одержанной красными в Гражданской войне».


Но, несмотря на то, что это уже вполне бесспорная реалия нашей жизни, наше общество не повернулось полностью к возвращению и почитанию памяти участников Белого движения.

«Школьные учебники в лучшем случае твердят о «двух правдах» в Гражданской войне, уравнивая в этом отношении красных и белых; хотя вся правда была тогда на стороне белых».

И в результате мы быстрым строевым шагом движемся в тартарары, путь куда указывает нам Ленин своей протянутой рукой.

Статья Ивана Жука «Царь» подвергла разгромной критике нашумевший фильм Павла Лунгина «Царь». Мало того, что фильм не соответствует историческим фактам, о чём писали и другие критики, но он ещё и имеет выраженную антирусскую и антиправославную направленность. Эти тезисы автор статьи очень убедительно доказывает.

«Только у нас, в России, могут и последние государственные деньги выделить на съёмку антирусского кинопасквиля, и, как образец либерального новорусского сознания, пошлют этот шедевр ксенофобии на Каннский фестиваль, а затем ещё – знай, мол, наших – с радостью предоставят страницы престижного глянцевого журнала режиссёру-русофобу, с тем, чтобы он, как художник, творящий «в каком-то большом стиле», смог вволю покуражиться над теледезориентированным и почти полностью духовно деморализованным русским народом».

Интереснейшая публикация Эдуарда Говорушко «Дама с портрета» рассказывает об удивительной судьбе неординарной женщины – Софьи Михайловны Драгомировой (Лукомской), чьи портреты писали Репин, Серов, Галина Серебрякова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 17, 2012 8:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Нева», 2012, №1.

Повесть двух молодых авторов – Александра Кукушкина и Михаила Гурова «ALMA MATRIX, или Служение игумена Траяна» является литературным дебютом.

Немного об авторах. Александр Александрович Кукушкин родился в 1982 году в городе Златоуст-36 Челябинской области. Окончил Московский государственный гуманитарный университет им. Шолохова и Московскую духовную семинарию. Работает преподавателем риторики в частной ораторской школе “Аргументъ”. Живет в городе Коломна Московской области.

Михаил Борисович Гуров родился в 1982 году в городе Лабытнанги Ямало-Ненецкого автономного округа Тюменской области. Окончил Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет. Работает начальником отдела общественных связей Департамента информации и общественных связей Министерства связи и массовых коммуникаций РФ. Живет в поселке Нахабино Красногорского района Московской области.
Как видим, оба автора по образованию имеют прямое отношение к церкви, но работают в светских учреждениях.

Повесть свою они написали о том, что хорошо знают – об учёбе в Московской духовной семинарии, которая находится в Троице-Сергиевой лавре в Сергиевом Посаде. Герои повести – семинаристы. Много ли мы знаем об этой категории молодых людей?

Все герои повести – люди прекрасно образованные, стремящиеся к знаниям, целеустремлённые. Случайных людей в духовных учебных заведениях не бывает. И в то же время они – обычные мальчишки, не упускающие возможности похулиганить и пошалить. За что расплачиваются репрессивными мерами со стороны администрации. Жаль, что не показано в повести становление характеров героев, их происхождение. Но это нельзя отнести к недостаткам произведения, поскольку главными героями всё же являются не они, а их духовный наставник, проректор по воспитательной работе страшный, непостижимый и непредсказуемый игумен Траян.

Каждая глава повести так или иначе рассказывает о происшествиях в стенах семинарии, о проступках семинаристов и реакции на них игумена. И практически всегда в традиционном противостоянии администрации и учащихся Траян выходит победителем.

Отец Траян, как и его воспитанники, не ограничен только религией, православием, богословием. И ему ничто человеческое не чуждо. У него есть любимый кот, а на досуге он почитывает Стивена Кинга в оригинале (причём, «Тёмную башню», которая, как мне кажется, мало сочетается с христианским взглядом на мир).

Главной целью Траяна является отчислить как можно больше семинаристов. Чтобы остались только самые лучшие, самые стойкие, самые верные служители церкви. И не всегда это мальчики из православных семей.

«Отец Траян с пессимизмом смотрел в будущее. Совсем скоро в семинарию начнут поступать молодые люди, рожденные и воспитанные в православных семьях… Эти бесхребетные мальчики с рыбьими глазами и девичьими физиономиями, без эмоций, без страстей, да разве они смогут когда-нибудь нарушить хотя бы одно правило семинарской жизни? Да разве они смогут быть достойными служителями Христа, который однажды разворошил иудейский Храм с плетью в руках. Хорошие священники получаются только из живых парней или даже из хулиганов».

Очень интересно показана повседневная жизнь семинаристов, которая, если не брать во внимание особенности их учёбы (на которых авторы повести не делают акцента), немногим отличается от жизни студентов светских учебных заведений. Разве что уровень образования у будущих священников выше, требований к ним предъявляется больше, а условия жизни у них лучше. Обучение, проживание, одежда, питание и лечение – всё за счёт церкви. Но и поедут после окончания учёбы они туда, куда церковь им велит – быть может, даже, в глухую деревушку на Крайнем Севере или на Чукотке, где пришлось послужить самому Траяну.
С первого взгляда кажется, что игумен Траян душит все попытки свободолюбия и вольномыслия в семинарии. Но это не совсем так. Просто свободой надо уметь распоряжаться, а это умеют не все. События в семинарии, ставшие кульминацией повести, показали, что «свобода им не по плечу, они скатываются в революцию». На такой грустной и заставляющей задуматься ноте и кончается повесть.

Повесть интересна в первую очередь своим фактическим содержанием. Стиль изложения в некоторых местах оставляет желать лучшего, были замечены также и ошибки, как стилистические и пунктуационные, так и орфографические. Встречены и ляпы. Такой, к примеру: «Сам отец Траян был одет в берцы – плотные камуфлированные штаны». Боюсь ошибиться (если так, то мужчины меня поправят), но берцы – это не штаны, а ботинки.

http://magazines.russ.ru/neva/2012/1/ku3.html

Рассказ Виталия Грушко «В тихом омуте» показывает нам несколько дней жизни так называемой «коммуны хиппи», а на самом деле, группы молодых людей, которые сняли домик в деревне и живут там в своё удовольствие, якобы исповедуя идеалы хиппи: ходят голышом, употребляют спиртное и наркотики, ведут беспорядочную половую жизнь. В итоге их арестовывают и сажают в тюрьму. Автор явно относится к своим героям сочувственно: мол, а что такого – они же никому ничего плохого не сделали? Не буду углубляться в рассуждения, скажу лишь, что героев не жалко. Ничуть.

А вот рассказ Евгения Москвина «Сказки о созвездиях» понравился. Очень добрый, немного волшебный рассказ о том, что надо верить в чудеса, и тогда они сбудутся. И ещё о том, что книга способна сделать людей хоть чуточку, хоть на время, но лучше.

Известный филолог и литературовед Игорь Сухих написал свой, авторский учебник литературы. Учебник этот по частям печатался в журнале «Звезда». Теперь и «Нева» решила опубликовать главы из этого учебника.

Учебник интересен тем, что литература в нём предстаёт перед школьниками не сама по себе, а в контексте общей культурной и исторической обстановки. И первая публикация под названием «Классное чтение: от горухщи до Гоголя» коротко и просто освещает всю российскую историю от Рюрика до последнего Романова. Да, конечно, это очень схематично, но очень чётко и понятно, особенно для школьников.

Замечательная статья Феликса Лурье «В поисках родины» рассказывает нам о родословной Пушкина, начиная с Абрама Петровича Ганнибала. Автор привёл множество интересных фактов, составил полное генеалогическое древо поэта (к сожалению, не очень наглядное, не сразу удалось разобраться в нём). Немного подпортили впечатление досадные опечатки, невесть как пробравшиеся под конец публикации (кстати, это же касается и предыдущей публикации), но в целом было очень интересно.

Продолжает пушкинскую тему и Михаил Кураев со своей статьёй «Тревожащий совесть луч…». В этой статье автор не совсем традиционно подошёл к теме Царскосельского лицея. В самом деле, Лицей был создан для подготовки государственных чиновников, но прославился именно теми людьми, кто чиновником не стал. А значит, своего предназначения Лицей не выполнил.

И ещё одна важная мысль: «История же самого лицея говорит о том, что именно гуманитарная культура оказывается важнейшим воспитывающим, если угодно, формирующим и взращивающим фактором не только в судьбе отдельной личности, но и государства, нации. Празднование 200-летия лицея продемонстрировало, вовсе не преднамеренно, превосходство непреходящего гуманитарного начала в истории нации над преходящим политическим».

Статья Ольги Глазуновой «Не благодаря, а вопреки» говорит о художественно-философском своеобразии петербургского текста. Мне лично тема показалась надуманной. Из той серии, где название города можно менять на любое («Стамбул – город контрастов»)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 26, 2012 10:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», 2012, №2.

Появление нового романа Михаила Попова «К Чаадаеву» меня обрадовало. Люблю этого писателя. Да и начало произведения было слегка шокирующим. Цитаты из разных авторов и произведений о России, причём очень негативные. Так и хотелось вскрикнуть: «Нет! Мы не такие!» Но кое-как преодолела эту первую страницу. Дальше пошло интереснее.

Подумалось, что я читаю антиутопию. Тема: относительно отдалённое будущее. Россия, запутавшись в своих внутренних проблемах, до того стала пугать мировое сообщество своей непредсказуемостью, что её было решено уничтожить. Сказано – сделано. Нет больше России. Более того, некое мировое сообщество решило стереть даже память о существовании когда-то России в умах людей. Для этой цели (уничтожение памяти) было создано целое разветвлённое спецподразделение. Подробно описывается деятельность этого подразделения. Кстати, мне именно эта часть показалась наиболее интересной. В самом деле, стереть в людских умах память о чём-нибудь – это вовсе не так сложно, как кажется. Все письменные источники спрятать в секретный бункер, а электронные носители подвергнуть редактированию. Несколько поколений – и дело сделано. Никто уже не сможет сказать – была Россия, или это только народный фольклор, типа как о всемирном потопе или (крамольная мысль – моя!) – об Иисусе Христе.

Сделаю небольшое лирическое отступление (если кому неинтересно – смело пропускайте). Дело в том, что я сама, учась в своё время на кафедре археологии, задалась как-то вопросом: насколько точны выводы о прошлом, сделанные на основе очень малочисленных в сущности артефактов. Пример: после какой-нибудь катастрофы археологи находят чудом сохранившуюся тетрадку, скажем… с черновиками романа Сергея Лукьяненко. Какие выводы могут сделать исследователи отдалённого будущего? На Земле в докатастрофные времена существовали вампиры и прочая нечисть.

Так и тут. Прошло время – и уже никто точно не может сказать, чем отличаются русские от этрусков (корень-то один!), и не был ли случайно Руссо русским.

В общем, вся первая половина романа посвящена описанию работы этого подразделения и подробнейшим разговорам об оставшихся письменных памятниках русских (и о русских). Подробнее писать не буду, чтобы не раскрывать интригу романа (а она есть), скажу лишь, что многое в произведении связано с остроумной игрой слов.

И всё я ждала развития сюжета. Так хотелось узнать, что же там будет дальше? А развития и не последовало. Как говорила героиня хорошего старого фильма, «всё ушло в слова». Автор нагородил целый винегрет из сталкеров и роботов, переодеваний и переживаний. И везде прослеживается некая вторичность, намёки и отсылки к литературным произведениям (я, конечно, проследила не все, но кое-что как будто узнала)

В общем, вторая часть романа – сплошное разочарование. Как будто бы это не вторая, а третья, заключительная часть, а вторая – с кульминацией романа - утрачена. Может, писатель специально так сделал? Мол, ждите продолжения. Ждём, с нетерпением ждём.

А конец романа хорош. Там опять цитаты о России, но на этот раз такие, которыми можно гордиться.

Да, и ещё. К Чаадаеву никакого прямого отношения роман не имеет.

http://www.rospisatel.ru/popov-tsh.htm

Рассказ Валентина Поздышева «Мариенбадская элегия» очень познавателен и довольно интересен. Он повествует о последних годах великого Гёте и о его последней любви – юной Ульрике Левецов.

Целый блок публикаций посвящён годовщине февральской революции в России. Статья директора Российского института стратегических исследований, историка, генерал-лейтенанта Леонида Решетникова «Духовно-нравственные причины национальной катастрофы» оценивает февральскую революцию 1917 года именно как национальную катастрофу России.

Оценивать статью не берусь, привожу лишь цитаты, которые ясно говорят сами за себя.

«Говоря о Феврале 1917 года, мы должны осознавать, что речь идет фактически о гибели традиционного российского государства, о гибели всего тысячелетнего русского жизненного уклада. Речь идет о сломе русского цивилизационного кода».

«Привнесенные с Запада идеи свободы, равенства, братства, социализма предлагали русскому народу путем революции перенести «отсталую и темную» Россию в «светлый» рай на земле, отбросив при этом все, что носители этих идей считали пережитками прошлого, но что на самом деле составляло душу русского народа. Таким образом, западничество вскормило в своих недрах идеологию социальной революции и воинствующего атеизма».

«На историческую арену России вышел новый тип человека - революционер-террорист. Эти люди начисто вытравили из себя христианскую мораль, преодолели в себе любовь, сострадание, милосердие, подчинили жизнь одному - убийству во имя революции. Достоевский напрямую увязывал появление этих «бесов» в жизни России с прозападной и антихристианской ориентацией русской интеллигенции».

«Как отмечал И.Ильин, «сущность катастрофы гораздо глубже политики и экономики: она духовна. Это есть кризис русской религиозности. Кризис русского правосознания. Кризис русской военной верности и стойкости. Кризис русской чести и совести. Кризис русского национального характера. Кризис русской семьи. Великий и глубокий кризис всей русской культуры»»

«Главной целью Февральской революции была замена русской православной цивилизации на западную, так называемую демократическую, с ее прагматизмом и либеральной идеологией».

«Гибель самодержавия неминуемо привела к гибели России и распаду единого государства».

«Большевизм - особое явление не только в русской, но и во всемирной истории. Ни один режим ни до, ни после большевистского не возводил богоборчество и ненависть к национальному началу в ранг главных приоритетов своей политики. По существу, основой большевизма были антимораль и человеконенавистничество».

«Большевизм ставил своей целью не смену русского цивилизационного кода, а полное уничтожение России как исторического государства, превращение ее в плацдарм для мировой революции».

«Пришедшая к власти новая элита вовсе не собирается возвращаться к русским национальным корням. Ее идеал совпал с идеалом Февраля. Методы и взгляды этой элиты ничем не отличались от методов и взглядов «февралистов». Подобно им, новые российские власти презирали русский народ и полностью ориентировались на Запад. Результатом такой политики стала грабительская приватизация, обнищание народа, крайнее ухудшение криминальной обстановки, высокая смертность среди населения, утрата независимого курса внешней политики в угоду западным державам и угроза распада и без того уменьшавшейся России».

«Путь неосталинизма и неонацизма - это путь в никуда, это путь к развалу страны, кровавым междоусобицам и утрате Россией своего суверенитета.
Но если путь феврализма и путь неосталинизма одинаково гибельны, то что тогда является выходом для России? Ответ на этот вопрос проистекает из уроков великого Русского Исхода. Единственным выходом для России является Белый путь, то есть возвращение к истокам своей исконной государственности, к истокам тысячелетней культуры и прежде всего - к православной вере.

Возвращение к православию есть вопрос нашего выживания. От того, станет ли Россия православной или нет, зависит само ее существование. Об этом с гениальной прозорливостью писал еще К.Н.Леонтьев: «Церковь вечна, но Россия не вечна и, лишившись Православия, она погибнет. Не сила России нужна Церкви, сила Церкви необходима России».

Что же необходимо для возвращения на Белый путь?
Прежде всего - глубокое покаяние…

Мы все должны осознать: то, что произошло с Россией в 1917 году, было грехопадением, и никакие отдельные материальные успехи советского периода не могут быть оправданием этого грехопадения. Надо уяснить, что ужасы ХХ века были вызваны не просто злой волей отдельных личностей, а являлись промыслом Божьим; что главная причина страданий - отступление от Его Воли».

«Не будем пускаться в бессмысленные споры, что лучше - республика или монархия. Сама жизнь, само развитие подскажут форму правления государством. Важнее другое - чтобы в нашей жизни достойное место занимали традиционные для народов России великие постулаты российского просвещенного консерватизма: «Бог, Отечество, семья»».


Статья замечательно сильная по своему эмоциональному воздействию. Рекомендую для прочтения всем, хотя многие мысли вызовут неприятие неверующей части читателей.

http://www.riss.ru/?newsId=448

Историк Михаил Смолин в своей статье «Революция в России» даёт примерно такую же оценку февральской революции, как и предыдущий автор. Но у Михаила Семёнова есть неординарная оценка Серебряного века и всей русской культуры начала ХХ века.

«Церковная вера была заменена светской верой – верой в прогресс, в земное благополучие. Религиозное дерзновение, религиозное рвение, подвижничество, религиозная борьба с грехами – в секулярном сознании привело к политической деятельности, борьбе с инакомыслием, к революции. Революция становится идеалом новой религии прогресса.
В этом процессе далеко не последнюю роль сыграла духовная праздность культуры «серебряного века». По сути, она стала культурной революцией, то есть была концом великой культуры XIX столетия.

К концу XIX столетия наиболее популярными становились идеи деизма, рационализма, позитивизма и материализма. На рубеже веков неожиданно для многих произошел «духовный переворот» – на русское общество хлынул поток всевозможной языческой мистики, в виде спиритических, оккультных, теософских, буддистских, индуистских и прочих учений (Аллана Кардека, Блаватской, Папюса, Штейнера и местных их адептов).

Эти новые «духовные» веяния во многом становятся «духами времени» рубежа веков, теми духами, которыми наполнена культура «серебряного века» – со всевозможными фантазиями Андрея Белого, спиритуалистическими сеансами в салонах Мережковского и Гиппиус, «дианисизмами» Георгия Иванова, и т. д. и т. п.

В одной из своих статей, рано умерший, русский философ Дмитрий Болдырев очень удачно определил состояние человека этой культуры: тело его, «как на радениях, бьется в конвульсиях», «язык раздражается глоссолалиями, а глаза уходят в видения».

И, действительно, тело человека «серебряного века» – бьется в конвульсиях новых танцев (вроде танго), язык бессвязно бормочет то стихами, то прозой о том, что глаза видят в морфийно-гашишных или гипнотических видениях. В этом полуобморочном, полубессознательном, фантазийно-возбуждённом, материально благополучном и духовно-сонном состоянии находилось русское интеллигентное общество в преддверии «всероссийского взбалтывания».

Особую роль в подготовлении общества к принятию революции сыграла дореволюционная школа. Именно старая школа, пропитанная идеологией «освободительного движения», старалась заложить в своих выпускниках принципы вненациональности, внеконфессиональности, внегосударственности – из чего выросла особая космополитическая воронья стая – российская революционная интеллигенция».


http://rusk.ru/st.php?idar=45072

Ещё одна очень эмоциональная статья на тему февральской революции – Пётр Мультатули, «Свержение монархии в России».

«В феврале-марте 1917 г. произошла трагедия мирового масштаба – исчезла великая православная цивилизация – Российская Империя.
В результате хорошо организованного и спланированного государственного переворота, во время тяжелейшей войны, при соучастии некоторых представителей высшего генералитета, и даже некоторых членов царствующей династии, либерально-думскими заговорщиками насильственным путём был лишён престола и арестован Государь Император и Верховный Главнокомандующий Николай II. Вслед за этим путём подлога была упразднена вековая русская монархия».

«Руководители переворота пытались изобразить свержение монархии, как результат всенародного волеизъявления. Но это была ложь. Даже Троцкий признавал: «Февральскую революцию, совершил Петроград. Нигде, кроме Петрограда, борьбы не было»»

«Отступничество от Царя – стало распространённым явлением в начале ХХ века. Об этом предупреждал ещё Ф. И. Тютчев:
И отповедью – да не грянет
Тот страшный клич, что в старину:
«Везде измена – Царь в плену!» -
И Русь спасать его не встанет».


(Ещё одно подтверждение гениальности Тютчева!)

«А ведь ещё святой Праведный Иоанн Кронштадтский предупреждал: «И чем бы мы стали, россияне, без Царя? Враги наши скоро постарались бы уничтожить и самое имя России, так как Носитель и Хранитель России, после Бога, есть Государь России, Царь Самодержавный, без Него Россия – не Россия».

История со стопроцентной точностью подтвердила слова Преподобного.

Враги Николая II называли его «слабым» и «безвольным». Но этот якобы «слабый» и «безвольный» Царь в тяжелейших условиях духовного кризиса, смуты и войн, каждый раз находил выход из казалось бы безвыходного положения. При этом страна развивалась стремительными темпами, невиданно росли народонаселение и благосостояние народа. В начале 1917 г. Николай II привёл Россию к порогу победы в мировой войне».

«Захватившие в феврале 1917 г. власть антицарские силы, меньше чем за год привели Россию к полному развалу и военному поражению. Сразу же после позорного Брестского мира, страна была ввергнута в Гражданскую войну».

«Через много лет, в эмигрантском Париже, поэт Георгий Иванов напишет:

Эмалевый крестик в петлице,
И серой тужурки сукно.
Какие прекрасные лица,
И как это было давно.
Какие прекрасные лица,
И как безнадежно бледны:
Наследник, Императрица,
Четыре Великих Княжны.

Эти два слова «прекрасные» и «безнадежно» точно рисуют ужас положения: прекрасное – безнадежно ушло».


(Какие замечательные строки Георгия Иванова!)

Свержение монархии и злодейское убийство Царской Семьи сделало возможным явления безбожного большевизма, Соловков, Левашова, Бутова и ГУЛага. Русский народ потерял право иметь законного Царя. И это трагедия космического масштаба.

Возможно ли восстановление монархии в России? Вопрос этот на наш взгляд не находится в компетенции людей, он – принадлежит Богу. Ясно одно, что сегодня в России нет ни монарха, ни, самое главное, подданных. А подлинная православная монархия есть сотрудничество монарха и подданных, которые заинтересованы в монархе и понимают его необходимость.

Сегодня нужны не рассуждения о возможности или невозможности восстановления монархии в России, а работа по исторической реабилитации российской монархической государственности. Ведь, до сих пор, монархия зачастую воспринимается в нашем обществе как нечто чуждое и враждебное, как будто в России тысячу лет была какая-то иная форма правления, нежели монархическая».


(Какие правильные слова о невозможности возрождения монархии в нашей стране в настоящее время. Не готовы мы ещё к монархии, не доросли).

«Россия должна вести свой отсчёт не от 1917 г. и не от 1991, а от её святого крещения в Киеве святым великим князем Владимиром. Надо наконец понять, что марксизм, большевизм, либерализм, коммунизм, ультранационализм – есть чуждые России и привнесённые извне пагубные идеи».

(Вот опять к противостоянию западников и славянофилов. Надо было, конечно, придерживаться своей линии развития. Но что поделаешь? Менталитет у нас такой – преклоняться перед всем западным, а своим пренебрегать…)

«России надо вернуться на свой вековой самобытный путь, насильственно прерванный в феврале и октябре 1917 г., путь – по которому шли наши предки. Да, он был тяжёлым и тернистым, но одновременно – великим и славным, а самое главное он был путём к Богу».

http://rusk.ru/st.php?idar=45000

Статья историка Дениса Мальцева «Административно-территориальное строительство» рассказывает о становлении нашего государства в таком виде, какое оно есть. Оказывается, государств с таким административно-территориальным делением, как у нас – всего пять в мире: Индия, Танзания, Бразилия, Канада и Россия.

«В настоящий момент Россия является ассимметричной федерацией, состоящей из 83 субъектов. Ассимметрична она потому, что 26 субъектов имеют не только территориальный, но и национальный статус».

Статья Надежды Ступиной «Если дорога твоя назовётся любовью…» посвящена поэтическому творчеству Эдуарда Балашова. Из статьи мы ничего не узнаем о жизни поэта, но зато подробно рассмотрено его творчество, и ему дана высокая оценка.

Повесть в новеллах Игоря Фунта (Игоря Попова) «Искатель истины» рассказывает о творчестве замечательного художника Валентина Серова.

Валентин Серов писал замечательные картины в разных жанрах – пейзажи, натюрморты, портреты. Больше всего он прославился именно как портретист. Какие замечательные лица глядят с его полотен!

Игорь Фунт берёт несколько портретов Серова и о каждом из них пишет отдельную новеллу, рассказывая о человеке, изображённом на портрете. Это и Маша Симонович (известнейшая «Девушка, освещённая солнцем»), и очаровательный Мика Морозов, и величественный Фёдор Иванович Шаляпин, и Зинаида Юсупова, и Николай II, и Верочка Мамонтова («Девочка с персиками»), и некоторые другие исторические персонажи. Очень интересно, глядя на известнейшие портреты, узнавать о жизни людей, на них изображённых, постигая заодно и мастерство художника.

Валентин Серов не был в своём творчестве стопроцентным реалистом, он не всегда выписывал детали интерьера, сосредоточиваясь лишь на лицах, и, как импрессионист, мастерски изображал игру света и тени. За небрежение деталями он нередко подвергался критике со стороны современников, но никто не мог упрекнуть его в том, что он не улавливает сущность человека. Как очаровательны его женские портреты – Маша Симонович, Генриетта Гиршман и особенно любимая мною Зинаида Николаевна Юсупова. Как непосредственны и живы получались у него детские лица – Мика Морозов, Верочка Мамонтова.
И, как истинный творец, он обладал даром предвидения. Или просто умел читать по лицам. Это ясно видно на портретах Михаила Абрамовича Морозова, который умер в скором времени после написания портрета, и особенно на портрете императора Николая II. Замечательное умное лицо с грустными всепонимающими глазами.

Замечательную форму для своей повести нашёл Игорь Фунт. Мы и о художнике прочитали, и об исторических личностях.

http://www.proza.ru/2011/03/11/75

Рассказ студентки Олеси Мицук «В пути» получился просто безупречно правильным. Хорошо написан, хорошо продуман. Герои его нашли друг друга в нужные для обоих моменты жизни – офицер-отставник, только что потерявший брата, и молодой семинарист, на которого свалились домашние проблемы, требующие материальных затрат. Семинарист помогает офицеру разобраться в себе, а офицер даёт юноше так необходимые ему деньги. Этот рассказ вполне можно изучать на уроках литературы, этики, православной культуры.

Рассказ Анатолия Воронина «Чапай» возвращает нас в сложное время войны с Афганистаном. В рассказе описан один эпизод из боевых будней наших воинов в чужой стране.

Психолог Платон Беседин написал совершенно замечательный рассказ «Эхо». Герой рассказа – следователь Волошко, ведущий допрос-беседу женщины, которая убила своего мужа. Убила не в целях самообороны, не в целях наживы, не потому что муж её был каким-нибудь злостным алкоголиком-наркоманом-насильником, отравляющим жизни всем окружающим. Убила просто потому, что он её раздражал, разлюбила его, вот и убила. Не со зла, а так, нечаянно.

И вот следователь, слушая откровения этой женщины, вспоминает свою неудавшуюся личную жизнь, свою любовь, которая как-то незаметно, постепенно переросла в равнодушие, а затем и в неприязнь, и так дошло до развода (слава Богу, что не до убийства)

И третий герой рассказа – Эхо, авторский голос, комментирующий всё происходящее и дающий оценку поступкам, чувствам и мыслям героев. Простые истины произносит Эхо, но такие верные… Если бы мы придерживались этих истин, то, может, меньше у нас было бы личных неурядиц и трагедий, разводов и уж, конечно, убийств, таких вот бытовых, ни за что.

Вот несколько цитат:

«Эхо: Виной семейным ссорам - гордость и лень.
Гордость не позволяет быть слабым, первым идущим на «мировую». Хотя выигрыш очевиден, ибо нет большей победы, чем обретение любви.
Лень мешает делать то, что вначале казалось естественным. Внутренний голос твердит, что объект завоеван, а, значит, не стоит прилагать лишних усилий. Хотя удержать всегда сложнее, чем завоевать, ибо любовь есть процесс непрерывный».

«Эхо: Самое главное в отношениях – говорить друг с другом. Вначале это просто, но со временем откровенный разговор превращается в пытку. Пустить отношения на самотек значит намеренно идти на конфликт.
Если бы двое говорили друг с другом, то все бы психологи мира в раз стали безработными».


На мой взгляд, эта цитата – самая главная как в рассказе, так и в человеческих отношениях.

http://www.russian-globe.com/N116/Proza.Besedin1.htm
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 06, 2012 7:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Звезда", 2012, №2.

Рассказ Влады Баронец «Семёнова» - о человеческих комплексах и взаимоотношениях. Каждый судит другого по себе – истина старая, но довольно верная.

Преподавательница вуза Лузина - с первого взгляда, женщина вполне успешная. Должность, муж, уважение коллег и студентов – всё при ней. Когда к ней на курс приходит новая студентка, приходит по протекции, Лузина сразу воспринимает её резко негативно. Слабая девочка, нечего ей делать в вузе, по крайней мере, в её группе.

По мере развития знакомства преподавательницы со студенткой, выясняется, что девочка – сирота, знания у неё действительно слабенькие, но желание учиться, старание и усердие присутствуют. К тому же, как оказалось, она бесплатно работает санитаркой в больнице, причём на самых грязных и тяжёлых работах. Работает просто по зову сердца.

И успешная преподавательница Лузина чувствует, что эта невзрачная, недалёкая девочка живёт более настоящей жизнью, чем она. И что? Начинает к ней по-другому относиться, больше понимать и уважать? Отнюдь! Наоборот, ненавидит её ещё больше.

Рассказ был бы совсем хорош, но чувствуется в нём чрезмерная прямолинейность в описании поступков и переживаний героинь, грубоватая назидательность.

«Обречённая на поэзию» - так называется беседа Инны Кулешовой с Валентиной Полухиной. Валентина Полухина – лингвист, изучающий поэзию Иосифа Бродского. Беседа с ней мне не очень понравилась, особенно в той части, где она рассказывает о себе. Не всё, сказанное Полухиной, искренне и объективно. Там, где речь идёт о Иосифе Бродском, немного интереснее, но тоже некоторые моменты вызывают неприязнь и неприятие.

Воспоминания Ирины Булиной «Одна зима моего детства» рассказывают о блокаде Ленинграда, которую автор пережила в детстве. Простыми словами описаны ужасы голода, смерти. Обратило на себя внимание то, что в экстремальных условиях женщины оказываются более выносливыми, чем мужчины. А вообще читать эти воспоминания без слёз невозможно. Тем более, что сейчас мы многое знаем о том, что партийная правящая верхушка Ленинграда вовсе не голодала в эти тяжёлые дни.

Статья Станислава Яржембовского «Успеть до захода» посвящена проблеме смысла жизни. Автор рассматривает, как понимают смысл жизни разные философские течения. Так, позитивисты считают, что смысл жизни в самой жизни. Стоицизм же видит смысл жизни «в том, чтобы в индивидуальном плане стремиться к истине, знанию, мудрости, освободиться от пороков зависти, жадности, ненависти, а в социальном — сеять разумное, доброе, вечное. Одним словом — жить надо праведно». Лично мне эта точка зрения очень близка.

Подробно рассматривается проблема смысла жизни также с точки зрения православия.

http://magazines.russ.ru/zvezda/2012/2/s13.html

Небольшая статья Андрея Арьева «Эстетические предпочтения самиздата» возвращает нас в 60-70-е годы ХХ века, когда явление самиздата было особенно популярным. Мне в этой статье понравился такой абзац: «В России Ленин с компанией прежде всего позаботились не о чьей-то “литературной деятельности”, не о “демократии”, за которую ратовали до переворота, а об укреплении власти тех сорока тысяч партийцев, что должны были сменить сорок тысяч помещиков, управлявших, по мнению вождя, Россией перед революцией. А получив власть, переняли от прежних властителей прежние же страхи. Страх перед словом в первую очередь. Отправить на каторгу за чтение письма Белинского к Гоголю — наказ на все российские времена. И тут большевики ничего нового не придумали. Лишь поставили дело на поток. Силою вещей количество перешло у них в кошмарное качество. То есть привело к уничтожению любого качества. В том числе — качества русской речи. Ибо и начали они с упрощающей язык орфографической реформы».

Весьма актуально в свете участившихся в последнее время споров о состоянии русского языка и о возможных его реформах.

http://magazines.russ.ru/zvezda/2012/2/aa14.html

Александр Жолковский написал узко специальную литературоведческую статью «Чтоб фразе рук не оторвало…»: матросский танец Пастернака». В этой статье разбирается стихотворение Пастернака «Матрос в Москве». Разбор подробнейший, каждая строка и каждое слово получили своё истолкование. Наверное, интересно специалистам.

Прочитав название статьи Игоря Смирнова - «О социальных эмоциях: зависть и страх перед жизнью» - я было заинтересовалась, поскольку увидела в этой тематике перекличку со статьёй Яржембовского о смысле жизни. Но статья оказалась неподъёмна для моего понимания. Вот, к примеру, один из абзацев: «Я начал эту статью с утверждения, что все человеческие качества обратимы. Добавлю теперь сюда, что обратима и сама эта обратимость. Творчество есть движение сублимированной эмоциональности навстречу к рационально-логическому началу в человеке, обогащение сознания снятым аффектом». Подозреваю, что не одна я ничего не поняла.

http://magazines.russ.ru/zvezda/2012/2/s16.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 16, 2012 8:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Наш современник», 2012, №2.

Два рассказа Александра Семёнова получились очень разными. Рассказ «Зной» очень непростой по своей морали. У пожилых родителей случилась беда: тяжело заболела взрослая дочь-красавица, практически полностью потеряла рассудок. Временами у неё случается обострение, и тогда она становится буйной и неуправляемой. Слушается в такие минуты только одного молодого милиционера, к которому чувствует симпатию. Врачи помочь беде девушки никак не могут. Испробовали родители всякое лечение – ничего не помогает. Остался неопробованным только один совет врача – чтобы дочь родила ребёнка, и тогда, возможно, болезнь отступит. Но от кого же ей родить, ведь в их деревне все друг про друга всё знают. И пожилой отец решает поговорить на эту тему с молодым милиционером. Непросто дался ему разговор, но и отрицательный ответ молодому человеку тоже было произнести нелегко. И кого судить? Есть ли вообще в этой истории правые и виноватые? И подчиняется ли подобная ситуация общепринятым законам морали?

Рассказ «Старик и белка» понравился мне гораздо меньше. Он получился несколько сумбурным из-за обилия мыслей, которые постарался вместить в него автор. Сидит старик на скамейке в парке и разговаривает с разными людьми, с самим собой, причём в какой-то момент я даже потеряла связь с реальностью и уже не понимала, реальный герой к старику подходит, или плод его воображения. Хотя, конечно, главное в рассказе - не персонажи, а именно мысли, рассуждения.

Рассказ Александра Лебедева «Проверка на прочность», в отличие от предыдущего, предельно конкретен. Автор описывает случай из армейских будней. Солдат, получив письмо от девушки о том, что она выходит замуж, хватает оружие и угрожает застрелиться. Неравнодушный лейтенант смог спасти юношу, найти нужные слова. Вот, собственно, и весь нехитрый сюжет.

Рассказ Михаила Попова «Встречный марш» довольно сложен для восприятия. Несколько героев, сведённых судьбой в одно место, воспоминания и сны каждого из них, а потом оказывается, что герои давно уже мертвы, погибли при неординарных ситуациях. Мне показалось, что можно было развить эту тему как-то попроще.

Небольшой рассказ Алексея Вульфова «Под музыку гаврилинских перезвонов» - это, пожалуй, и не рассказ, а исторически-ностальгическая зарисовка о родных местах.

Понравился рассказ Валерия Проценко «Подушка безопасности». Герой рассказа – деревенский житель Павлуша – прост, открыт и бескорыстен. Чтобы поправить материальное положение в семье, купил Павлуша кабанчика. Вырастили его, забили, продали на базаре мясо. Давно уже был составлен список необходимых покупок. Но после удачной продажи мяса на рынке Павлуша с женой пошли пообедать в кафе. А там – земляки, знакомые… Широкая русская душа запросила праздника, и вышел Павлуша из кафе с пустым карманом, но зато с песней и хорошим настроением.

Статья Владимира Попова «На углу Краловских виноградов и Банного переулка» актуальна и неплоха, но, я считаю, что в «толстых» журналах должны быть всё же по большей части материалы о культуре. Таким острополитическим статьям, как статья Попова, всё же место в газетах. Во-первых, политические сюжеты очень преходящи и недолговечны, а во-вторых, толстые журналы выходят обычно пару месяцев спустя после того, как авторы сдадут туда материалы. И получается, что мы читаем о тех событиях, которые уже давно миновали (причём, мы знаем, чем всё кончилось – это что касается, к примеру, выборов). Жаль, что «Наш современник» довольно большую часть площади отводит именно под такие материалы.

Статья историка Дмитрия Володихина «Кризис как надежда на очищение», в принципе, тоже посвящена сегодняшней политической и экономической ситуации в стране, но её отличие от предыдущей в том, что автор не просто констатирует факты, а предлагает свои, конкретные пути к выходу из сложившегося тупика, свою политическую программу. Программа Володихина включает три пункта (хоть он и пишет: «её можно изложить в двух пунктах»):

1. «Защита православия от любого наступления извне и любых попыток раскола изнутри, постоянная христианская проповедь на территории всей России и за её пределами, распространение во всех слоях общества христианских идеалов и ценностей».

2. «Защита интересов русского народа, который определяется по общей культуре, вере, языку, а не по чистоте крови».

3. «Стремление к автаркизму. Русская цивилизация – самостоятельный субъект мировой политики. Она ставит задачи, отличные от целей глобализации по американскому, китайскому или европейскому варианту… Нам невыгодно тесное включение в мировую экономику, которой мы не управляем, на состояние которой даже повлиять сколько-нибудь значительно не можем».


Абсолютно правильные, на мой взгляд, утверждения. Особенно показателен на этом фоне пример Швейцарии. Во всём мире экономический кризис, а эта небольшая страна, всегда сохранявшая свою индивидуальность, обсуждает, не увеличить ли ежегодный отпуск трудящихся с четырёх до шести недель. И, что самое интересное, швейцарцы не дают своё добро на этот законопроект. Но это уже, как говорится, совсем другая история…

Статья Ксении Мяло «Всего 20 лет – уже 20 лет» (№1-2) посвящалась 20-летию развала СССР. Но автор охватывает гораздо более широкий круг вопросов, рассматривает становление российского государства, начиная с 18-го века.

Статья Александра Севастьянова «Расчленители» - очень объёмная и поначалу показалась сложной. Автор рассматривает в ней проблемы, связанные с развалом СССР. Как сложится дальнейшая судьба нашей страны? По какому сценарию пойдёт её развитие? Будет ли Россия федерацией или конфедерацией? И в чём разница между этими двумя понятиями?

Весь комплекс этих вопросов рассматривается в статье не сам по себе, а через полемику с молодым политиком-националистом Александром Храмовым. Этот молодой политик, 23-х летний оппонент автора статьи, подвергся полному разгрому. И поделом: сначала надо повзрослеть и поумнеть, а потом уже в серьёзную идеологию и политику лезть. Несколько удивляет другое: а стоило ли Севастьянову тратить столько интеллектуальных сил для полемики со столь юным созданием? По-моему, от такого серьёзного к себе отношения юный Храмов только возомнит о себе ещё больше. Правильнее было бы, наверное, просто проигнорировать его.
А статья интересная.

А вот очерк Альберта Устинова «О простом советском человеке» показался неинтересным. Слишком часто приходится слышать подобные рассуждения от пожилых людей, к коим относит себя и Устинов: как хорошо было при СССР, и куда же мы теперь идём. Со второй половиной данного высказывания согласиться готова, а вот первую вполне можно оспорить. Можно, но не очень хочется ввязываться в полемику с пожилым человеком. Пусть уж пребывает в плену своих иллюзий, тем более, что он нашёл логическое, как ему кажется, объяснение и оправдание и выборам из одного кандидата, и существованию любых средств для достижения коммунизма («хорошо всё, что ведёт к коммунизму, плохо всё, что ему мешает»). Даже какую-то мифическую «наследственность советского человека» сумел найти автор, видимо, считая, что за 70 с небольшим лет существования советской власти сменилось несколько поколений советских людей, а не одно-два, как показывают простые подсчёты. Блажен тот, кто видит лишь то, что хочет видеть!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 31, 2012 8:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Звезда», 2012, №3.

Рассказ Валерия Кислова «Экскурсия», пожалуй, больше похож на философское эссе. Речь в нём идёт о времени, о том, как мы порой бездумно его прожигаем и теряем. Автор ставит перед читателями непростой вопрос: а вдруг после окончания нашей земной жизни с нас спросят за зря погубленное время?

Во 2-м-3-м номерах «Звезды» опубликован новый роман Александра Нежного «Nimbus».

Роман основан на реальных исторических событиях и рассказывает о жизни (точнее, о последнем этапе жизни) замечательного человека – врача Фёдора Петровича Гааза. Имя Гааза на слуху практически у всех, но далеко не все знают, каким был этот человек. Теперь, после прочтения романа, я знаю – он был подлинным подвижником, бескорыстным бессеребренником, идеальным врачом, какого только можно себе представить. Большего человеколюбия, преданности своему делу и долгу представить себе, наверное, просто невозможно.

Поскольку Гааз был человеком глубоко религиозным, то в романе много рассуждений о религии и о том, что соблюдение христианских заповедей – это самый верный путь к совершенствованию душевных качеств. Никогда не надо спрашивать небеса: «За что?» Надо помнить, что «приговор Создателя совершенно свободен от причинно-следственных связей, опутывающих нас от рождения невидимой, но прочной сетью, и не может быть исследован человеческим разумом».

А ещё понравилась мысль о том, что в Cудный день «нас спросят не о том, что мы прочли, а о том, что мы совершили». Кроме всего прочего, роман в некоторых моментах своего сюжета перекликается с фактами, ранее мною прочитанными и изученными, тем самым плотно и точно встав в моё миропонимание и мировидение.

Уточняю. Во-первых, я как раз недавно занималась составлением исторического путеводителя по памятникам героям 1812 года Москвы, и столкнулась с информацией о подробностях строительства Храма Христа Спасителя и Триумфальной арки. В романе Александра Нежного приведены те же самые факты, но немного с другой стороны.

Во-вторых, не так давно я читала роман Александра Сегеня «Московский Златоуст» о Московском митрополите Филарете (Дроздове). В романе Нежного Филарет тоже присутствует как персонаж, но его личность раскрывается уже несколько с другой стороны, чем у Сегеня. Но это как раз не удивляет, поскольку у Сегеня действие разворачивается в первой половине 19-го века, а у Нежного – во второй. То есть, образ Филарета предстаёт перед нами как бы в развитии.

В-третьих, в том же романе Сегеня дана несколько неожиданная оценка движения декабристов. Эта же мысль развивается и у Нежного:
«Судьба страны в один прекрасный день четырнадцатого декабря была разыграна в кости несколькими молодыми людьми… Как бы ни были благородны стремления участников четырнадцатого декабря, не восстанием надлежит менять судьбу России. Восстание – кровь, которая повлечёт за собой новую кровь. Путь страшный, ему нет конца. Пусть Каховский убил бы медведя. При этих словах, заметил Фёдор Петрович, все многозначительно переглянулись. Положим, вся армия приняла бы сторону… Между тем, разве можно вооружённой силе предоставлять полномочия управления? И разве можно поверить, что деспотизму суждено погибнуть вместе с деспотом? Какое ужасное заблуждение! Иного пути мы должны желать для любезного Отечества – пути медленных, но неотступных перемен и глубокой вспашки сознания плугом просвещения».

(М-да, про медведя – это слишком круто, пожалуй…)

Весь роман наполнен глубокими размышлениями о смысле жизни.
«Дар напрасный, дар случайный, жизнь, зачем ты мне дана?» Поистине, мучительнейший из вопросов для всякого мыслящего человека. Зачем я родился и живу? Зачем мне жить, когда я обречён могиле? Не есть ли жизнь роковая бессмыслица или – что ещё страшнее – чья-то злая забава? К чему наши страсти, волнения ума, стремления, к чему озарялась любовью душа, ликовало и печалилось сердце?.. Кто знает Бога, тот знает, что жизнь не бывает без смысла. Ибо разве напрасно посылает нас Бог в этот мир? Разве случайно наше появление на свет?.. Как тучи уходят и очищается небо, и снова сияет солнце, так и человек сознаёт, что помимо самого счастья жить есть ещё непередаваемое счастье в большом ли, в малом ли творить добро».

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1780 – здесь можно прочитать первую часть романа.

В 1-м-3-м номерах журнала опубликована переписка Виктора Сосноры с Лилей Брик. Я не очень люблю эпистолярные публикации: обычно в них бывает много личного, понятного только двоим, но письма Сосноры и Брик читаются легко и интересно.

Лиля Брик – женщина удивительная. Ещё при жизни Владимира Маяковского к ней было отношение очень предвзятое: их ненормальная, необъяснимая семья из трёх человек попирала все нормы морали и нравственности. Владимир Маяковский погиб, не дожив до сорока лет, а ей довелось прожить долгую жизнь, ещё несколько раз побывать замужем, и всю жизнь нести на себе крест и клеймо – с одной стороны Музы Маяковского, а с другой стороны – чуть ли не погубительницы его.
Но это так, размышления по поводу. Об отношениях с Маяковским в письмах практически ничего нет. Только в некоторых местах нет-нет, да и проступит отголосок той общественной полемики, которая долгие годы горела вокруг имён Маяковского и Брик.

А она всё-таки была сильной женщиной, коль сумела переступить через всё, что вылилось на её голову, и жить дальше, причём жить своей собственной жизнью, а не перемалываниями воспоминаний о поэте, с которым свела её судьба.

Зацепил один отрывок из одного её письма, о сестре, Эльзе, от 22 января 1970 года:

«Эльза прислала новую повесть, очень-очень грустную. В ней так описан сердечный припадок, что я поняла — она серьезно больна» (Речь идёт о повести “Соловей замирает на заре” - последнем произведении Эльзы Триоле, вскоре, 16 июня 1970 г., скончавшейся от сердечного приступа).

http://magazines.russ.ru/zvezda/2012/1/pe11.html
http://magazines.russ.ru/zvezda/2012/2/pe9.html

Статья Юрия Зельдича «Герберт Гувер – великий гуманист и индивидуалист» продолжает тему бескорыстного служения своей родине, начатую в романе Александра Нежного, на примере американского президента Гувера. Особенно интересными оказались сведения о том, как Америка в лице Герберта Гувера помогала спастись от голода начала 20-х годов Советской России, и как противился этому Ленин. Ему проще и ближе было пожертвовать миллионами людей, чем принять помощь от классово чуждой Америки.

Эссе Ю.П. и Д.А. Медведевых «Круг М.М.Бахтина» посвящено довольно узкоспециальной проблеме – формированию научных взглядов философа, филолога и культуролога Бахтина.

Статья Евгении Щегловой «Несбывшаяся мечта» посвящена творчеству Людмилы Улицкой. По большей части романы Улицкой, особенно последние, подверглись со стороны автора статьи весьма серьёзной критике. Не со всеми доводами Щегловой можно согласиться, но многое подмечено ею вполне справедливо.

Статья Омри Ронена «Подтекст» носит узко-профессиональную литературоведческую направленность.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 08, 2012 7:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Москва", 2012, №3.

Два рассказа Михаила Фёдорова «С чистого листа» мне не понравились. Михаил Фёдоров – адвокат по профессии, и рассказы он написал, используя накопленный опыт адвокатской практики. Рассказы получились длинными и ужасно скучными. Мало того, что описанные истории ничего интересного и экстраординарного из себя не представляют, так ещё и описаны они очень скучно, со множеством подробностей, которые никакой роли в развитии сюжета не играют.

Притча болгарского писателя Христо Смирненского «Лестница» написана в 1923 году, но смысл её вполне актуален и сейчас. Когда человек поднимается вверх по лестнице престижа и власти, у него меняется зрение, слух и общее восприятие жизни. Он перестаёт видеть истинные нужды народа, и всё ему сверху кажется прекрасным и благодушным.

Интереснейшая публикация Сергея Дурылина «Хивинка» - это литературно обработанные воспоминания простой, реально существовавшей женщины Акулины Степановой. Жизнь её сложилась удивительно и необычно. Она жила с мужем на Урале, на границе с киргизскими землями. Казаки охраняли этот рубеж, и частенько русское население подвергалось набегам кочевников. Однажды степняки угнали и Акулину с мужем. Их сразу разлучили, и женщина, пройдя множество испытаний и унижений, попала в Хиву. Там ей повезло: её купил сам хан для работы по дому. Очень интересными являются воспоминания о русских в Хиве в 30-40-х годах 19-го века. Русских там было немало, и все попадали туда разными путями. Описаны разные люди, разные судьбы, разное отношение к родине и чужбине.

Мы традиционно считаем, что в 19-м веке в Средней Азии царили феодальные порядки. Так вот, по рассказам очевидицы, многие русские не хотели возвращаться в Россию именно потому, что обрели свободу от крепостничества в Хиве.

Акулине повезло: хан относился к ней хорошо, её выдали замуж за русского, жила она вполне состоятельно. Но, тем не менее, как только появилась возможность, она сразу же перебралась назад в Россию, где воссоединилась с бежавшим из плена первым мужем. Такая вот удивительная судьба.

Статья Людмилы Воробьёвой «Евросоюз: от кризиса к кризису» описывает реалии современной экономической жизни Европы.

На ту же тему написана статья Павла Захарова «Греческий долговой кризис и его последствия», но она получилась как-то поживее, и читается гораздо интереснее. Особенно понравился эпизод с описанием «бедствий» Греции: у них даже 14-ю зарплату отменили в связи с кризисом.

С 2000 года журнал публикует замечательный цикл статей Николая Калягина «Чтения о русской поэзии» (жаль только, что редко). В нынешнем номере очередное, девятое чтение.

Чем хороши статьи Калягина, так это тем, что в каждой из них поднимается целый комплекс, целый пласт проблем связанных с русской поэзией, а через них со всей русской культурой. Во-первых, в каждой статье подробнейшим образом рассматривается творчество какого-нибудь русского поэта. Во-вторых, поэт рассматривается не в вакууме, а в своей среде, в своей эпохе, в своём окружении. В-третьих, проводятся параллели от литературы Золотого века к литературе века Серебряного. Ну и, в-четвёртых, от Серебряного века - один шаг к литературе и культуре нынешней.

А теперь подробнее.

Девятое чтение посвящено замечательному русскому поэту Евгению Абрамовичу Баратынскому. Автор даёт очень высокую оценку Баратынскому-поэту и Баратынскому-человеку. «Баратынский – один из трёх наших поэтов, взявших абсолютную ноту, достигших в своём творчестве абсолютной высоты,- один из трёх русских поэтов, равных всему высокому и великому, что когда-либо было, есть и будет в литературе мировой». Это три поэта для Николая Калягина – Пушкин, Тютчев, Баратынский.

Баратынский был человеком очень скромным и ненавязчивым, поэтому и не оставил после себя никакой «легенды», никакого широкого резонанса. Имеется единственное академическое издание Баратынского 1982 года, осуществлённое филологом Фризманом, и это издание Николаем Калягиным раскритиковано до самого основания. А проблема издания стихов Баратынского в том, что этот поэт очень требовательно относился к своему творчеству, и мог одно и то же своё стихотворение переделывать по нескольку раз. Поэтому многие его стихи существуют в нескольких вариантах, и не всегда последний вариант – лучший. Задача издателя именно в том и состоит, чтобы выбрать не последний, а лучший вариант.

До сих пор в школах изучают русскую литературу, руководствуясь критическими статьями Белинского. А ведь Виссарион Белинский был человеком очень своеобразным, очень субъективным, и далеко не во всём был он прав. В частности, Баратынского он совершенно недооценил, а многие представители русской культуры связывают имя Белинского с началом упадка русской словесности.

Баратынский принадлежал к высшим слоям аристократии. Школьные уроки истории учили нас, что аристократ – это барин в халате, живущий за счёт тяжкого труда крестьян, этакий паразит. Но ведь произведения культуры и могут создаваться людьми, которые имеют свободное время для размышлений и творчества. «Экклезиасты и Будды не рождаются в податном сословии. Борьба за существование не оставляет простолюдину времени и сил на раздумья о бренности, о возможной бессмысленности этой самой борьбы».

Недавно я столкнулась с тем, что, оказывается, не все знают, что такое Золотой век русской литературы. Серебряный век знают все, а вот Золотой представляют с трудом. Если коротко, то Золотой век литературы – это век 19-й, а Серебряный – это конец 19-го и начало 20-го. Николай Калягин пишет о качественном различии этих двух веков и об их сходстве. Золотой век – это «старшие поэты-аристократы» - Пушкин, Баратынский, Катенин, Вяземский, Грибоедов. «Эти поэты… не всегда утешают. Ещё реже способны они умилить, разжалобить читателя. Но это последние русские поэты, в чьём творчестве отсутствуют процессы тления, ржавения, гнилостного брожения – даже и в зародыше. К любому из них применимо острое словцо Баратынского: «Такая поэзия лучше хлору очищает воздух»… После смерти Пушкина происходит резкое снижение уровня русской литературы: начинается стилистическое разложение, начинается порча литературного языка, и, хотя число подписчиков русских журналов непрерывно растёт, вкус среднего российского читателя катастрофически быстро падает. Славу первого писателя России приобретает наконец Леонид Андреев – человек другой цивилизации»».

Проникновенные строки написал Николай Калягин о нынешнем состоянии культуры. «О жестоком кризисе русской культуры не говорит сегодня только ленивый. Но ведь не в музее, не в учёной книжке, не в подводном граде Китеже обретается сегодня русская культура – сегодня, как и тысячу лет назад, она существует только в сознании людей; вне нашего сознания никакой русской культуры на земле нет и быть не может. «Собраться с духом, молча, одному сойти спокойно в внутреннюю келью», разобраться с хламом, накопившимся в ней, вымести мусор, расставить великое и малое по своим местам, восстановить истинную иерархию культурных ценностей, созданных нашими предками под небом России, - труд, к которому призван каждый. Не все могут быть художниками для других – стать для себя художником, благоукрасить собственную душу способен каждый. Этой мерой творчества Бог никого не обделил». Если вдуматься, эти слова ведь очень правильны. Порой мы засоряем свой мозг и свою душу совершенно лишними и нестоящими вещами. А рано или поздно ведь придётся остановиться и, что называется, «подумать о душе». И, наверное, лучше бы пораньше. И ещё. Конечно, глобально изменить положение в культуре не может никто. Но это же не значит, что не надо делать ничего. Просто надо начинать с малого и не брезговать малым. Начать надо с себя.

Говоря о человеческих качествах Баратынского, Калягин выходит на тему русской интеллигенции. «Указав на верховное положение в русской поэзии Баратынского, Тютчева и Пушкина, мы неизбежно сталкиваемся с вопросом: случайно ли оказались на этой вершине три столбовых дворянина? Другими словами, тема аристократии, вопрос о месте, которое занимала она в народной жизни… Истребив в подвалах «чрезвычаек» аристократию наследственную, «земельную», мы оказались сто лет спустя под властью аристократии денежной, рыночной, уголовной, масс-медийной… Теперь мы все живём робкой надеждой: может быть, самозваная наша элита – не сейчас, конечно, а поколения через два-три – не будет уже материться, выучится русской грамоте и перестанет губить «эту страну»?»

С нетерпением жду следующего «чтения».

Статья Валерия Скрипко «Читая Астафьева…» имеет подзаголовок «Вопросы религии в судьбе и творчестве писателя». Но ведь Астафьев был убеждённым атеистом, и сам автор статьи это признаёт. Соответственно, и герои его относятся к религии так же. И тем не менее, ценные мысли в статье имеются. Понравилась, во-первых, мысль такая: «Если бы Виктор Петрович как сочувствующий посмотрел на трагедию Православной церкви в ретроспективе истории, он, возможно, по-другому осмыслил события 1917 года, Октябрьскую революцию, Гражданскую войну». И это, конечно, касается не только Астафьева.

У нас принято считать, что религиозность России была разрушена большевистским режимом. На самом же деле это не совсем так. Ещё Лев Троцкий в книге «Моя жизнь» отмечал, что «многие из петроградских и московских рабочих в начале ХХ века уже были атеистами, поэтому быстро воспринимали идеи, цели и задачи большевиков и в массовом порядке шли за ними. Правда, вожаки большевизма, к несчастью для них, не читали или не восприняли как грозное предупреждение слова профессора В.О.Ключевского… «Народ, вступивши на революционный путь (1905 год), обманул своего царя, которому клялся в верноподданничестве и безграничной преданности. Наступит время, когда он обманет и Церковь, и тех, кто его считал православным и богоносцем. Придёт пора, он умело обманет, проведёт и социалистов, за которыми сначала пойдёт!» Пророчество профессора полностью сбылось! Все реформаторы – демократические и коммунистические – не учитывали, что нация находится в мировоззренческом, духовном кризисе и причины всех бед в этом!» Трудно не согласиться с этим. Вот ведь, всё у нас, оказывается, ещё хуже, чем мы предполагали.

Небольшая статья Глана Онаняна «Тишайшие, таинственные строки…» посвящена творчеству поэта Анатолия Аврутина. Надо признаться, что поэта этого я не знала и не читала до этого. Но приведённые автором стихотворные цитаты убедили меня, что поэт этот и вправду очень хороший.

Продолжила тему религии и религиозности нашего общества Анна Федорец в своём исследовании «Сколько храмов нужно Москве?» Замечательную работу проделала молодой автор. На основании письменных источников она подсчитала, сколько было храмов на душу населения в Москве до революции и сколько сейчас. Цифры просто удручающие.

Но вот ещё интересная мысль. Оказывается, упадок веры начался в России ещё раньше, не в ХХ и не в 19-м веке, а в Петровскую эпоху, век 18-й. Вот где следует искать корни наших бед.

И ещё важно то, что Анна рассказала, что же такое «сорокИ» (помните – «сорок сороков церквей московских?») так вот, сорокИ – это не 40 церквей, это - один из уровней церковно-административного деления в Москве. Вот так. Век живи, век учись.

Статья Юрия Зобнина «Балканский дебют» посвящена событиям русско-турецкой войны 1877 года. Статья очень подробно и интересно рассказывет о самих военных событиях, об отношении россиян к страданиям своих братьев-славян, об итогах войны.

Ещё одна статья на историческую тему – статья Николая Плиско «Баторий под Псковом, но – не во Пскове». Эта статья рассказывает об исторических событиях 16-го века в России и в Польше. И ещё о том, что некоторые памятники искусства, как, например, картины, могут не соответствовать исторической правде. Это упомянутая в статье картина Яна Матейко «Стефан Баторий под Псковом», а также картина Репина «Иван Грозный убивает своего сына Ивана».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 11, 2012 9:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Наш современник", 2012, №3.

Повесть белорусской писательницы Наталии Костюченко «Предательство».

Немного об авторе. Костюченко Наталия Николаевна родилась в 1963 году в Белоруссии. Окончила Белорусский технологический институт. Член Союза писателей Беларуси, заместитель председателя Минского городского отделения СПБ. Живёт в Минске.

Повесть написана от первого лица, и сходство биографических данных автора и героини позволяет предположить, что события повести носят биографический характер. Во всяком случае, все перипетии жизни героини (которая, кстати, и имя носит, как и автор повести – Наташа) описаны очень живо и натурально.

Основной сюжет повести довольно прост, жизнен и непритязателен. Наташа, городская девушка из интеллигентной семьи, в самой ранней юности влюбилась в деревенского хулигана Фёдора. Поскольку родители её были против такого романа своей дочери, то Наташа не посмела пойти против их воли и вышла замуж за своего вузовского преподавателя, перспективного молодого учёного. Но жизнь не получилась, семья распалась. Возобновились отношения с Фёдором, который к тому времени взялся за ум и после армии остался на сверхсрочную службу. Фёдор вновь делает предложение Наталье, но она сомневается, не говорит ни «да», ни «нет». И Фёдор женится на нелюбимой женщине, которая, однако, ждёт от него ребёнка. Выходит замуж и Наталья за человека мягкого, доброго, несколько безвольного, но любящего её. С Володей, своим вторым мужем, Наталья жила хорошо, спокойно, стабильно. Но лет через десять её потянуло к более сильным ощущениям, и она бросила и второго мужа. В итоге женщина осталась одна. Ни мужа, ни детей, ни удовлетворённости от прожитых лет.

Так почему же «Предательство»? Кто же кого предал? Сначала я всё думала, что героиня будет винить всех окружающих в своей неудавшейся жизни. Было её даже немного жаль, что вот так неудачно всё сложилось. Потом нарастало раздражение на её нерешительность, хотелось сказать: «Так тебе и надо!» Но конец повести стал для меня неожиданным. Переосмыслив свою жизнь, свои поступки, своё отношение к людям Наталья делает неприятные для себя выводы: предательство-то всю свою жизнь совершала именно она. По отношению ко всем мужчинам, которые встретились ей на жизненном пути. Держала «в резерве» Фёдора, не говоря ему ни «да», ни «нет». Выходила замуж не по любви, как за первого мужа, так и за второго.

Мораль повести, на мой взгляд, в том, что ни один наш поступок по отношению к окружающим нас людям не остаётся безответным. Любое наше действие имеет свои последствия, иногда даже весьма отдалённые. Вспомнилась притча о дикобразах: мы, как дикобразы, чем ближе друг к другу приближаемся, тем больнее колем друг друга своими иглами.

Вот последние строки повести: «Где они, те, на самом деле счастливые годы без душевных потрясений, сомнений и угрызений совести? [Имеется в виду жизнь со вторым мужем, Володей] Я ещё не знала тогда, в какую муку может превратиться жизнь, если позволишь страстям прорвать плотину привычек, чистой совести и воли, если не устоишь, не убережёшь себя от опасного раздвоения на доброе и злое в тебе. И когда из тёмных подземелий твоей души неожиданно, не позволяя опомниться и всё обдумать, поднимутся, вырвутся наружу неведомые ранее желания, и ты, уступив их силе, не в состоянии будешь вернуть их в, пусть теперь и принудительное, заточение, вот тогда и осознаешь, как приговор себе, как окончательное, самое страшное для себя наказание, которое уже не позволит почувствовать себя прежним и успокоиться: «Я предатель»…

В своей жизни я совершила немало плохого. И мне страшно сознавать, что больше я жила для себя, чем для других. И сегодня, когда за плечами столько поступков, ошибок, пережитых боли и радостей, поняла одно: предавая ближнего, прежде всего ты предаёшь себя, потому что, совершив предательство, никогда не сможешь чувствовать себя счастливым».

Всё так. И всё не так. Во-первых, потому что далеко не всегда мы можем сразу дать правильную оценку своим поступкам и импульсам. Часто правильное видение приходит к нам лишь годы спустя.

Во-вторых, а неужели лучше жить с нелюбимым? Наталья хоть честно развелась, когда поняла, что не нагулялась. Тем более, детей в семье не было.

Ну и, в-третьих, заглянем к себе в душу. Боюсь, что каждый из нас когда-нибудь кого-нибудь предавал.

http://www.lim.by/limbyfiles/nem10_2011.pdf

Рассказ Николая Ивеншева «Марья Моревна» мне совершенно не понравился. Я вообще не поняла смысл его написания. Муж всё время подозревал жену в каком-то подвохе, хоть она и была вполне хорошей женой. Но вот заболел он сахарным диабетом и ему отняли ногу. А она ходила к нему в больницу, ухаживала за ним, а перед выпиской мужа оставила ему записку и уехала к маме. Так что, получается, не зря он её подозревал в возможном предательстве? Или ей, наконец, надоело постоянное подозрение мужа?

Рассказ Светланы Замлеловой «Красный день календаря» тоже произвёл не очень радостное впечатление, хотя написан хорошо. Удручило содержание рассказа. Четыре пожилых сестры поехали на 7 ноября на дачу. Пока добирались, чуть не увязли в грязи, а добравшись и положив немало сил на уборку и протопку дома, на следующее утро сбежали оттуда, поскольку топить печку и обихаживать дачу в осенне-зимний период оказалось им не под силу. А хотелось прочитать как раз о прелестях дачно-деревенской жизни.

Очень понравился рассказ Юлии Нифонтовой «Спаси мя». Автор очень мастерски нарисовала две сюжетные линии, которые, я уж думала, никогда не сойдутся, а они в самом конце филигранно сошлись. И смысл рассказа очень важен: мы очень тесно связаны с нашими близкими, ушедшими от нас.

Рассказ Виктора Мануйлова «Возвращение» прочитался интересно, но, на мой взгляд, много в нём несколько навязчивой назидательности. Очень явно противопоставлено «хорошее» и «плохое». Хорошее – это работа главного героя на заводе, токарем. А плохое связано у него с людьми не его круга: торгашами, нотариусами и прочими «новыми русскими». Всё вроде бы логично и правильно, но не взял за душу рассказ.

75-летию Валентина Распутина посвящена беседа с ним «Поле битвы – сердца людей». Среди всех правильных слов, сказанных писателем, мне показались очень важными слова о нашей национальной идее.

«Национальную идею искать не надо, она лежит на виду. Это правительство наших, а не чужих национальных интересов, восстановление и защита традиционных ценностей, изгнание в шею всех, кто развращает и дурачит народ, опора на русское имя, которое таит в себе огромную, сейчас отвергаемую силу, одинаковое государственное тягло для всех субъектов Федерации. Это покончить с обезьяньим подражательством чужому образу жизни, остановить нашествие иноземной уродливой «культуры», создать порядок, который бы шёл по направлению нашего исторического и духовного строения, а не коверкал его. Прав был Михаил Меншиков, предреволюционный публицист, предупреждавший, что никогда у нас не будет свободы, пока нет национальной силы. К этому можно добавить, что никогда народ не будет доверять государству, пока им управляют изворотливые и наглые чужаки!»

Статья Сергея Кара-Мурзы «Стратегия-2020» разбирает по косточкам правительственную программу развития нашей страны до 2020 года. Получается, что программа эта не просто маложизнеспособная, но во многих местах откровенно лживая. Автор убедительно доказывает это цифрами и вдумчивым анализом.

Замечательная статья филолога Татьяны Мироновой «Мифы о русском национальном характере».

Татьяна Миронова разбирает и опровергает наиболее распространённые мифы о русском национальном характере, но опровергает их не путём каких-то литературных или жизненных примеров, а на основе сравнительного анализа языков – русского и других. На мой взгляд, это не всегда выглядит убедительно, но понравилась сама тема статьи и некоторые её моменты.

«Что есть национальный характер? Действительно ли нас, русских, многомиллионную массу сородичей единят общие черты и склад ума, одинаковое восприятие жизни и схожий порядок действий? Наука этнология сегодня признаёт, что национальный характер и вправду существует, он объединяет людей в народы и племена и отличает их друг от друга.

Но вот в описание национальных характеров подчас вкрадываются лукавые измышления, которые извне навязываются народу в качестве его собственных представлений о себе самом. Ложь мифов о русском национальном характере прочно засела в наших головах. Мы привычно рассуждаем о пресловутой русской лени, о женственной мягкости и податливости русской натуры, о нашем бесконечном всепрощении и самоуничижительной смиренности, не замечая даже, что программируем собственное поведение, оправдывая собственные человеческие слабости особенностями своей национальности. Но язык наш и история легко соскребают ракушечник клеветы с днища русского корабля, чтобы тот спокойно и плавно двигался наравне с другими народами, уверенный в преимуществах своего величавого хода, наращивая скорость и мощь».


Говоря о мифе о русском гуманизме, Миронова пишет: «Это научно доказанный факт, что без понятия о чужих народах ни один народ, ни одно племя не могут ощутить себя самодостаточным, особенным, отличным от других этносом… Ксенофобии – боязни чужих народов, неприятию чужих народов, отстранённости от чужих народов – столько же лет и тысячелетий, сколько самим племенам и этносам… Открытость и гуманизм могут быть свойствами отдельного человека, но не целой нации, иначе нация распадается и изничтожается, ведь из её самосознания в таком случае изымается главный стержень, на который нанизывается всё национально значимое, и этот стержень – любовь к своим и неприятие чужих».

Пресловутый пролетарский интернационализм, усиленно насаждаемый нам со школьных лет, на самом деле не играет на руку становлению и развитию нации.

«В советское время мы были национально ослаблены и истощены, во-первых, оголтелой пропагандой интернационализма, нахально эксплуатирующего миф об открытости и гуманизме русского народа, во-вторых, административным подавлением всего национально-самобытно русского в обычаях, культуре, языке, в-третьих, сглаживанием противоречий с соседствующими народами за счёт предоставления наших государственных территорий в их суверенное владение. Но вот отпало промывание русских мозгов интернационализмом, и мы видим, как в лоне коммунистической пропаганды подросло и окрепло национальное самосознание наших соседей – прибалтов, грузин, армян, азербайджанцев, казахов, таджиков, туркмен… Ныне и мы вспомнили о своих корнях и традициях, и увидели, что иные народы резко отличаются этим от нас, причём живя по соседству, рядом с нами. И, наконец, эти самые соседи начали притязать на нашу землю, менять наши порядки, нарушать наши обычаи, портить наш язык, захватывать нашу собственность, искажать нашу Веру! Каково терпеть это русскому сердцу! И в противлении тому нет никакой преступной ксенофобии, а обычный для русского народа, да и для любого народа, населяющего землю своих предков, инстинкт национального самосохранения, который сегодня для русских становится последним шансом выживания».

Тема взаимоотношений русских и других народов продолжена в главе, посвящённой мифу о русских угнетателях.

«Разговоры о нетолерантности русского народа, о его природной агрессивности и враждебном отношении к инородцам идут давно и настойчиво. В нас развивают своего рода комплекс вины, настаивая на том, что русские, простираясь на огромные территории, всегда вели себя как завоеватели-оккупанты, подавляя, порабощая, ассимилируя иные народы. Вспомните, как воспитывали вражду к нам в балтийских этносах – в литовцах, латышах, уверяя их в агрессивных притязаниях русских на исконные земли балтов. Латыши и литовцы несколько подзабыли судьбу пруссов – их балтийских соплеменников, которые оказались стёрты с лица земли германскими племенами, и памятью о погибшем племени пруссов осталось лишь название бывшей немецкой провинции – Пруссии».

В главе «Миф о русских завоевателях» Миронова пишет: «Мы боимся выговорить слово «русский», а за книги…, за фильмы,.. поднимающие русский вопрос, нас бросают в тюрьмы, сами же книги и фильмы запрещают при нашей безропотности». По сути здесь автор продолжает ту же тему.

Далее автор разбирает миф о русской лени.

«Лень – одна из главных черт характера в представлениях иноземцев о русском народе… Классики русской литературы под обаянием чужих заблуждений тоже роняли небрежные упрёки своему народу: «Мы ленивы и нелюбопытны»… Это очень выгодно сегодняшней власти, которая изо всех сил укореняет в нас привычку проводить время в безвольном сидении у телевизора». На самом деле, эти слова (про телевизор) можно отнести не только к русскому народу. Это беда всего мира.

В главе о русском всепрощении очень эмоционально написан следующий абзац: «Без всякого наказания остались заявления Виктора Ерофеева из его опуса «Энциклопедия русской души»: «Русских надо бить палкой. Русских надо расстреливать. Русских надо размазывать по стене. Иначе они перестанут быть русскими. Русские – позорная нация. Национальная идея русских – никчёмность. Русских надо пороть. Русские – самые настоящие паразиты. Нормальное состояние русского – пьяное. Русских скорее объединяют дурные качества – лень, зависть, апатия, опустошённость». Попробовали бы вы выпустить тот же самый текст, где вместо слова русский значилось бы еврей или чечен, армянин или татарин, мир тотчас услышал бы грозный протест оскорблённой нации, не миновал бы и кровавых последствий автор подобной дерзости. Да, впрочем, и не рискнул бы никакой Ерофеев даже икнуть в сторону любого из этих народов. А оскорблять русских не только смеет, а делает это с нескрываемым наслаждением».

Ирония звучит в главе «Миф о русской смиренности»: «Мы скромные, куда нам до Церетели, мы смиренные, пусть гордится Абрамович, мы кроткие, пускай возносится Кобзон. Но народ, в элите которого преобладают чужаки, давно назван учёными химерой. Нежизнеспособны химеры, рассыпаются в прах, так учит нас опыт истории…

Надо понимать нам сейчас, что исконные программы нашего поведения среди своих не работают во благо в условиях национальной катастрофы, когда русские ведут борьбу за выживание в чужеродной агрессивной среде. Русское самоумаление сегодня – это беда, которая может закончиться национальным самоубийством»
Также автор рассматривает и опровергает мифы о русском анархизме, о женственности русского характера.

Не обошла Миронова и тему национальной идеи. «Сегодня мы живём в преддверии всепобеждающего действия русской национальной идеи. Её главные, сокрушающие неправду современной жизни темы – «Россия для русских и других коренных народов России», «России – русскую власть» Эти идеи стали ныне общей думой миллионов и миллионов русских людей, которые уже стряхивают с себя летаргическое созерцание, внушённое мерцающими ящиками. Эти идеи действуют подобно энергии, пробуждая в русском народе волю к действию. Они пронзают души желанием прожить жизнь не зря. Они убеждают подняться против несправедливости и геноцида».

Очень интересная, эмоциональная, актуальная и своевременная статья. Необходимо такими статьями пробуждать наше самосознание.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 28, 2012 6:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Звезда», 2012, №4.

Что-то в последнее время модной стала тема сумасшествия. Не к добру это! Открывает апрельский номер «Звезды» рассказ Евгении Бейкер «Дом Ингрид». Рассказ о том, как одна неуравновешенная женщина довела другую неуравновешенную женщину до сумасшествия. Причём обе эти женщины живут в обеспеченной спокойной Швеции, не работают. Отчего же гложет их душевная тоска? Непонятно.

Совсем странным показался рассказ Владимира Михеева «Скоро разбудят меня на рассвете». Во-первых, написан он совершенно корявым языком. Вот такая, к примеру, фраза:

«Во дворе, вдоль забора и у ворот заросшем мелкой курчавой травкой, были Арсений, отец Ромки, еще молодой, красивой наружности блондин, с поредевшей шевелюрой, с усиками, в потертом махровом халате, — у него были вид и манеры обнищавшего и несколько опустившегося барина; и его приятель Голованов, человек не очень далекий и, главное, страшно неуживчивый, что называется «с характером». Теперь оба находились под навесом. Там стояла чугунная печь и был еще столик и две скамейки».

Не сочетаются падежи в начале первого предложения, а затем повторяющиеся «были». Похоже на подстрочник. Или как будто автор быстренько набросал и не перечитал свой опус.

На следующих страницах один из героев назван сначала Прасоловым, потом Новосёловым, а затем снова Прасоловым.

И уж совсем нереальны характеры героев. Так, главный герой рассказа, восьмиклассник Роман, мечтает стать писателем и зачитывается «Молодой гвардией», «Как закалялась сталь» и «Педагогической поэмой». А его отец, Арсений, («молодой, красивой наружности блондин, с поредевшей шевелюрой») переживает, что Роман начнёт читать и «Манифест Коммунистической партии».

Не знаю, проходят ли нынче по литературе Фадеева и Островского, но в курсе истории изучения «Манифеста» никак не избежать, переживай – не переживай. А главное, остался непонятым смысл рассказа.

Основная публикация номера – роман эстонского писателя Михкеля Муття «Международный человек» - вызвал ряд вопросов, основным из которых стал: зачем было это переводить на русский язык и предлагать русскоязычному читателю, россиянину? Даже хотелось поначалу скаламбурить на тему фамилии автора и сути романа. Но это всё же неспортивно.

Суть романа вот в чём. Время действия – примерно 90-е годы прошлого века, после распада СССР. Маленькая, но гордая Эстония, отделившись от большой страны, начала испытывать трудности практически во всём, даже с продуктами питания начались проблемы (верится с трудом, Эстония ведь страна сельскохозяйственная, но таков замысел автора). Основным продуктом питания эстонцев стало «пищевое мыло» - такое новое изобретение, ноу-хау эстонцев – продукт вполне питательный, но довольно мерзопакостный. Но эстонцы настолько ненавидят Россию, что готовы питаться этим мылом, лишь бы обрести свою независимость и сэкономить хоть какие-то деньги.

«В конце прошлого года высший орган государственной власти, именуемый с советских времен Верховным Советом, в качестве своего последнего акта решил провести референдум, организовав опрос, готов ли народ первые годы независимости поддерживать душу в теле одним только пищевым мылом. Это позволило бы избежать закупок продовольствия у Запада и использовать освободившиеся ресурсы для содержания хуторов, рытья канав, строительства дорог и мостов, обучения эстонцев английскому языку, а русских — эстонскому, издания новых учебников по истории и для других важных дел… Подавляющее большинство, даже тысяч двадцать русскоязычных жителей, торжественно поклялось, что готово претерпеть какие угодно невзгоды, лишь бы восстановить истинную независимость государства и невинность нации, похищенные московскими насильниками полстолетия назад».

Чтобы это самое мыло было более удобоваримым, изобрели так называемый фиксатор, чтобы какое-то время мыло пахло мясом. Но и тут «клятые москали» подгадили:

«Но необходимое для изготовления фиксатора сырье импортировала Россия, и Москва заломила такую цену, какую на мировом рынке просили только за амбру. Москва была готова продавать соответствующее сырье за ту же цену, что она назначила, например, выращивающим хлопок среднеазиат¬ским республикам, принадлежащим ныне обновленному СССР.

Эта цена была бы символической.

В обмен на это Москва хотела, чтобы Эстония изменила один пункт в конституции, касающийся получения права на гражданство бывшими военными. То есть Москва предлагала при получении гражданства приравнять политруков к православным священникам со всеми проистекающими отсюда последствиями. Москва утверждала, что оба контингента принадлежат к идеологической сфере, ибо как священники, так и политруки занимаются незримыми объектами и духовными силами. Однако эстонская сторона не могла с этим согласиться, потому что незначительные, на первый взгляд, уступки с ее стороны могли бы завести слишком далеко. Этот закон охватил бы потомков вышеупомянутых лиц, и, например, у внуков красных комиссаров Гражданской войны (а они тоже умещались в графу идеологических работников) автоматически появилось бы право быть избранными в писари эстонского поселкового совета.

Москва рассчитывала, что постепенно запах мыла без фиксатора станет для эстонцев невыносимым, и таким образом она надеялась поставить маленький свободолюбивый народ на колени».


Да, забыла сказать, что роман написан в жанре… утопии, наверное. Хотя ненависть к России там вполне настоящая. И если бы не ирония над собой, над своим менталитетом, то читать это было бы совсем невозможно.
Так вот, Эстония желает приобрести международное признание и поддержку и с этой целью правительственная делегация отправляется в США, во Францию. Описания того, как делегация нищей страны желает войти в мировое сообщество и при этом не потерять лицо очень близки к реальности. Но какой-то настолько своеобразный у эстонцев юмор, что даже и не смешно. Некоторых моментов я не поняла вообще, а ведь автор, наверное, закладывал какой-то смысл хотя бы в то, что герои его носят фамилии некоторых известных деятелей или литературных персонажей. И почему президент Эстонии выражал свои чувства именно танцами разных народностей?

Вот пример юмора:

«От его знакомых Фабиан слышал, что в свободное от работы время он якобы сангвиник». Ну и тому подобное.

Есть, конечно, в романе и здравая мысль: автор с горечью понимает, что роль Эстонии в мировом сообществе настолько незначительна, что вся их политическая деятельность напоминает мышиную возню и ровно никакого значения в мировом масштабе не имеет.

Читая роман, я всё время представляла бородатого эстонца с трубкой, который читает эту книгу и ухохатывается. Мне было не смешно.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1815

Воспоминания Б.Пласевского «Особый парень» посвящены театральному режиссёру Вадиму Голикову. Публикация интересная, но по прочтении её становится ясно как никогда, что театр – искусство не вечное.

Статья Андрея Нечаева «Реформы начала 1990-х: мифы и реальность».

Автор статьи – доктор экономических наук, в 1992-1993 годах – министр экономики РФ, так что пишет вполне со знанием дела.

В своей статье Нечаев развенчивает устоявшиеся стереотипы о 90-х годах: о том, что Егор Гайдар развалил нашу экономику, о том, что экономические реформы можно было проводить мягко и постепенно, о том, что Гайдар уничтожил вклады населения, обманул всех с ваучерами. По мнению автора статьи, Егор Гайдар был человеком очень профессиональным, честным и порядочным, и в экономических преобразованиях сделал всё, как надо. Конечно, каких-то ошибок было не избежать, но курс был правильным.

Замечательное эссе Бориса Парамонова «Только детские книги читать…» посвящено любимым книгам детских лет автора. Борис Парамонов родился в 1937 году, но многие его мысли и пристрастия я вполне могу разделить.

К своим любимым и произведшим наибольшее впечатление книгам Парамонов относит «Жизнь Клима Самгина» Горького, «Хождение по мукам» Алексея Толстого, «Виза времени» Эренбурга, «Дорога на океан» Леонова, «Смерть после полудня» Хемингуэя, некоторые другие.

Чтение для Бориса Парамонова – это не просто процесс усваивания информации, это ритуал, как это всегда для нас, читающих бумажные, а не электронные книги, было. Вспоминая произведение, мы вспоминаем не только сам текст, но и свои эмоции, связанные с книгой. «Это так называемое ностальгическое чтение, воспоминание о чтении, когда нежно припоминается даже верстка старой книги или цвет ее обложки». Эта мысль близка мне и понятна. Я тоже помню свои первые поразившие меня книги.

А вот так пишет Парамонов о романе «Война и мир» старого издания, большого формата: «Это было однотомное издание громадного формата, так что я лишался возможности читать лежа — необходимое условие всякого плодотворного, то есть уютного, чтения. Все усваивается лучше, если принцип пользы совпадает с принципом удовольствия». В самом деле, самое милое дело – читать лёжа, хоть и вредно для глаз, как говорят своим детям мамы и папы всех поколений.

Очень близкой оказалась мне мысль о том, что писатель, творец, о чём бы он ни писал, пишет в первую очередь о себе, через себя. Парамонов пишет о том же на примере Маяковского: «Это вечный, похоже, вопрос: о соотнесении стихов с образом поэта, с мифом о поэте. Вроде бы миф не нужен, стихи должны восприниматься имманентно, и никакие детали посмертно обнаруженной биографии не меняют стихов. Но в том-то и дело, что большой поэт одновременно со стихами выдает биографию — в тех же стихах зашифрованную, а то и не очень. Гениальное искусство вместе с текстом, в тексте несет целостную личность поэта, со всей его биографией, бывшей и будущей».

Замечательно мудрым оказался конец эссе: «Когда коммунизм пал, вернее еще начинал падать, при Горбачеве, думалось: вот хорошо, колбаса все-таки будет, а цензуры не будет, уже нет, вот начитаемся! И большего как-то не представляли. Оказалось — далеко вышли за колбасные пределы, а книг хоть много, и всяких, но никто их не читает. Началась «гонка за лидером».

А лидер и сам не знает, куда бежит.

А бегать не надо. Надо лежать на диване и читать книги.

Сталину и коммунизму была настоящая альтернатива — хорошие книги.

Сейчас — тысячи альтернатив для сверхбуридановых ослов.
Это хорошо, что мне скоро — в мае — 75 лет.

Старый, что малый: Только детские книги читать...»


http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1820

Филолог Елена Невзглядова в статье «Афины и Иерусалим в русской поэзии» рассуждает о том, что же такое всё-таки поэзия и почему одни и те же слова в одном случае служат нам просто информацией, а в другом берут за душу. Основная часть статьи посвящена анализу творчества поэтов-символистов. Одни из них писали красивыми словами о каких-то неземных чувствах и переживаниях, но почему-то эти слова так и оставались просто набором букв. А другие, может даже более простыми словами, сумели показать нам глубину своих переживаний. Может, дело именно в наличии или отсутствии самих переживаний?

Небольшая философская статья Станислава Яржембовского «Опрощение как метод» говорит нам о вере в Бога. Чтобы стать верующим, вовсе не надо пытаться упростить вопросы веры до уровня своего понимания. Надо, наоборот, себя опростить для установления верного соотношения себя и Бога. Сложно, но реально.

Статья Александра Жолковского «Сохрани мою речь,- и я приму тебя, как упряжь» посвящена подробному разбору стихотворения Мандельштама «Сохрани мою речь навсегда за привкус несчастья и дыма…»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Май 07, 2012 6:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», 2012, №4.

В 3-4-м номерах журнала имеется любопытная публикация – Алеся Казанцева, «Жизнь и удивительные приключения Алеси Петровны, рассказанные ею самой».

Автор – Алеся Казанцева – известный блогер – родилась в Барнауле, закончила журфак Алтайского университета, сейчас живёт в Москве. Работает фрилансером и вторым режиссёром на съёмках рекламных роликов, фильмов и сериалов. Что такое фрилансер, я представляю с трудом, как и известность блогера, но если говорить проще, то произведение молодого автора – это автобиографическая повесть, написанная с большой долей юмора. Во многих местах повести я улыбалась, а в некоторых смеялась в голос и зачитывала мужу.
Начинает Алеся своё жизнеописание с самого детства, с детского сада. Несколько глав посвящено школе, ну а дальше – переезд в Москву и работа на телевидении.

Что интересно, по своему возрасту Алеся лет на 20 младше меня, но некоторые её суждения мне близки. Вот она пишет: «Я до сих пор очень люблю всё, что связано с теми временами. И бывает искренне жаль, что родилась слишком поздно, что не жила, когда был 1960 год. Мне сейчас станет стыдно, но я плохо знаю историю. Я не знаю, что было в 1960 году, но, кажется, было очень хорошо.

Я хотела бы увидеть собственными глазами, как тогда одевались женщины, что шло по телевизору, что продавали в магазинах и особенно что не продавали. Я люблю старые советские фильмы…

Я бы всё отдала за треугольный журнальный столик, который показывают в старых фильмах. Это вытянутый треугольник неправильной формы, под закруглёнными углами три ножки. Они прямые и чуть расставлены в стороны. Нигде не могу такой найти».


По-моему, именно такой до сих пор стоит на балконе у моего бывшего мужа, если, конечно, не выбросили на помойку.

Близкими и понятными оказались и отношения героини с мамой, оставшейся в родном городе:

«Не брать трубку, когда звонит мама, нельзя. Потому что после десятого гудка я автоматически считаюсь с перерезанным горлом в канаве»

Наверное, все мамы одинаковы.

«Когда моя мама говорит что-то такое, что несовместимо с жизнью, то я думаю, что очень хотела бы, чтобы мои дети мне всё прощали. Любое слово, особенно когда стану старая и буду говорить что-то такое, что несовместимо с жизнью».

Немного обидели строки, посвящённые библиотекарям, но всё же, читая их, я улыбалась.

«Я ужасно не люблю посещать места, где надо вести себя тихо и говорить шёпотом. В любой библиотеке через пятнадцать минут я готова вскочить, вцепиться себе в волосы, заорать: «Аааааааааа!» - и в панике убежать на улицу. И ещё я не люблю библиотеки, потому что там мало платят библиотекаршам. Мне жалко людей, когда у них нет денег. Перед тем, как сдать книжку, мне хочется положить в неё сто рублей. Я не люблю, когда люди нищие».

Так и хочется сказать: «Не надо никого жалеть, деточка! Посмотрите лучше на себя!» Потому что во многих местах повести Алеся сама пишет о своём безденежье, бесквартирности и безработности. Но уезжать к себе в родной город всё же не собирается. Несмотря на все трудности жизни в Москве, юная провинциалка страстно желает жить именно здесь, работать в столице, найти своё счастье. К чести автора, надо сказать, что в её понятие счастья входит не замужество за миллионером, а любовь, совместная уютная жизнь, взаимопонимание с любимым человеком.

Понравилась глава, где Алеся описывает своё посещение Казахстана. Это мне очень близко и понятно. Вот про казахские чебуреки: «Он такой невероятный, что хочется надеть себе на голову и упасть под стол».
А ещё там же про незапоминаемость казахских имён для приезжих, про особую систему ориентации в Алма-Ате, когда называется не просто адрес, а квадрат, то есть пересечение улиц, например, Сейфуллина-Мира, Калинина-Виноградова. Эта система координат первое время, когда я приехала в Алма-Ату, меня тоже вводила в ступор.

И ещё несколько понравившихся цитат:

«Как и многие женщины, я не люблю цветы.
То, что женщины любят, когда им дарят цветы, это такой же стереотип, как и то, что все мужики – козлы».


Это правда. Я и сама к таким женщинам отношусь.

«На мой взгляд, есть два основных признака счастливой семьи.
Первый: супруги завтракают утром.
Второй: они читают в постели перед сном»


Спорно. Но очень уютно выглядит.

«Человека можно обидеть только тогда, когда он хочет обижаться. Когда ему выгодно быть обиженным. А если у человека нет необходимости оставаться несчастным и обделённым, то он этого или просто не заметит, или пошлёт в задницу, быстро позабыв».

На самом деле, хуже нет, когда в коллективе попадается такой вот обидчивый человек. Ну на каждое слово считает нужным обидеться, видя везде подвохи и намёки на себя. Приходится каждое своё слово взвешивать по десять раз, прежде чем открыть рот.

А заканчивается публикация замужеством героини. Очень хочется, чтобы у неё всё сложилось хорошо. Как и у молодого автора Алеси Казанцевой.
Жаль, что в электронном виде я не нашла этого произведения. Очень забавно. Не шедевр, но настроение повышает отменно.

Документальная повесть Юрия Лопусова «Русская рулетка» ввела меня в состояние некой брезгливости, мягко говоря.

Сейчас попробую объяснить поподробнее.

Автор повести – Юрий Александрович Лопусов – член Союза писателей России, в описываемое время (1975 год) был ответственным секретарём комиссии по работе с молодыми литераторами Союза писателей СССР. В повести он почему-то называет себя «Усовым». Это уже создаёт впечатление некоей недостоверности, хотя повесть названа документальной.

Основная тема повести – пьянство советских писателей; основное место действия – буфет и ресторан Союза писателей.

Что интересно, все персонажи выведены под собственными фамилиями – Владимир Солоухин, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, другие, а вот главные действующие лица – знаменитые братья-детективщики – названы опять же почему-то братьями Лайнерами. Значит ли это, что в рассказанном есть доля вымысла? Не знаю.

На самом деле, ни для кого не секрет, что писатели (и представители других профессий) советских (и прочих) времён много пили и пьют. Но автор повести не только пишет об этом иногда с юмором, иногда не очень, но пытается найти этому заболеванию философское оправдание, обоснование, прямо чуть ли не смакует пристрастие к алкоголю как собратьев по перу, так и собственное.

Цитата: «Пьянство – оно в крови у писателей. Так сказать, генетическое свойство русской нации. [Вот как ловко автор перевёл вопрос на национальные рельсы. Как будто писатели в СССР и в России были только русскими!] Тут всё ясно. Вторая матрёшка – нервное или интеллектуальное напряжение, которое требует выхода. Самый простой способ разрядки – хорошо выпить… [Ну да, мы понимаем – труднее работы, чем труд писателя, найти нелегко…] Третья матрёшка – сам характер творчества. Ещё великий знаток сферы подсознания Зигмунд Фрейд говорил, что написание стихов – это своеобразный вид помешательства… Водка раскрепощает мозг, выводит его в иные сферы, за пределы обычного восприятия, свойственного обычным людям… Наконец, последняя, самая маленькая матрёшка. Мы живём с вами в мире, который поделён на два идеологических лагеря – капитализм и социализм. Писатели находятся в самом центре этого противостояния. Их творчество зависимо. Это давит на писателя, а творчество не терпит рамок, закрепощения, диктата. Нельзя творить свободно, когда над головой висит дамоклов меч социального заказа. Отсюда – постоянная неудовлетворённость собой и как результат – пьянство».

Рабочий человек придёт домой от станка, выпьет от усталости водки, и завалится спать. А писатель ещё будет и обосновывать теорию, что не пить он не может.

А сюжет повести в том, как автор, Усов, обманул напившихся братьев Лайнеров и обманом выманил у них большую по тем временам сумму денег. Не для себя, для другого писателя-алкоголика, но поступок-то всё равно непорядочный. Вот интересно, эта история (если она всё же «документальная») выплыла только сейчас или была известна «братьям Лайнерам» ещё при их жизни?

Немало в повести и рассуждений о русском характере, о русской нации в целом, но цитаты на эту тему я даже приводить не буду, дабы не вызвать национальной дискуссии, потому что есть там что возразить и автору повести, и его персонажам.

Рассказ Александра Горохова «Княжий погост» мне понравился. Такое неторопливое повествование пожилого человека, который уже никуда не спешит. Не спится по ночам, а в голову лезут воспоминания. И события многолетней давности помнишь лучше, чем вчерашние – это, наверное, и есть признак старости.

Статья Сергея Ермакова «Политика США и НАТО на постсоветском пространстве» подробно рассказывает нам, что надо НАТО от бывших наших республик, и чем это может грозить России.

Интересную статью «Государство и церковь: церковно-правовой взгляд» написал историк Михаил Смолин.
Для нас привычным стал тезис о том, что церковь у нас отделена от государства. И, наверное, никто из нас толком и не задумывался, возможно ли это. Михаил Смолин очень понятно и доходчиво объяснил, что это невозможно. «Дилемму отношений Церкви и государства должно сформулировать так: это либо связь, либо борьба».

Церковь обязательно должна воздействовать на политику государства, иначе её деятельность вообще теряет смысл. «Пока в мир не пришёл антихрист, который соединит в себе власть всех государств, до тех пор христианская власть в государстве возможна, и стремиться к христианизации государства нужно… Ещё более неизбежен и необходим подобный союз государству, которое без духовного влияния Церкви остаётся лишь с одним возможным влиянием на своих граждан, а именно страхом физического наказания. Государству в его многочисленных земных заботах… никак не обойтись без воспитывающей нравственной силы Церкви, которая одна только и может преподать подданным государства истинные понятия о христианских гражданских добродетелях».

Рассматривает автор статьи и проблему свободы совести и вероисповедания. И оказывается, что здесь тоже не всё так просто, как мы привыкли слышать.

«В Православии совесть верующего человека не имеет свободы выбора содержания веры, человек в вопросах веры не является творцом, а лишь учеником».

«Полная свобода человека в содержании религии равняется отрицанию её в совести, ведёт к уничтожению её в действительности».

«Идея свободы совести говорит, что религия есть частное дело каждого и что потому именно и необходимо отделение Церкви от государства.
Такой подход совершенно противоречит православной вере».

«Государство, состоящее из граждан, исповедующих в громадном большинстве христианскую православную веру, необходимо должно иметь и законы, согласные с духом христианского нравственного и социального учения».


Казалось бы, очевидная истина, но ведь в действительности мы ничего этого не имеем.

Статья Капитолины Кокшеневой «Территория русского смысла» не очень велика по объёму, но столь эмоциональна, что скорее напоминает крик. И в самом деле, есть о чём кричать. Автор отмечает важные проблемы современности:
«активность «инокультурного элемента», абсолютизация «прав меньшинства на отличие», отсутствие того объёма гуманитарных знаний, при котором возможно «формирование мировоззрения, скрепляющего нацию».

Уровень культуры нашего общества не просто падает, но находится уже в столь глубокой яме, что произошла полная подмена понятий. «Выдавать подделку за подлинники, сочинителей детективов за писателей, а всё более хамеющего «гражданина-поэта» за народную позицию можно только там, где между вульгарным потреблением и эстетическим наслаждением перестают чувствовать разницу».

Как примеры приводятся содержание передач «Пусть говорят» и «Дом-2». Почему же мы пришли к такому плачевному результату?

«В культуре двадцать лет работал ликвидаторский проект, шла зачистка следов советизма, а как оказалось – ценностей и смыслов настоящей русской культуры».

Я бы, наверное, не стала ставить знак равенства между советской и русской культурой, но то, что у нас в очередной раз вместе с водой выплеснули и ребёнка – это очевидно.

«70% проката фильмов в России – американские,.. первая голая актриса появилась на сцене московского Театра юного зрителя» - эти факты не могут не ужасать.

Но проблема не только в самой культуре, изменились и личности наших граждан, особенно молодёжи. Капитолина Кокшенева называет это «стерилизацией личности». «Стерилизация проходила по двум направлениям: культуры и истории. Именно русская культура, история и русский язык… стали полигоном для испражнений и уродования под видом «новизны», стали местом, где русские обвинялись в «патологической тяге к тоталитарным практикам»

Выход из создавшегося положения Кокшенева видит в срочной консолидации всех русских культурных сил, в частности, в образовании Русского культурного союза, который бы объединил всех русских культурных людей и соотечественников, проживающих за рубежом.

С 2000 года журнал публикует замечательный цикл статей Николая Калягина «Чтения о русской поэзии» (жаль только, что редко). В 3-4-м номерах очередное, девятое чтение.

Чем хороши статьи Калягина, так это тем, что в каждой из них поднимается целый комплекс, целый пласт проблем связанных с русской поэзией, а через них со всей русской культурой. Во-первых, в каждой статье подробнейшим образом рассматривается творчество какого-нибудь русского поэта. Во-вторых, поэт рассматривается не в вакууме, а в своей среде, в своей эпохе, в своём окружении. В-третьих, проводятся параллели от литературы Золотого века к литературе века Серебряного. Ну и, в-четвёртых, от Серебряного века - один шаг к литературе и культуре нынешней.

А теперь подробнее.

Девятое чтение посвящено замечательному русскому поэту Евгению Абрамовичу Баратынскому. Автор даёт очень высокую оценку Баратынскому-поэту и Баратынскому-человеку. «Баратынский – один из трёх наших поэтов, взявших абсолютную ноту, достигших в своём творчестве абсолютной высоты,- один из трёх русских поэтов, равных всему высокому и великому, что когда-либо было, есть и будет в литературе мировой». Это три поэта для Николая Калягина – Пушкин, Тютчев, Баратынский.

Баратынский был человеком очень скромным и ненавязчивым, поэтому и не оставил после себя никакой «легенды», никакого широкого резонанса. Но «он ближе других к идеалу приближался. И как художник и как человек. Баратынский был исключительно правдив… Кража, совершённая в день своего шестнадцатилетия, в 1816 году, наказание за кражу, растянувшееся на девять лет,- всё это страшно на Баратынского подействовало, по-настоящему его смирило».

Имеется единственное академическое издание Баратынского 1982 года, осуществлённое филологом Фризманом, и это издание Николаем Калягиным раскритиковано до самого основания. А проблема издания стихов Баратынского в том, что этот поэт очень требовательно относился к своему творчеству, и мог одно и то же своё стихотворение переделывать по нескольку раз. Поэтому многие его стихи существуют в нескольких вариантах, и не всегда последний вариант – лучший. Задача издателя именно в том и состоит, чтобы выбрать не последний, а лучший вариант.
До сих пор в школах изучают русскую литературу, руководствуясь критическими статьями Белинского. А ведь Виссарион Белинский был человеком очень своеобразным, очень субъективным, и далеко не во всём был он прав. В частности, Баратынского он совершенно недооценил, а многие представители русской культуры связывают имя Белинского с началом упадка русской словесности.

Баратынский принадлежал к высшим слоям аристократии. Школьные уроки истории учили нас, что аристократ – это барин в халате, живущий за счёт тяжкого труда крестьян, этакий паразит. Но ведь произведения культуры и могут создаваться людьми, которые имеют свободное время для размышлений и творчества. «Экклезиасты и Будды не рождаются в податном сословии. Борьба за существование не оставляет простолюдину времени и сил на раздумья о бренности, о возможной бессмысленности этой самой борьбы».

Очень неоднозначно Калягин почему-то оценил личность жены Евгения Абрамовича, хотя, как мне казалось, уж тут-то спорить не о чем.

«Встреча с Анастасией Львовной Энгельгардт, совпавшая по времени с получением с получением офицерского чина, означала для Баратынского спасительный жизненный переворот, возвращение к «человеческому существованию». Общественная реабилитация и личное счастье упали ему в руки одновременно… Настасья Львовна стала на рубеже, отделившем прошлое от настоящего; она сумела защитить Баратынского от мрачных теней прошлого, изнуривших его душу, сумела защитить его от самого себя – от той силы самоосуждения, которая была Баратынскому присуща… Неудивительно, что привязанность Баратынского к жене была исключительно прочной и до болезненности сильной. Супруги прожили 18 лет, практически не разлучаясь»

Что же здесь плохого? Это же поистине прекрасно, любая супружеская пара могла бы только мечтать о таких отношениях. Но Калягин считает, что Баратынский был чересчур привязан к своей жене, чересчур замкнут на ней одной, чем лишил себя некоторых друзей, в частности, Киреевского. В конечном итоге, Баратынский и умер-то из-за того, что испугался за Анастасию Львовну. (В связи с этим интересный факт: «Герцен писал, не краснея, про то, что Баратынский умер… «задохнувшись в атмосфере николаевского царствования»)

«Атмосфера исключительной привязанности, прямой взаимозависимости, царившая в семье Баратынских, не кажется мне здоровой.
Такая вот именно любовь – союз двух сердец «против остального мира» - встречается в нашем мире довольно часто. Едва ли ей можно позавидовать. Единственное сохранившееся письмо Анастасии Львовны к мужу начинается так: «Обожаемый мой, жизнь моя, сокровище бесценное, дорогой мой, душа моя…» - а заканчивается так: «Обнимаю тебя, моя милая душичка, да приведёт меня Господь поскорее обратно к тебе… Обнимаю тебя сердечно, со всею любовью»


Потрясающие слова… Кто из мужчин может похвастаться таким письмом от жены? Женщины, многим ли из нас мужья пишут такие письма?

«Написано это письмо на четырнадцатом году совместной жизни и вызвано трёхнедельной отлучкой Анастасии Львовны из дома. В таком ритме существовать нельзя! Живой человек не может реально соответствовать этому напору любви, по сути своей идолопоклоннической. На алтарь такой любви необходимо будут приноситься человеческие жертвы: из семейного рая будут изгоняться «во тьму внешнюю» лишние родственники, бывшие друзья и прочие «враги нашей любви»

Недавно я столкнулась с тем, что, оказывается, не все знают, что такое Золотой век русской литературы. Серебряный век знают все, а вот Золотой представляют с трудом. Если коротко, то Золотой век литературы – это век 19-й, а Серебряный – это конец 19-го и начало 20-го. Николай Калягин пишет о качественном различии этих двух веков и об их сходстве. Золотой век – это «старшие поэты-аристократы» - Пушкин, Баратынский, Катенин, Вяземский, Грибоедов. «Эти поэты… не всегда утешают. Ещё реже способны они умилить, разжалобить читателя. Но это последние русские поэты, в чьём творчестве отсутствуют процессы тления, ржавения, гнилостного брожения – даже и в зародыше. К любому из них применимо острое словцо Баратынского: «Такая поэзия лучше хлору очищает воздух»… После смерти Пушкина происходит резкое снижение уровня русской литературы: начинается стилистическое разложение, начинается порча литературного языка, и, хотя число подписчиков русских журналов непрерывно растёт, вкус среднего российского читателя катастрофически быстро падает. Славу первого писателя России приобретает наконец Леонид Андреев – человек другой цивилизации»».

«Главными учениками Пушкина в русской литературе остаются до сих пор Баратынский и Тютчев, Гоголь и Достоевский. Эти люди всю жизнь перечитывали Пушкина, всю жизнь напряжённо о нём размышляли, но в собственном творчестве стремились уйти от него как можно дальше. И это центробежное усилие оказалось на редкость плодотворным!..
Возьмём, с другой стороны, «центростремительного» Льва Толстого, никогда далеко от Пушкина не удалявшегося. И чем это кончилось? Романом «Воскресение», от которого прямая дорога уже к образцовым поделкам социалистического реализма! «Поднятая целина», «Воскресение», «Молодая гвардия» - сразу и не скажешь, какой из этих романно лучше, какой хуже. Как-то одинаково всё в этих романах: безблагодатно, натужно, очень научительно. А в целом чертовски серо…»


Замечательные строки написал автор статьи об эпохе Николая I. Мы привыкли считать этого самодержца тираном, тупым и жестоким. Но так ли это было на самом деле?

«Никакого сравнения с царствованием Николая I наша эпоха, в культурном отношении слишком скромная, не выдерживает… Золотой век в жизни нации бывает только один. Представим себе на минуту реальные масзнаменитых фамилий на штабы николаевского царствования: у входа в него мы встречаем Николая Михайловича Карамзина,.. на выходе – Гаршина и Иннокентия Анненского… Всё остальное внутри. Пушкин и Гоголь, Баратынский и Киреевский, Лермонтов и Толстой…( а дальше идёт перечисление знаменитых фамилий на целую страницу). Царь становится в центре… эпохи, именно он придаёт ей «страсть, остроту и огонь», именно он даёт ей имя. Золотой век русской литературы – век Николая I».

Проникновенные строки написал Николай Калягин о нынешнем состоянии культуры. «О жестоком кризисе русской культуры не говорит сегодня только ленивый. Но ведь не в музее, не в учёной книжке, не в подводном граде Китеже обретается сегодня русская культура – сегодня, как и тысячу лет назад, она существует только в сознании людей; вне нашего сознания никакой русской культуры на земле нет и быть не может. «Собраться с духом, молча, одному сойти спокойно в внутреннюю келью», разобраться с хламом, накопившимся в ней, вымести мусор, расставить великое и малое по своим местам, восстановить истинную иерархию культурных ценностей, созданных нашими предками под небом России, - труд, к которому призван каждый. Не все могут быть художниками для других – стать для себя художником, благоукрасить собственную душу способен каждый. Этой мерой творчества Бог никого не обделил».

Если вдуматься, эти слова ведь очень правильны. Порой мы засоряем свой мозг и свою душу совершенно лишними и нестоящими вещами. А рано или поздно ведь придётся остановиться и, что называется, «подумать о душе». И, наверное, лучше бы пораньше. И ещё. Конечно, глобально изменить положение в культуре не может никто. Но это же не значит, что не надо делать ничего. Просто надо начинать с малого и не брезговать малым. Начать надо с себя.

Говоря о человеческих качествах Баратынского, Калягин выходит на тему русской интеллигенции. «Указав на верховное положение в русской поэзии Баратынского, Тютчева и Пушкина, мы неизбежно сталкиваемся с вопросом: случайно ли оказались на этой вершине три столбовых дворянина? Другими словами, тема аристократии, вопрос о месте, которое занимала она в народной жизни… Истребив в подвалах «чрезвычаек» аристократию наследственную, «земельную», мы оказались сто лет спустя под властью аристократии денежной, рыночной, уголовной, масс-медийной… Теперь мы все живём робкой надеждой: может быть, самозваная наша элита – не сейчас, конечно, а поколения через два-три – не будет уже материться, выучится русской грамоте и перестанет губить «эту страну»?»

С нетерпением жду следующего «чтения».

В рубрике «Русские судьбы» опубликован очерк Павла Пальчикова «Эффект Лыкова» - о жизни и судьбе известного русского теплофизика Алексея Лыкова. Очерк интересный, особенно впечатлили строки о том, как Лыков помог архитекторам и реставраторам воссоздать киевский Софийский собор – не на основе новейших достижений науки, а просто приняв во внимание опыт древних мастеров.

Рассказ алма-атинской писательницы Светланы Назаровой «Долго и счастливо» посвящён немолодым людям, которые, прожив большую часть своей жизни вместе, любя друг друга, вдруг стали друг от друга отдаляться. Кто в этом виноват? Жена, которая тяжело переживает свои возрастные изменения? Или муж, который завёл себе молодую подружку? Наверное, оба. Можно, конечно, на старости лет разбежаться и начать новую жизнь, но, наверное, стоит всё же попытаться понять друг друга и не терять той любви, которая связывала их всю жизнь.

Два рассказа Шакир А-Мила, ещё одного представителя Казахстана. Рассказ «Братья» - о том, как после войны два брата – один – коммунист, а другой – бандеровец – попадают в один лагерь, где оба и погибают.
Рассказ «Елизавета Ланская» - тоже о войне. Она прошла всю войну хирургом, а, вернувшись домой, обнаружила своего мужа в постели с посторонней женщиной. Не справилась с эмоциями и застрелила обоих. И прямо с фронта угодила в тюрьму. И так тоже бывает.

Рассказ Надежды Петровой «Вольному – воля, спасённому – рай» затрагивает сложную тему болезни, тюрьмы и человеческих отношений на этом фоне. Судьба свела немолодую женщину и осуждённого за убийство мужчину в онкологической больнице. Он спас её от самоубийства, она в благодарность спасла его от тюрьмы. Но жить вместе пришлось им всего пару месяцев. Тяжёлая болезнь не щадит никого.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Май 09, 2012 5:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Наш современник», 2012, №4.

Номер открывается программной статьёй губернатора Белгородской области Евгения Савченко «Дело столыпинского масштаба».
Евгений Савченко перечисляет основные проблемы нашего общества м предлагает свои пути их решения. Основные проблемы – это и жилищная, и экология, и образование, и здравоохранение, и ЖКХ.

Хорошие, практические меры предлагает Савченко для решения проблем здравоохранения и образования. А в конце статьи автор говорит о том, что в нашем обществе назрела революция в сфере духовно-нравственной.

«Моральная деградация общества за последние годы зашла так далеко, что ставит под угрозу само существование государства.
Движущими силами духовно-нравственной революции в России должны стать власть, традиционные религии и интеллигенция».


А конкретные меры оздоровления общества Савченко предлагает такие:

«1.Повышение роли традиционных религиозных конфессий, и в первую очередь Русской Православной Церкви в воспитании подрастающего поколения.

2.Закрепление в общественном сознании всех народов, населяющих Россию, понимания роли русского этноса как государствообразующего и государствоудерживающего.

3.Организация общественного контроля за средствами массовой информации и интернетом…

5.Организация единого образовательного пространства с переводом финансирования сферы школьного образования на федеральный бюджет. Рост престижа учителя, денежное довольствие учителя должно в 2 раза превышать зарплату в экономике.

6.Укрепление института семьи, разрешение абортов только по медицинским показаниям.

7.Усиление административных мер наказания за нарушение этических норм поведения, национальную нетерпимость, сквернословие и т.д.»


Некоторые предложенные автором меры являются спорными, как, например, аборты по медицинским показаниям, т.е. фактический запрет абортов. Через это наша страна уже проходила, и чем это закончилось – я всегда вспоминаю роман Улицкой «Казус Кукоцкого». Но в остальном – всё абсолютно правильно.

Новый роман Андрея Воронцова «Называйте меня пророком».
Время действия романа – наши дни. Место действия – Москва, район метро «Тимирязевская». Главные действующие лица – Илья Енисеев – журналист и новоявленный пророк, его жена стюардесса Надя, его подруга писательница Елена.

Сюжет: у журналиста Ильи Енисеева появляется дар предвидения. Неожиданно для себя он начинает предсказывать события – исходы выборов в России и на Украине, крушения самолётов (в частности, польского самолёта под Смоленском). Как водится, его не слушают, ему не верят, изменить что-либо не пытаются. Но однажды он всё-таки попадает в поле зрения разных около- и откровенно криминальных группировок, которые желают сделать из его дара бизнес. Поначалу Илья не против заработать своим даром денег, но его карьера предсказателя очень быстро приводит его на скамью подсудимых, поскольку из-за его предсказания погибает человек. Срок Илье дали условный, но для себя он чётко решил больше никогда не зарабатывать с помощью своих способностей. Однако из лап криминала вырваться непросто. Илью начинают преследовать, угрожать, шантажировать, попадают под удар и его жена, и даже просто случайная знакомая. Узел проблем затягивается всё туже. И тогда Илья решает все проблемы разрубить одним махом. Получив свыше информацию о взрыве в кафе, он решает собрать в этом кафе в нужное время всех своих врагов и тем самым избавиться от проблем. И это ему удаётся. Но вот конец романа несколько неожиданен.

Это внешняя канва романа. Но кроме приключений героев автор вложил в своё произведение много рассуждений о предсказаниях и предсказателях: кому и для чего даётся такой дар, как с ним поступить, благо это для человека или вред.

Цитаты: О пророчествах и предвидении: «Дело не в том, сбываются или нет предсказания, а в том, могут ли люди ими воспользоваться. Пока ещё это никому не удавалось. Предсказаниям либо верили, либо не верили, но ничего не предпринимали, чтобы изменить судьбу, и убеждались в справедливости пророчества, когда оно становилось необратимым фактом. Те же, кто верил и пытался не допустить предначертания, делали это так, что лишь приближали его свершение… Что из того, что Нострадамус умел предвидеть будущее? Оно наступило, и никто не смог помешать этому».

«Самое тяжкое испытание для пророка – это когда люди начинают верить его предсказаниям. Пока они не верят или верят наполовину, как вообще свойственно людям, пророк защищён: им либо пренебрегают, либо побаиваются с ним связываться, и уж совсем не склонны доверять ему судьбу своих денег. Но стоит молве разнести весть о его успехе, как люди, особенно богатые и влиятельные, понимают, что пророк – это капитал, вложенный в будущее. И тогда он уже не защищён, он желанен, как желанна удача, деньги, власть, слава. Чтобы добиться их, многие ставят на карту всё; когда же им говорят, что можно ставить не наудачу, не «втёмную», а знать, на какую именно карту ставишь, то и сугубо практические люди превращаются в суеверных маньяков. Всех нас, независимо от достатка и положения, объединяют две вещи: непознаваемость будущего и тайна смерти. Когда же в человеке прочно поселяется мысль о возможности подчинения будущего, то и мысль о смерти уже не так невыносима. Да, смерть нельзя обмануть, перехитрить, но можно, управляя своим будущим, отодвинуть её на максимально далёкий срок. И вот, доселе гонимый, пророк становится великим искушением для поверивших в него, потому что нет в мире соблазна большего, чем тайна».

О писательском труде: «Словом можно останавливать солнце, разрушать города, а можно поставить ему пределом скудные пределы естества и зарабатывать с его помощью деньги. Писатели сегодня – те же астрологи и лжепророки. Глоба предлагает человечеству спасительные гороскопы, а писатели – забвение».

К сожалению, в электронном виде романа я не нашла.

Два рассказа Александра Тарасова – «На краю села» и «Серёжка» посвящены деревенской теме. Герои их – наши современники, деревенские жители, живут, к сожалению, жизнью нелёгкой. И Ольга, и Серёжка – остались в жизни одинокими, без поддержки близких. Ольга, пожилая женщина, не выдержав тягот одинокой беспросветной жизни, наложила на себя руки. А Серёжка – он ещё мальчик, и, хоть предстоит ему взросление в детском доме, хочется надеяться, что всё у него сложится благополучно.

Миниатюры Юрия Макарова «Ровеньские залепухи» - это нечто вроде «Шести кадров» в литературе, только вот смешно не всегда. Впрочем, как и в телевизионном аналоге.

Статья Ксении Мяло «На обочине» посвящена положению России после президентских выборов и оппозиционном митингам протеста, прошедшим в конце прошлого – начале нынешнего года.

Статья Лидии Сычевой «Гельман как «зеркало души» нашей контрреволюции» поразила меня как приведёнными в ней фактами, так и стилем написания. Очень уважаемая мною журналист, похоже, несколько перегнула палку. Но поподробнее.

Для тех, кто не в курсе. Дискуссия о деятельности Марата Гельмана в Перми идёт на страницах СМИ уже не первый год. Этот деятель культуры, обосновавшись в Перми, строит там культурную жизнь по своему вкусу, который никак не сочетается с традициями русской культуры, заодно «осваивая» под это дело очень немаленькие суммы бюджетных денег. Даже иногда сложно сказать, всё же для него важна культура, или она является только предлогом для изымания денег из бюджета на легальной основе. Почему правительство считает возможным выделять этому «деятелю» такие суммы, это уже вопрос, по-видимому, совсем другой. Но это всё предыстория.

В настоящей статье Лидия Сычева пишет: «Михаил Швыдкой и Марат Гельман – две ключевые фигуры в культурном управлении Россией в «нулевые» и начавшиеся «десятые». По странному совпадению, оба тесно связаны с политикой, оба – евреи, оба – не отличаются нежными чувствами к стране проживания и к её народу.

О Швыдком, авторе провокативной фразы «русский фашизм страшнее немецкого» и махинаторе «реконструкции Большого театра» сказано достаточно. Он и сейчас на коне, при власти, процветает, что свидетельствует о его безусловных заслугах перед воровским режимом – не случайно шедевральной картиной эпохи его нахождения в должности министра культуры РФ стал сериал «Бригада».


«Марат Гельман – сын известного советского драматурга. Родитель скандального галериста казался вполне благополучным гражданином, борющимся против засилья бюрократии в советской системе хозяйствования (см. фильм «Премия», 1974). Ничто не предвещало, что потомок Александра Исааковича будет отождествлять православные храмы с клизмами и возбуждать религиозную ненависть в народе… С 2008 года Гельман осчастливил своим явлением Пермь – именно тут, как утверждают власти, вот-вот расцветёт культурная столица Европы».

Далее Лидия Андреевна с негодованием (вполне справедливым) пишет о том, какие зарплаты получают «сподвижники» Гельмана, и что они делают на ниве культуры, какими «шедеврами» обогащают культуру Перми. В очередной раз всплывает история о единственном в стране музее политических репрессий «Пермь-36». В этом лагере отбывал наказание, в частности, Леонид Бородин. Приехав туда незадолго до смерти, он был шокирован тем, что на музейном стенде увидел портрет Виктора Шендеровича, который к лагерю имеет то отношение, что приезжал туда с концертом. (Тему Бородина и Шендеровича мы продолжим ещё чуть ниже).

А собственно в ступор меня ввёл следующий абзац:

«Гельман призван на обыденном уровне укрепить устои новой морали в «новой России». Суть её такова: если ты близок к власти или сам её эмиссар – тебе всё разрешено. И наоборот. Оскорблять русский народ – можно. Оскорблять высших чиновников – нельзя. Оскорблять верующих – можно. Оскорблять Патриарха – нельзя.

Доказательство тому – заключение под стражу двух участниц панк-группы, устроивших «молебен» в Храме Христа Спасителя со словами: «Патриарх Гундяй верит в Путина, лучше бы в Бога верил». Очевидное хулиганство и глумление над чувствами верующих. Но, извините, почему клизмы вместо куполов православных храмов (гельмановская выставка «Родина») – это искусство, а панк-молитва «Богородица, убери Путина» - это преступление, за которое надо сажать в тюрьму? И разве наша власть не поощрила премией за современное искусство арт-группу «Война», которая изобразила мужской детородный орган на Литейном мосту в Санкт-Петербурге? (Покровительствует «Войне» всё тот же Гельман). Но разве фаллос на Литейном менее оскорбителен для общественной морали, чем акция панк-феминисток на Красной площади, где они хором спели на Лобном месте «Путин з…л?» Где же демократия, закон и равное отношение ко всем гражданам?! (Страной два юриста правят, если кто забыл)".


Вот такой пассаж. Получается, если Гельмана не получается ни привлечь к ответственности, ни хотя бы прогнать, то всех других прощать? И этих малолетних безголовых девиц похлопать по попе и отпустить? Я считаю, что наказали их правильно. А история с Гельманом – видно, что поддержка у него мощная, что же тут поделаешь, сотрясай воздух – не сотрясай.

Объёмная статья двух православных экспертов – Кирилла Фролова и Кирилла Логинова «Третий Рим». Суверенная модернизация» описывает положение нашей страны в мировом пространстве с точки зрения православной церкви. Статья правильная, но многословная и скучная. Сознаюсь, с третьей страницы я её просто пролистала.

Очерк Руслана Лынёва «У кого учился Гитлер» разбивает навязываемый нам тезис о том, что советский тоталитаризм в конечном итоге породил немецкий фашизм, и за вторую мировую войну в одинаковой мере ответственны оба режима. Руслан Лынёв на примере многочисленных источников показывает, что истоки фашизма надо искать в английской колонизаторской и расовой политике.

А теперь возвращаемся в Пермь. Пермский публицист Юрий Беликов написал очерк «Берега Леонардо». Очерк этот посвящён 85-летию Леонарда Дмитриевича Постникова.

Постников создал в городе Чусовом спортивную детскую школу олимпийского резерва, а заодно и этнографический парк, так называемый уральский град Китеж. Именно здесь и находится вышеупомянутый музей «Пермь-36», и Беликов тоже рассказывает историю с Леонидом Бородиным, подтверждая, в общем, то же, что и Лидия Сычева, за тем исключением, что у Беликова есть такая фраза о Бородине: «Бывший узник «Перми-36», единственный русский на весь барак особого режима». Но если был он единственным русским, то что уж так заострять на национальном вопросе: мол, спасите, засилье….. и тут и там. Даже в исправительном лагере.

Статья Александра Водолагина «Феноменология русского духа» приурочена к 200-летию со дня рождения Александра Герцена и разбирает труд Герцена «Былое и думы» с философской точки зрения.

Статья Сергея Субботина «Моя королевна – Русь!..» возвращает нам почти забытое нынче имя «крестьянского» поэта Александра Ширяевца (Александра Васильевича Абрамова), современника Есенина, Клюева и других поэтов Серебряного века.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 17, 2012 10:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Нева», 2012, №4.

Роман Бориса Коркмазова «Холодное солнце гор».

Об авторе: Борис Долгатович Коркмазов родился в 1958 году в г. Карачаевске Карачаево-Черкесской АО Ставропольского края. В 1989 году окончил Московский полиграфический институт по специальности “Книговедение и книжная торговля”. Литературным творчеством стал заниматься в начале 2000-х годов. Главный редактор издательства “Институт тюркологии”. Зам. главного редактора научного журнала “Вопросы тюркологии”. Член Союза писателей России с 2006 года.

Роман начинается с эпиграфа: «Хотя место действия, персонажи и события, описанные в романе, являются вымыслом автора, а любое совпадение с действительными событиями случайно, в некоторых населенных пунктах республик Северного Кавказа похожие события за последние годы происходили неоднократно».

Вот ведь правда: некоторые авторы уверяют, что всё описанное ими имеет под собой реальную основу, а им не веришь. Тут же автор прямо говорит, что это – авторский вымысел, а, читая, чувствуешь, веришь и понимаешь, что всё это правда, по крайней мере, такое вполне могло бы быть.

Итак, время действия – наши дни, место действия – одна из Северо-Кавказских республик, относительно спокойная, по сравнению с некоторыми другими. Но, видно, это спокойствие не даёт спокойно жить кому-то из власть имущих. Ведь давно известно, кому война, а кому – мать родна. Во-первых, если бы в республике активизировались вахаббиты, то на контртеррористическую операцию выделились бы очень немалые средства. Их, конечно, пришлось бы потратить на поимку и обезвреживание экстремистов. Ну а если самим выдумать сценарий, найти (вернее, назначить) исполнителей, ликвидировать их, ну а деньги – деньги лишними никогда не будут. Кроме того, во-вторых, удачная контртеррористическая операция – это же хороший толчок вверх по служебной лестнице.

Вот такой план созрел в головах милицейских начальников – совместно русских и местных. А то, что при этом пострадают невинные люди – да кого, в самом деле, волнуют эти пешки?

Главный герой романа, Ильяс, попадает в самую гущу задуманных событий. Он никоим образом не является ни экстремистом, ни вахаббитом, как некоторые его знакомые. Совсем ещё молодой человек, он искренне пытается разобраться в том, почему русские и кавказцы стали врагами, почему многие представители кавказской молодёжи так стараются вернуться к «чистому» исламу, почему, в конце концов, он не может просто мирно и спокойно жить, жениться на любимой девушке, помогать своей матери.

Цитата: «При советской власти вместо религии была политика коммунистической партии, а богами были ее руководители. Как только коммунизм рухнул, люди остались без идеологии и без религии. Я за границей не был, но уверен, что происходящее в нашей стране не имеет ничего общего с тем, что на Западе называется свободой и демократией. Хотя я не сторонник западных ценностей, но даже их в сегодняшней России нет. Государством управляют жулики и негодяи. Закона нет, стыда нет, у кого деньги, тот и прав. К сожалению, и мусульманский мир расколот. Существуют десятки разных течений, среди которых есть такие, что даже не признают за другими право на существование. Теперь все это есть и у нас, на Северном Кавказе. Почва здесь сейчас благодатная, особенно среди молодежи, которая обостренно воспринимает несправедливость и обман со стороны власти. Вот они и идут к так называемым исламистам, поскольку те предлагают простую идею: вся несправедливость в мире от кафиров, следовательно, против них надо вести джихад до полной победы. А простые идеи, как известно, легко овладевают людьми. Вспомни российскую революцию и большевиков, которые легко внушили народу, что вся несправедливость в стране от богатых, и если их не будет, все остальные прекрасно заживут. Есть у нас здесь еще одна специфика, обусловленная безбожным советским периодом. Мало кто на Кавказе разбирается в истинном исламском вероучении. Большинство просто имеет некое собственное представление о нем, сформировавшееся под влиянием случайных источников. Это и есть сейчас главная беда».

Роман Коркмазова хорош ещё и тем, что очень ясно, доходчиво отвечает на многие вопросы, ставит, что называется, мозги на место. Вот один из примеров. Когда я слышу по телевизору об очередном нападении на милиционеров в какой-нибудь из республик Северного Кавказа, то всегда думаю: почему они убивают своих же? Ведь один язык, одна вера, - что же они не поделили? Борис Коркмазов очень ясно отвечает и на этот вопрос.

А ещё в романе много размышлений об истории, вложенных в уста героев, но пропущенных через сердце и душу автора – это видно сразу. И при всём при том, в романе нет явной неприязни к русским, а вернее, ненависть одинаково сильна по отношению к непорядочным людям любой нации. Хотя, конечно, русские выведены в романе гораздо более мерзкими, чем представители местной национальности. Нет, это относится не ко всем русским, а только конкретно к тем, кто разжигает национальную рознь и греет на этом руки.

Цитата: «В свое время мы русских сюда не звали. Они пришли на Кавказ и захватили его, убивая наших с тобой предков, Мурат. Они объявили нас дикими горцами, бесписьменными народами, заставили перейти нас на свой алфавит, хотя у нас была своя письменность на основе арабского алфавита. У моей бабушки был полный сундук таких книг. В советское время нам разрешили пользоваться латинским алфавитом, который лучше всего подходил к нашему языку, потом и это запретили. Даже фамилии наши нам не разрешали писать так, как они произносятся. Переделали все на русский манер. Мы, кавказские горцы, называем друг друга по имени и отчеству, как это принято у русских. Скоро и мы сами станем русскими, забыв свой язык, свои обычаи, свою культуру и свою историю. Только лично я этого не хочу, Мурат, и собираюсь с этим бороться. Другое дело, если бы Россия была нормальным государством, где власть считается с народом, где все равны перед законом, где все уважительно относятся ко всем независимо от национальности. Только этого никогда не было и не будет. Российская власть привыкла, что народ существует для нее, а не наоборот. Ты вспомни, что Россия всего лишь сто пятьдесят лет назад была рабовладельческим государством. Потом, во время революции, большевики всю русскую аристократию и интеллигенцию истребили. Заодно и нашу, кстати. Сейчас у власти потомки тех рабов, которые получили свободу при царе Александре. Сознание у них по-прежнему рабское, а рабы никогда не мечтают о свободе, они просто хотят иметь своих рабов. И они имеют этих рабов в виде основной массы населения этой страны. Только мы, кавказцы, никогда рабами не были и не хотим ими быть. Если бы нам не мешал Кремль, мы бы быстро разобрались с нашей местной властью, которая хочет править кавказцами, как российская власть всегда правила русским народом. Но наша гордость этого не позволит, поэтому борьба за освобождение Кавказа неизбежна, а консолидировать кавказские народы на общую борьбу с Россией можно только на основе ислама. Ты ведь знаешь, что в исламе первична не национальность, а вероисповедание. Национализм и расизм в мусульманстве невозможны, потому что любой одноверец — твой брат, независимо от цвета кожи и разреза глаз».

Роман очень силён эмоционально. В некоторых местах кулаки сами собой сжимаются от бессилия что-либо изменить, от нежелания быть пешкой в игрищах власть имущих.

http://magazines.russ.ru/neva/2012/4/k3.html

Рассказ Михаила Юдсона «На постпоследнем берегу» мне не понравился. Автор проживает сейчас в Тель-Авиве, и рассказ его о том, как живут и как проводят своё время бывшие наши люди в Израиле. И всё бы ничего, да вот только пишет Юдсон таким замороченным языком, с такими вывертами, что читать это в некоторых местах становится совершенно невозможно. Я дочитала вот до этого абзаца: «Так это, мы сидели с профессором Мишей Сидоровым, и хорошо сидели, выцедив по второй, на центральном пляже в приморском городишке Тель-Авиве — где фонтан прытко журчит вблизи, и пальмы на набережной кротко шелестят метелками под мусорным ветерком, и голуби курлычут обсценно “хули, хули”, и размалеванные зегзицы поливелимирят зангезно на пиджин-жопоязе, грамотные вестимо, блюхи-мухи трансвеститные, портовая элита, а неизбежные бомжи-илоты, выпавшие из гнездовья жизни на илистое дно, опрятны, вежливы, приветливы, испиты и деликатно взывают к остаткам совести, угрожающе напоминая о божьей помощи — правописанье “ни” и “не” вья!..»

Дальше читать я не стала. Желания нет. Но одну фразу всё же глазом зацепила. «А нынче мы сидели на берегу и отнюдь не плакали, лакали скорее — юдоль! — я, несильный литератор из простых, бедный Михаэль Ю., бойко кропающий в местные боевые листки всякую хню, и мой кореш-университант, историк Миша, профф Сидорофф, как выражались дапожалуйнемцы в пустынных аллеях, черти липовые…»

Самокритично, однако, про своё творчество, но… ой как верно!

«Короткий роман» (так у автора) Бориса Шапиро «Солнечный мальчик» продолжает еврейскую тему. В 14 страниц уложились основные этапы жизни главных героев романа – жителей еврейского местечка на Украине. А также их родителей. Вот, оказывается, как можно кратко писать. Конечно, особых подробностей жизней мы тут не найдём, как и психологических тонкостей, но в судьбах двух друзей и их родителей, как в капле, отразились судьбы миллионов людей СССР, независимо от их национальной принадлежности, хотя, конечно, национальность всё же внесла определённый колорит.

Две еврейские семьи. Хенкины и Шварцманы. Старшие Хенкины – люди уважаемые: папа – хирург, мама – преподаватель университета. Вполне благополучная успешная семья.

Шварцманы – подданные Франции: папа – еврей из Германии, мама – марокканская еврейка. Оба с отличным образованием: он – специалист по самолётным двигателям, она – врач-пульмонолог. Оба – коммунисты, верящие в идеалы коммунизма. Иначе они, наверное, не решились бы по собственной инициативе поехать в СССР помогать строить коммунизм (вспомним потрясающий фильм «Восток – Запад»). Был 1939-й год. Их сразу арестовали по обвинению в шпионаже в пользу Германии и отправили в лагерь. Они никак не могли понять – почему именно в пользу Германии? Ведь с Германией у СССР был договор, страны дружили, обменивались техникой и кадрами.

Их освободили только ближе к концу войны.
Их дети - ровесники и одноклассники – тоже получили хорошее образование, но судьбы их сложились по-разному.

Судьбы двух поколений уложились в 14 страниц печатного текста. А вот интересно, сколько страниц понадобится для описания наших жизней?

http://magazines.russ.ru/neva/2012/4/sh7.html

Цикл статей Игоря Сухих «Классное чтение: от Горухщи до Гоголя» - это на самом деле учебник литературы для школьников, который по главам печатается в «Неве». В 4-м номере глава, посвящённая «Слову о полку Игореве».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Май 27, 2012 6:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Иностранная литература», 2012, №5.

Роман американского писателя Сэма Сэвиджа «Стекло».
Немного об авторе.

Сэм Сэвидж — американский писатель и поэт. Родился в 1940 году, окончил Йельский университет, где изучал философию. Сейчас живёт в Мэдисоне, штат Висконсин. Прежде чем стать писателем, он работал механиком по велосипедам, плотником, ловцом крабов и оператором машины высокой печати.

Сэвидж является автором трёх романов. Первым стал роман в стихах «The Criminal Life of Effie O.», опубликованный в 2005 году с описанием «детская книга для взрослых». В 2006 году вышел роман «Фирмин. Из жизни городских низов» (Firmin: Adventures of a Metropolitan Lowlife), мрачная и смешная история о крысе из книжного магазина, живущей в трудные времена. «The Cry of the Sloth» («Крик зелёного ленивца»), опубликованный в 2009 году, является трагикомическим романом, который рассказывает о литераторе, чья жизнь скользит вниз.

«Стекло» стало четвёртым романом 72-летнего писателя, и этот роман тоже связан с писательским трудом.

Читать произведение нелегко, особенно первые страниц 20. Текст невероятно вязкий, как говорят, что вижу, о том и пою. Чуть позже, правда, стала понятна причина такой «вязкости» текста.

Повествование идёт от лица женщины, которая занимается писательским трудом. Писательницей её, пожалуй, не назовёшь, поскольку опубликованных произведений у неё нет. Скорее всего, это графомания, когда человек днями сидит за пишущей машинкой и описывает всё, что приходит ему в голову. Но за этой словесной шелухой постепенно вырисовывается собственно сюжет романа: Эдна (так зовут героиню) описывает своё обеспеченное детство, свою своенравную юность, встречу с будущим мужем, который тоже писал, причём, более успешно, чем Эдна – его книги публиковались. Жизнь под одной крышей двух писателей, двух творческих людей – это сложная штука, тем более, когда писательская судьба складывается у них по-разному. Пришёл момент, и Кларенс встретил другую женщину, бросил Эдну, а вскоре погиб. Эдна осталась одна, стала жить затворницей, бросила работу, всё реже выходила из дома, и постепенно стала утрачивать рассудок. И вот именно этот процесс повреждения рассудка описан в романе очень натуралистично, отсюда и вязкость повествования, нарастающая от начала к концу. Наверное, студентам-медикам было бы полезно и интересно почитать этот роман как пример изменения личности под влиянием болезни. Мне же чтение ничего не дало: ни уму, как говорят, ни сердцу, ни эстетическому чувству.

Почему "Стекло"? В романе стекло в виде окна героини занимает довольно важное место. Она сидит за своей пишущей машинкой около окна, чтобы видеть, как восходит солнце. На оконное стекло она клеит разные записочки себе для памяти, потому что реалии мира постепенно уходят от неё, и надо себе напоминать: "полить цветы", "покормить крысу", "сдать книги в библиотеку". Туда же она приклеивает фотографии из своего прошлого. В результате стекло становится всё грязнее, и через него видно всё хуже и хуже. И от неё постепенно уходит мир в его красках. Стеклом она отгораживается от мира, стекло возникает в её сознании между ней и миром.

Сэм Сэвидж, однако, в 2007 году был финалистом премии Общества авторов Мидленда за книги, опубликованные в 2006 году. В 2006 же получил выбор читателей «Litblog Co-op», а также назван Новым великим писателем по версии Barnes & Noble.

Пол Гэллико – известный американский писатель, перу которого принадлежат приключения Томасины. В номере опубликован его рассказ «Верна». Рассказ о том, как в годы второй мировой войны бригада американских актёров, музыкантов и певцов ездила по фронтам Европы с концертами для поднятия духа союзнических солдат. В бригаде была певица Верна – простая, не особо талантливая деревенская девушка, худая, угловатая, но добрая и искренняя. Она очень боялась войны, бомбёжек, выстрелов, и в итоге погибла от случайного попадания снаряда. Гибель артистов на фронте – дело нечастое, и девушку не забыли. Она получила не одну награду. Посмертно.

Главы из документальной книги Яна Карского «Моё свидетельство миру. История подпольного государства» рассказывают о самых трагических страницах из истории 2-й мировой войны. Но сначала немного об авторе.

Ян Карский (1914-2000) – герой польского Сопротивления, дипломат. Он сам был непосредственным участником описываемых событий, поэтому не верить ему нет никаких оснований.

Книга эта была написана с целью рассказать миру о преступлениях оккупантов, о борьбе подпольщиков, о деятельности польского правительства в изгнании. Казалось бы, мы знаем о событиях второй мировой войны практически всё. Что можно сказать тут нового? Но Ян Карский сумел рассказать о том, чего многие до сих пор не знают или предпочитают не знать.

Карский пишет о самых первых днях второй мировой войны, когда вошедшие в Польшу с двух сторон фашистские и советские войска фактически в очередной раз разделили Польшу на части. Польская армия, так и не успевшая сразиться с немецко-фашистскими войсками, попадает в плен к советским войскам. Что сталось с ними дальше, не стоит труда догадаться. Яну Карскому повезло – он сумел из плена бежать.

Вторая острая тема повести – это описание ужасов лагерей смерти для евреев. Об этом тоже, казалось бы, всё уже мы знаем. Но Карский приводит такие ужасные свидетельства злодеяний фашистов, что читать спокойно просто невозможно.

Цитата: «Никогда в истории человечества, нигде и никогда не случалось ничего хотя бы отдалённо похожего на то, что сделали с польскими евреями»

Это практически документальное свидетельство о Холокосте. Благодаря Яну Карскому, специально проникшему в гетто и в лагерь смерти, власти союзников уже в 1943 году узнали, что на самом деле там происходит, но ничего не предприняли для спасения многих тысяч евреев. Может, просто потому, что не поверили в реальность таких ужасов. Да и проблема, видимо, казалась не столь важной на фоне мировой войны. Подумаешь, какие-то там евреи!

Эссе французского писателя Жоржа Перека «Думать/Классифицировать” поначалу понравилось не очень. Напомнило упражнения на заданную тему: напишите пять страниц о своём рабочем месте. Но постепенно эссе меня захватило. И захватило именно с описания письменного стола и вещей, находящихся на нём. Я как раз за полчаса до этого момента закончила уборку на письменном столе сына и с содроганием ждала возмездия за это. И думала: как же меня опять угораздило? Ведь давала себе слово не трогать ничего в его комнате. Но, как только захожу туда, теряю над собой контроль и хватаюсь за тряпку. Так вот, стол, описанный в эссе Перека, очень напоминал стол моего сына, только беспорядок на нём беспорядком не считался, а просто вещи лежали так, как было удобно его хозяину. Мне стало легче.

А дальше было ещё интереснее, потому что речь пошла о книгах и о чтении.

«Мы не читаем невесть как, невесть когда, невесть где, даже если читаем невесть что».

«Место, где обычно читают, - метро. Это могло бы стать почти определением. Я удивляюсь, что ни министр культуры, ни советник, отвечающий за университеты, ещё не воскликнул: «Господа, перестаньте требовать книг на библиотеки: настоящая народная библиотека – это метро!» (бурные аплодисменты из сектора парламентского большинства)».

В самом деле…

Дмитрий Померанцев в статье «Что в имени тебе моём?» подробно разбирает последние романы португальского писателя Жозе Сарамаго - Книга имён» и «Каин». Несмотря на то, что автор высоко оценивает как всё творчество Сарамаго, так и его последние романы, прочитать его мне не захотелось.

А вот прочитав очерк Григория Стариковского «Копенгаген», посмотреть северные страны захотелось.

И ещё один замечательный очерк о путешествиях – Александр Стесин, «Проводы Пятого солнца». Очень интересно автор рассказал о путешествии в Мексику и о своих встречах с мексиканцами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 02, 2012 9:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Нева», 2012, №5.

Роман Натальи Галкиной «Зелёная мартышка».

Немного об авторе. Наталья Всеволодовна Галкина родилась в 1943 году в г. Кирове. В 1945 году переехала в Ленинград. Окончила Высшее художественно-промышленное училище им. В. Мухиной. Пишет стихи, прозу, занимается переводами. Публикуется с 1970 года. Лауреат премии журнала “Нева”. Член. СП. Живет в Санкт-Петербурге.

Роман «Зелёная мартышка» вовсе не прост. В нём несколько сюжетных линий. Первая: работники пункта приёма макулатуры перед тем, как сдать старые книги в переработку, просматривают их, отделяя ненужную макулатуру от книг, которые можно продать букинистам. По вечерам развлекаются тем, что вслух читают что-нибудь из старых книг, попавших к ним. Но однажды в одной из старых книг они находят антикварную вещицу, и начинаются приключения…

Вторая: два брата-близнеца всю жизнь собирают антиквариат, и в их коллекции немало ценных вещей. Но есть одна вещица, которая приглянулась двум «новым русским». И начинаются приключения…

Третья: 18-й век, правление Елизаветы Петровны. В моде балы с переодеваниями, на которых завязываются и развиваются романтические отношения. Тайные влюблённые дарят друг другу ценные подарки. Но далеко не все романы имеют счастливое окончание. Внучку известного петербургского колдуна Якова Брюса Сару Фермор угораздило влюбиться во французского шпиона Шевалье д Эона (о нём есть и у Пикуля в романе «Пером и шпагой» - очень таинственная и неоднозначная личность был этот Эон), преследующего при дворе свои, тайные цели. И начинаются приключения…

Постепенно все сюжетные линии переплетаются, и тут надо быть очень внимательным, чтобы не потерять нить. То есть, просто в транспорте или за завтраком роман не почитаешь – он требует мыслительной работы.

Главные герои романа – работники пункта приёма макулатуры – сначала предстают перед нами почти что маргиналами. Но постепенно оказывается, что они – высокообразованные, интеллектуальные люди, знающие своих предков и семейные легенды. Эти семейные истории практически составляют отдельные сюжетные линии, которые порой идут параллельно основным, почти соприкасаясь с ними. И оказывается, что каждый человек – не просто сам по себе человек, а листик на разветвлённом генеалогическом древе.

Помимо своей работы и чтения книг герои много размышляют об истории, культуре, о жизни, и это тоже очень интересные моменты.

И, несомненно, одним из действующих лиц романа является Петербург. Родному городу Наталья Всеволодовна посвятила самые проникновенные, самые поэтические строки. Ностальгия слышится в той части, где автор устами своего героя говорит об исчезновении потомственных рабочих профессий, о том, какими мастерами своего дела были эти люди, о том, что потомственные рабочие – это вовсе не «работяги» в нашем понимании, а образованные, интеллигентные люди. Вот, к примеру, о полотёрах:

«Со времен Петра Первого до середины шестидесятых годов двадцатого века в Санкт-Петербурге не заведено было поганить паркет лаком, не дающим дереву дышать. Перед большими праздниками приходил полотер. До его прихода пол мыли; иногда он мыл его сам, потом разводил принесенную с собою мастику для дерева разного цвета; покрытый мастикою пол подсыхал, наставала очередь волшебной чечевицы из воска, у себя дома топил он воск со стеарином в небольшой миске, воск застывал, готовенькая чечевица доставалась из его холщовой сумки, откуда извлекал он и полотерную щетку, и какого-то особого сапожного кроя тапочки. Навощив пол, полотер вдевал ногу в кожаную петлю полотерной щетки, тут начинался его долгий танец по комнатам, он обтанцовывал все помещение, полотерный балет, я полагаю, тоже влиял на блеск квадратиков и прямоугольников паркета; старинный паркет состоял чаще всего из квадратиков. Когда прочел я, что Хармс — внук полотера, я пришел в восторг, я знал, чей он внук не понаслышке: не разнорабочего низкой квалификации, а особого персонажа городского, предтечи праздника».

Что интересно, как раз на днях мы на работе вспоминали, что раньше полы натирали, и один из молодых сотрудников высказал предположение, что натирали полы те, у кого не хватало средств на то, чтобы покрыть его лаком.

Замечательны сами названия некоторых глав романа: «Беседы о литературе», «Старые усадьбы». Главам предпосланы эпиграфы – цитаты из Мандельштама, Виржинии Вульф.

Чем ещё чтение оказалось непростым – в некоторых местах приходилось отрываться от страниц и лезть в интернет, чтобы уточнить некоторые вещи: реальным ли историческим персонажем была Сара Фермор, внучка Якова Брюса; что сейчас находится на месте усадьбы Брюса в Глинках, которая описана настолько замечательно, что захотелось немедленно туда съездить, но, к сожалению, сейчас на территории усадьбы находится санаторий «Монино».

Вообще в романе немало мест, которые оказались мне близки. Вот бывает так, что ты о чём-то думаешь, читаешь, пишешь, и тебе начинают попадаться материалы по этой тематике, как будто верховная канцелярия отвечает на твой запрос. Вот только вчера подбирала я материалы о сирени – в поэзии, живописи, музыке (http://sinus.1bbs.info/viewtopic.php?t=226) – и вот, пожалуйста, в романе упомянуто, что лучшими русскими певцами сирени были Врубель, Кончаловский и Машков.

И ещё цитаты из романа: о чтении: «мир текстов, в который татем входишь, как в лабиринт, чтобы пробродить там всю жизнь».

О музеях: «Всякая музейная вещь налита временем, метеор она из другой галактики, в ней таится необычайная сила. Ходите, …в музеи, если хотите жить, будьте счастливы».

О современном искусстве: «Новая мода, говорят, заведена у новых русских, они увлекаются современным искусством и в полном соответствии со своим античутьем находят среди художников таких же жуликов бесталанных, как они сами. Никогда не заходите в такие собрания, а если случаем вас туда занесет, зажмурьтесь втихаря, не вглядывайтесь в холсты, где на скособоченных диванах спят толстомясые голые фиолетово-зеленые туши, где измараны кое-как красками дальтонические квадратные метры, мультиплиированы жукомордые уродцы, снабжены выспренними названиями ребусы вещдоков, именуемые инсталляциями: вас дурдом засосет.
— Прихожу домой, — сказал Лузин, — в туалет еле дверь открыл, там кот, подлец, инсталляцию сделал.
— И бумагу небось туалетную драл, дабы свою кучку художественно оттенить? — поинтересовался Шарабан.
— Само собой. Один рулон отмотал под серпантин, другой в унитазе утопил, концептуалист хренов».


Мне роман очень понравился. Рекомендую всем.

http://magazines.russ.ru/neva/2012/5/g3.html

Рассказ Виктора Левенгарца «Мальчик и музыкант» возвращает нас к теме войны. Муж ушёл на фронт, жену с сыном эвакуировали на Урал. Пришла похоронка. После войны женщина вышла замуж, а ещё спустя несколько лет объявился «погибший» муж. В суматохе военных будней, наверное, случалось и такое. Но рассказ не об этом, а о том, как строили свои взаимоотношения люди уже после этих событий. Как выйти из сложившейся ситуации, чтобы ничья жизнь не оказалась ещё раз исковеркана? Такая вот сложная тема. А сам рассказ не очень понравился, поскольку в некоторых местах показался ненатуральным и нарочитым.

В 3-5 номерах журнал публикует главы из исторического исследования Якова Гордина «Солдат и его империя. Судьба генерала Ермолова» - «Кавказ. Проконсул, горцы, ханы».

Сразу вспомнился роман Коркмазова «Холодное солнце гор». Та же тема, но с другой стороны. В школе нас учили, что кавказские народы, страдая от междоусобиц и вражды с Персией, сами попросились в состав российской империи. И тогда русские войска под предводительством генерала Ермолова начали победное завоевание Кавказа. Ну где-то так.

Сейчас многое в истории переосмысливается. И возникают вопросы.

Во-первых. Можно провести аналогию с историей славян. В своё время славянские княжества тоже страдали от междоусобиц, воевали между собой и зачастую для своих целей привлекали на свою сторону либо степных кочевников, либо татар. И наверняка мог бы найтись князёк, который обратился бы, к примеру, к немцам. Мол, примите нас в своё государство, а то мы страдаем со всех сторон: и междоусобицы, и татары, и половцы… Конечно, в междоусобных войнах хорошего мало, но всё же, может, стоило бы оставить за каждым народом право пройти свой собственный путь развития, как прошло его Российское государство?

Во-вторых. Кто просился под власть России? Кавказцы? Или всё-таки их князья, ханы и прочие правители, да и то не все? Разница есть.

В-третьих, если кавказцы так хотели под власть России, почему же их пришлось так долго завоёвывать? Явное противоречие.

Ну и в-четвёртых. Не много ли жестокости было применено по отношению к народам, которые никак не хотели железной рукой загоняться в счастливую жизнь?

Яков Гордин не даёт ответы на эти вопросы. Он их даже не ставит. Они сами возникают по мере прочтения исследования.

Генерал Ермолов считается героем русского народа. Кавказцы же придерживаются мнения совершенно противоположного. Для них Ермолов – как для нас хан Батый. Или Гитлер даже. Именно Ермолов стал зачинателем такой карательной меры, как переселение непокорных горцев в Сибирь и на Дальний Восток. Цитата: «Очевидно, Алексей Петрович и в самом деле не сознавал, какой психологической катастрофой является для горца любого социального статуса перемещение из традиционной среды в незнакомый, непонятный, враждебный и страшный мир — солдатом ли, унтер-офицером ли — совершенно неважно... Подобная практика не могла в обозримое время сломать традиционные представления горца, но гарантированно могла вызвать еще большее озлобление и ненависть». Интересно, а горец Джугашвили сознавал последствия переселения кавказцев?

Сам же Ермолов почему-то считал, что горцы его уважают, потому что – цитата: «Он таким образом рассчитывал установить прочный мир и привести горские народы к благоденствию под милосердной властью российского императора».

Сам образ Ермолова в исследовании тоже подан неоднозначно.
Исследование ценно тем, что основано на исторических источниках, Гордин много цитирует и самого Ермолова (особенно интересны его весьма нелицеприятные высказывания по поводу отдельных кавказских национальностей), и его соратников, и прочие документы той эпохи.

http://magazines.russ.ru/neva/2012/3/g9.html
http://magazines.russ.ru/neva/2012/4/go9.html
http://magazines.russ.ru/neva/2012/5/g7.html

Очередная глава учебника Игоря Сухих «Классное чтение: от горухщи до Гоголя» посвящена Денису Ивановичу Фонвизину. Написано хорошо, школьникам будет читать не скучно. Раздражает только чрезмерно большое количество опечаток.

Статья Евгения Шраговица «Три жизни песни «Белорусский вокзал» оказалась чрезмерно затянутой. Помимо сведений об истории написания Булатом Окуджавой текста известной песни мы получаем массу сравнений, сопоставлений с поэтическими произведениями других авторов, самого Окуджавы, и в какой-то момент чтение становится непреодолимо скучным.

Статья Льва Бердникова «Сонеты «Великому граду Москве» рассказывает о переводах трёх сонетов немецкого поэта Флеминга Александром Сумароковым. Интересное историко-литературное исследование.

Очерк Ю.Н. Говорухи-Отрока «И.А. Гончаров» самым подробным образом освещает творчество Гончарова, особенно его роман «Обломов». Автор представляет нам несколько нетрадиционный взгляд на хрестоматийное произведение. В самом деле: так ли уж плох и никчёмен был Илья Ильич Обломов?

С огромным удовольствием я прочитала очерк Русины Волковой «Судьбы сплетенья» (имя автора я запомнила уже давно: мне нравится, как пишет автор, нравятся и темы, которые она затрагивает). Этот очерк посвящён женщине, имя которой практически забыто – Ирине Гуаданини. Меня тема заинтересовала потому, что я не так давно подбирала материал о Вере Набоковой, и в одной из публикаций Ирина Гуаданини была упомянута несколько пренебрежительно, как одна из женщин Набокова, с которыми у него были романы. Дрессировщица пуделей, иногда подрабатывавшая и стрижкой собак, конечно, не могла конкурировать с умной, тонкой и верной Верой Набоковой.

Прочитав очерк Волковой, своё мнение об Ирине Гуаданини я коренным образом переменила.

Цитаты: «Ее жизнь могла бы остаться незамеченной, если бы не роман с великим мистификатором, которым был писатель Набоков».

Она «готова была стать его тенью. И именно ею и стала: призраком, тенью, фантомом».

На самом деле Ирина Гуаданини была девушкой вовсе не безвестной, не «тенью». У неё была хорошая семья, знатное происхождение, наконец, она сама была небесталанной - писала стихи.

Её предками по отцовской линии были скрипичные мастера Гуаданини из знаменитого кремонского рода. Её дед был тамбовским городским головой. Её отчимом стал Владимир Фёдорович Кокошкин – представитель известной московской семьи.

«Она не публиковала своих стихов даже в сборниках “Объединения молодых писателей и поэтов” парижской эмиграции. О том, что она пишет, знали очень немногие. Ее стихи не войдут ни в одну антологию эмигрантской поэзии, где опубликуют практически всех пишущих барышень того времени, чьи фамилии будут потом преданы забвению».

Интересные сведения приведены в очерке и о самом Набокове. Вот несколько любопытных цитат: «В то время к его таланту относились очень неоднозначно. Литературная карьера с самого начала складывалась вопреки мнениям недоброжелателей. Известно, что З. Гиппиус и И. Гессен обращались к отцу Набокова, чтобы он отговорил Володю от дальнейшего стихотворчества. Но у подростка Набокова в России было состояние, оставшееся от дяди, поэтому он мог печатать и издавать стихи самостоятельно, не прислушиваясь к чьим-то советам… В Берлине его начал печатать отец, Владимир Дмитриевич, в газетах и сборниках, издаваемых совместно с друзьями (тем же И. Гессеном). И не только печатал, но и приносил в редакции рукописи сына, относил корректуры ему домой, то есть фактически представил широкому читателю молодого писателя Сирина (псевдоним был секретом Полишинеля)».

Заканчивается очерк такими словами: «Самый большой дар, который принесла ему любовь к Ирине, — невероятное вдохновение, позволившее находящемуся на грани нервного срыва человеку написать один из лучших своих романов, изменивших отношение к нему критики: раньше он был “талантливый трюкач-формалист”, “холодный обозреватель жизни”, “переводчик европейской литературы”, теперь стал “прижизненным классиком русской литературы”. Написал бы Набоков без этой любви “Дар”, начатый еще в 1936 году в Берлине? Да. Но это была бы другая книга. После “Дара” “подающий надежды” писатель Сирин превратился в писателя-классика Набокова.
Унесенные ветром революции, Владимир и Ирина не обрели счастья друг с другом. Никто в этом не виноват, а все-таки жаль...»


http://magazines.russ.ru/neva/2012/5/v12.html

Очередной очерк Архимандрита Августина (Никитина) о старинном итальянском городе Перудже «Перуджа – родина Перуджино», как и все предыдущие очерки этого автора, хорош. Августин пишет не только о своих впечатлениях об увиденном, но и об истории городов, о тех художниках и архитекторах, которые в этих городах жили. Но вот маленький царапающий момент: Италия, конечно, хороша, хороши и храмы её, и история католичества тоже интересна. Неплохо было бы увидеть такие же подробные очерки и о памятниках старины своей родной страны и своей веры.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июн 08, 2012 9:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Звезда», 2012, №5.

Мириам Гамбурд. Рассказ «Менялы для прекрасной Лалы».

Автор рассказа – скульптор, художник, писатель, живёт сейчас в Израиле, а родилась в Кишинёве.

Рассказ её не столь велик по объёму, но вместил в себя несколько судеб и целый неизвестный пласт истории.

Украина, 18-й век. Еврейское местечко, регулярно подвергавшееся набегам запорожских казаков. Описаны невероятные зверства со стороны казаков по отношению к евреям. А молодых евреек увозили с собой, чтобы продать их на невольничьем рынке в Стамбуле. Их судьбы складывались по-разному. Кого-то выкупала еврейская община Стамбула (это считалось обязательным – помочь единоверцам), кого-то покупали для султанского гарема – тоже не худшая доля.

Из школьного курса истории и литературы мы знаем запорожцев несколько с другой стороны.

Но документальные свидетельства об этих неприятных страницах истории казачества сохранились в архивах.

Мириам Гамбурд пишет об этом красивым поэтическим языком, с болью за соотечественниц.

Вот начало рассказа: «Стадо беглых египетских рабов, сколоченное в народ Синайским откровением, голубоглазым быть не могло. Скорее, оливковый колер подходит для жителей тех широт, оливковый как переспелые маслины сорта "сури", которые не годятся для отжима на масло – только для засолки. Неплох для пустынников карий или пегий в крапинку цвет глаз как оперение перепелов, спускавшихся на стан израилев по вечерам. Перепела съедались без соли и без лука, ведь лук репчатый и лук-порей, горшки с мясом и хлеб досыта остались в светлом рабском прошлом. А как насчет черного как африканская ночь?– тоже годится. Но голубой – нет. Тогда откуда у евреев голубые глаза?»

А вот об извечном русском вопросе: почему так много евреев приняло участие в революции 1917 года?

«Евреи из черты оседлости уходили в революцию от унизительной судьбы, от невыносимой затхлости местечковой жизни, от уродливой нищеты, от гнетущей безнадежности, от накопившейся веками обиды, от беспомощности и страха. Да и как было устоять перед великим соблазном променять все это на власть? Тем более что идеи равенства и демократии не чужды иудаизму, и ребенок выносил их из хедера вместе с навыками диалектического мышления, словесной эквилибристики и вшами».

А вот о работорговле: «Разве это плохо, продавать пленных в рабство? Убивать их, что ли, лучше? Ваш Освенцим что ли лучше? Вот казаки Хмельницкого расточительно порубили и изничтожили своих евреев, а крымский хан, с которым гетман расплатился польскими землями, продал сорок тысяч украинских евреев, и их всех выкупили еврейские общины Стамбула, Салоник и Измира. Евреи Венеции, Рима и Амстердама тоже внесли деньги на выкуп своих братьев. Сколько было радости! А потом они все перессорились, одни, видите ли – сефарды, а другие –ашкеназы, и даже браки между ними сегодня редкость. Пришлось, конечно, уступить в цене, сделка-то оптовая. Сейчас этот самый гетман, ходят слухи, заключил союз с русским царем, они больше не воюют друг с другом – вот и пусто на рынке. Но долго казаки без войны не могут, мир они ненавидят, и правильно, что в нем хорошего?– одни убытки. Здесь их покупают обычно в султанскую янычарскую гвардию; не так давно мы целый казачий курень распродали в янычары».

http://www.miriamgamburd.com/ru/story-lala.php

Радиожурналист Николай Кавин к 10-летию со дня смерти академика Александра Михайловича Панченко опубликовал расшифровки своих бесед с ним.

Александр Михайлович Панченко (1937-2002) - выдающийся российский филолог, исследователь русской литературы и культуры, автор трехсот пятидесяти научных работ и публикаций, лауреат Государственной премии России. Научная биография А. М. Панченко была всецело связана с Пушкинским Домом, в котором он работал более 40 лет.

Публикуемые беседы происходили в 1992-1999 годах и затрагивают многие области нашей культуры. Отличительная особенность этой публикации – удивительная простота изложения, поскольку это всё-таки не статья, а расшифровка бесед, разговоров. Но, быть может, именно это сыграло и отрицательную роль, потому что, читая разговорную речь, зачастую так и видишь перед собой пожилого ворчащего человека. И возникает желание не то, чтобы поспорить, но в некоторых местах возразить академику. А, может, это ещё и оттого, что академику-филологу задают вопросы по истории, по современному положению страны, и он отвечает уже не как учёный-профессионал, а как обычный человек.

Вот некоторые выдержки из бесед с моими непрофессиональными комментариями.

О декабристах и их восстании: «В случае успеха восстания Пестель реально мог стать диктатором (к чему он и стремился), и это был бы жестокий диктатор… Или вот Каховский. Он стрелял 14 декабря на площади в Милорадовича, смертельно его ранил, — пулю, между прочим, извлекал отец еще одного революционера, Буташевича-Петрашевского. Император кричал Каховскому: «Презренный! Ты убил лучшего генерала русской армии!» И Милорадович действительно был храбрец, умный стратег, замечательный военачальник. И человек был прекрасный. Вот с чего началась эпоха русских революций».

Тут без возражений. Уже не в первый раз вижу я точку зрения на восстание декабристов, которая кардинально отличается от того школьного курса истории, который изучали мы.

«Это были все-таки бескорыстные люди. В отличие от Октября, когда была страшная корысть. И она сразу проявилась. И корысть даже не только во власти (корысть власти — это особая корысть), но и корысть самая гнусная. Какой-нибудь матрос Дыбенко в Одессе столько наворовал, что едва увез. Или Гришка Зиновьев… Тут, в Петербурге, было что красть. Но была, конечно, и корысть власти. У Ленина, прежде всего, была корысть власти. Но немало было и жуликов от революции. Вот декабристы, в отличие от большевиков, не жулики. Может быть, дураки, но не жулики. Вообще дворяне не наживались, а проживались. Прожились и исчезли с исторической арены».

О событиях 90-х годов ХХ века: «Это ведь не только кризис в отдельных сферах, но и суммарный кризис. Я думаю, что это этнический кризис. Лев Николаевич Гумилев писал, что у нас кончается фаза надлома и мы должны перейти в другую фазу, некую этническую «золотую осень». Но он также писал, что политические причины могут такое нормальное течение этногенеза прекратить или резко видоизменить. Мы можем исчезнуть как нация. Русские, я имею в виду. Ведь мы себе позволили в XX веке то, что не позволял себе никто никогда. Национальное самоистребление. Оно касалось, конечно, не только русских по крови, но и всех жителей пространства, которое называлось СССР. Все друг друга истребляли. Чем мы, конечно, ослабили наши этнические силы. И теперь нам трудно рассчитывать на появление ярких личностей».

Горькие слова. Но не согласиться нельзя.

О сталинских репрессиях: «Мне смешно слышать, когда говорят, что во всех наших проблемах Сталин виноват, большевики виноваты, НКВД виноват. Это так да не так. Ведь если сидело, ну, предположим, десять миллионов. Так ведь на каждого сидящего было минимум пять человек, чтоб на него донос написать, арестовать, посадить, в тюрьме держать, допрашивать, транспортировать, кормить. То же самое в лагерях. Вот все эти пять человек и виноваты, а не только те, кто им приказывал. Что вы за люди, если вам можно такое приказать? Значит, это какая-то болезнь нации. <...> О причинах болезни можно много говорить, как и о ее течении, но никто не может предложить рецепт выздоровления».

Ну что здесь можно сказать? Только то, пожалуй, что сейчас-то, по прошествии времени, всё, конечно, выглядит по-другому. Люди, пережившие то время, наверное, нашли бы, что сказать.

Об усадебной культуре (кстати, к вопросу о культуре – это же был особый пласт русской культуры, сочетающий в себе материальную и духовную культуру – усадебная культура): «А чего не осталось? Усадеб. Усадебной культуры не осталось. Есть, конечно, и сейчас какие-то усадьбы, не все сожгли. Теперь это музеи, например, Ясная Поляна. Но там ведь никто не живет. Сотрудники днем работают, а потом уходят, и там только мышки бегают по ночам да сторож где-то храпит…
Н. К.: И Михайловское…
А. П.: То же самое. Но ведь Михайловское было разгромлено крестьянами. У нас стыдливо об этом забывают упомянуть».


Эта мысль академика Панченко тронула меня очень сильно. Так больно бывает смотреть на останки дворянских усадеб в деревнях!

Об особенностях советского строя и русского характера: «Вот это самая страшная черта русского человека — дилетантизм. И это, пожалуй, «завоевание» советской власти. Мы создали цивилизацию дилетантов. Даже одно время — где-то в 60-е — 70-е годы — был такой пропагандируемый тип — человек, которому до всего есть дело… Большевистский лозунг «Каждая кухарка будет управлять государством» в наши дни воплотился в то, что ткачиха Фурцева управляла культурой, как и химик Демичев. А, скажем, доктор геолого-минералогических наук — вполне возможно, что очень толковый — Салье управляет продовольственным делом в Питере. Ну, доуправлялась… Но ведь дело даже не в том, что ее туда ставят, а в том, что она соглашается. Никому же не придет в моей профессии в голову назначить меня, скажем, заведующим кафедрой английской филологии, если я русист. Хотя все-таки это филология, это поближе. Так что наша цивилизация — это цивилизация дилетантов. И это нас, конечно, просто губит».

Об экологии: «Мы же сумели сделать самое, может быть, страшное за всю русскую историю — мы сумели уничтожить наше богатство. Ведь никому не удавалось еще море уничтожить. А мы уничтожили море — Аральское. На Западе тоже уничтожают, но, по крайней мере, создают из этого комфорт. А мы…И Ладогу губим, и Байкал. Про Волгу и говорить нечего. И Чернобыль взорвался. Станций же таких много всюду, а взорвалась только у нас. Потому что мы — цивилизация дилетантов».

О селе и крестьянстве: «И еще одна страшная вещь произошла в нашей жизни в XX веке. Не большевистский переворот. Это мелкие дела, мало ли переворотов происходило и будет происходить. А вот то, что крестьянская Россия, где девяносто процентов людей жило в деревне, на протяжении жизни одного поколения — еще это поколение состариться-то не успело — стала город¬ской, — вот это да! Каковы последствия? Поля в деревне заросли, а люди, приехавшие оттуда, горожане только по внешности, они не умеют жить в городе. Им, во-первых, город тосклив, неприятен, чужд, и они ведут себя соответственно. Почему после такой страшной войны так быстро его восстановили? Потому что здесь еще были горожане, все-таки их осталось довольно много. А примерно в 1968 году произошел этот крах, когда «деревня» заполонила город. Я ничего не имею против деревенских жителей, но они хороши, когда живут в деревне. А город им чужд. Не нужен им этот Эрмитаж, зачем им концерт какого-то Моцарта и вообще вся эта городская культура. Не потому ли и город ветшает? Идеальный для нас выход — восстановление крестьянской России, потому что тоскующие люди, тоскующие псевдогорожане еще помнят, как косу в руках держать. Но не знаю, насколько это реально».

Ну тут уж, мне кажется, смешались немного проблемы. Во-первых, это естественный процесс – переселение большинства людей в города. Во-вторых, не от хорошей жизни сейчас переезжают сельские жители в город. А в-третьих, как раз им, приезжим, Эрмитаж, концерты и прочая городская культура зачастую бывает гораздо более нужна и интересна, чем коренным горожанам. А сельское хозяйство в России восстанавливать надо, конечно, но это уже совсем другой уровень проблем.

«Трагедия русского города в том, что его наводнили деревенские дети, у которых в доме не было ни одной книги. Их приняли в университеты
и читают лекции по подобным дисциплинам, а им один хрен — это Блес Паскаль или Карл Маркс. Он послушает этот бред и думает, что так и есть на самом деле. А на самом деле девяносто девять процентов книг — это вздор и ложь. Это опять-таки насчет нашей цивилизации и культуры…»


Ну зачем же так неуважительно о сельских-то жителях? Горожане тоже бывают разные по уровню образования и культуры.

«Горе наше, что мы попытались стать городской цивилизацией».

Опять же, это не горе наше, и не счастье наше, а закономерный исторический процесс.

О разгуле оккультизма: «На что мы променяли марксизм-ленинизм? На демократию, что ли? Нет. Мы ее променяли на астрологию. Ведь каждый день по казенному телевидению идет астрологический прогноз. Это же лженаука. Колдуны какие-то выступают».

Вот это уж точно. На рубеже веков почему-то происходит всплеск интереса к оккультизму и мистике.

О революции и Гражданской войне: «Колчак был человек чрезвычайно благородный, поэтому он и не победил. И не мог победить. Когда-то было время, когда благородные люди побеждали. Во времена Суворова, например. А так обычно кто побеждает? Кто взял булыжник, по голове стукнул, тот и победил. А порядочный человек не будет по голове стукать. Поэтому Колчак и не мог победить. И белые, вообще, не могли победить. Тут было несколько причин. Во-первых, это выдумки, что четырнадцать держав на нас наступали, а большевики, красные всех разгромили. Это чушь. Какой-то греческий батальонишко высадился в Одессе… Это величайшее заблуждение, что Европа нам будет помогать… Люди-европейцы нам помогать будут по личным контактам, по благотворительности. Политики — это совсем другое дело. Они же бросили на произвол судьбы Белое движение. Та же Антанта. Оно само по себе победить не могло. А почему бросили? Во-первых, потому, что был колоссальный взрыв ненависти к барам. А белые же все были баре какие-никакие. А во-вторых, западным странам было выгодно выбить Россию, как конкурентоспособную державу. В каком угодно отношении: в экономическом, торговом, военном».

О культуре: «Только культура и может объединить. Потому что мы по-разному думаем. Одни атеисты, другие православные. Но культура — это наше общее достояние. И вот горе-то наше сейчас, что власти опять культура не нужна. А ведь это единственное, что нас может спасти, — культура».

«Для многих из нас классическая музыка — это шум и больше ничего. Почему все время возникают дискуссии — нужна ли классическая музыка? Почему они возникают? Потому что не нужна. Пусть она будет. Для определенного слоя, который к ней привык, который без нее уже не может обходиться. И классическая литература не всем нужна. Не всем. Многим вполне достаточно прочесть вывеску «Пиво. Воды».


О религии: «Так как же мы будем ладить с другими, если объявим православие господствующей религией?»

А тут вообще-то речь шла о том, что нашей национальной идеей могло бы стать православие. Не господствующей религией, а государственной. И нет в этом никакого противоречия. Есть же государственный язык – русский, и это не отменяет существование других языков в стране, и не мешает дружбе разноязычных людей. Так же и с религией. Мы всё же страна православная, что не отменяет другие религии.

О Л.Н. Гумилёве и о Серебряном веке: «Он думал и о России. Он считал, что фаза надлома у нас началась, условно говоря, с восстания декабристов. Она должна была продолжаться лет сто пятьдесят. И когда началась перестройка, он, как и многие другие, подумал, что, может быть, мы выходим из фазы надлома, и вот-вот наступит «золотая осень», лет на триста-четыреста. Все будут сочинять стихи и музыку, картины писать и т. д. Такая вот «золотая осень». Но он быстро понял, что это не так, что не «золотая осень» наступает, а обскурация, что пропадаем мы, одним словом. И он это очень тяжело переживал, поскольку он был патриотом Отечества, настоящим патриотом, и ему трудно было все это перенести».

«Н. К.: Как-то вы говорили, что автором термина «серебряный век» был Лев Николаевич.
А. П.: Ну, я передаю то, что он мне рассказывал. Недавно вышла статья Людмилы Александровны Иезуитовой о терминах «золотой век», «серебряный». Очень тщательная работа, солидная. И она пыталась разобраться: кто же эти термины изобрел. И ничего не получается. «Серебряный век». Да, был такой термин, но он относился к эпохе Достоевского и Толстого. А вовсе не к тому, к чему мы его сейчас применяем.

Лев Николаевич мне рассказывал так. «Сижу я, — говорит, — с мамой. Денег нет ни копейки. И вот вынужден рассуждать о поэзии, вместо того чтобы куда-нибудь сбегать. Я говорю: „Мама, вот вы не «золотой век», «золотой» — это Пушкин, а вы — «серебряный век»“». И Анна Андреевна говорит: «Ой, Лева, продай мне эту идею». «У нее, — говорит, — такая манера была в светской среде». А у нее было немного денег, дала она ему на «маленькую». «И вот я, — говорил Лев Николаевич, — в Елисеевский магазин сбегал и был очень доволен». А она тоже написала хорошие стихи: «И серебряный месяц ярко над серебряным веком стыл…».

Хотя, конечно, может быть, кто-то другой ввел этот термин. Ведь такие вещи приходят в голову не одному человеку, а разным людям. Но, по крайней мере, история, конечно, трогательная и прелестная».


«Он женился в пятьдесят два года. Разное было в молодости, пассии разные, предположения. Но Наталья Викторовна — это счастье его было. И он ее любил нежнейшим образом. И она его обожала. Я это хорошо помню. Я это видел. Настоящий был муж. К сожалению, поскольку так поздно он женился, детей вот не оставил. И род Гумилевых пресекся. Советская власть этого добилась».

Полностью публикацию можно прочитать здесь:

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1830

В рубрике «Война и время» опубликованы 36 писем с войны Калерии Фоминой. Письма очень будничные, показывающие, что война – это работа. Грязная, тяжёлая работа.

Объёмная публикация Дмитрия Травина «СССР: от мифов к фактам» (№1-5). Всё в этой публикации знакомо и узнаваемо, причём воспоминания ещё столь свежи, что даже не особо интересно читать (по крайней мере, человеку моего поколения. Может, более молодым это будет поинтереснее). Кроме того, в некоторых местах автор просто пересказывает старые анекдоты (о биде, к примеру). И ещё создалось впечатление, что Травин до сих пор преклоняется перед западным обществом, по крайней мере, что касается их товаров. Между тем, как многие уже переоценили ценности и поняли, что многие наши, советского производства продукты, несмотря на их непрезентабельный внешний вид и неброскую упаковку, были очень даже неплохи на вкус и гораздо натуральнее, чем западные и наши нынешние.

С некоторыми моментами воспоминаний автора можно не согласиться, особенно, что касается школьного образования в 60-70-е годы.

Вот парочка заключительных цитат:

«В целом же Советский Союз 1970-х – 1980-х годов сформировал вполне конформистское, прагматичное поколение людей, хорошо помнящих систему всеохватывающего товарного дефицита. Какие бы восторженные возгласы время от времени не раздавались в адрес брежневской эпохи, поколение, выросшее в 1970-х, не желает на самом деле возврата в прошлое».

«Путин построил именно ту Россию, которой хотело большинство, предъявлявшее спрос на товары, но не на демократию. Поколение, сформировавшееся в 1970-х, сделало свой выбор и остановилось, предпочитая не двигаться вперёд, а лишь пожинать плоды осуществлённых преобразований. Возможно, настоящий прорыв к демократии будет осуществлён лишь тем молодым поколением, которое вообще не знало советского прошлого, а потому склонно к большему риску в отношении преобразования настоящего».

Покопаться в личной жизни Блока предлагает нам публикация Константина Азадовского «Таинственно – похож»: «дети» Александра Блока», предваряющая письмо Н.А.Павлович к В.Н.Княжнину. Публикация развенчивает версию о том, что у Блока были внебрачные сын и дочь.

Статья Марка Амусина «Сменные оптики Андрея Битова», как и следует из названия, посвящена творчеству Андрея Битова. Подробно разбираются романы этого писателя.

Очерк Омри Ронена «Выбор» рассказывает об учителе автора Р.О.Якобсоне. Мне понравились строки об оценке Якобсоном Серебряного века:

«Что же касается общей его оценки поэзии первой четверти ХХ века, то кличка «серебряный век» вызывала в нем крайнее презрение. Именно от него впервые услышали его студенты «удачный», как он говорил, термин Олега Масленикова «платиновый век», так метко определявший драгоценную новизну периода, который сам он считал веком эксперимента, веком новаторства, но предпочитал называть «по старинке, как мы называли в молодости вслед за Святополк-Мирским», — вторым золотым веком.

В отличие от многих своих современников и младших соратников, он строил иерархию ценностей во втором золотом веке, — как в распределении индивидуальных достижений, так и в лестнице жанров, — по образцу золотого века пушкинского. Концепцию ночного неба с россыпью звезд первой величины, которые все видны потому, что их не затмевает дневное светило Пушкин, он не принимал вовсе. Солнцем его второго золотого века был Хлебников».


http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1835
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июн 16, 2012 3:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», 2012, №5

Повесть Эдуарда Говорушко «Встань и живи».

Эдуард Лукич Говорушко родился в 1939 году в Белоруссии, сейчас живёт в США. Его повесть – это рассказ о своих родителях и о своём раннем детстве, которое пришлось на годы войны.

Отец автора в самом начале войны был тяжело ранен и попал в плен. Сидел в концлагере, пока жена невероятными на нынешний взгляд усилиями не спасла его. Именно эти главы, рассказывающие о том, как жена выкупила его из концлагеря, запомнились мне больше всего.
Потом – партизанский отряд. Кому было труднее – мужчинам на фронте или в лесу, или их жёнам – с детьми, голодая, жить бок о бок с захватчиками? Чей подвиг был больше?

Те, кто прошёл войну, не любят об этом рассказывать. Но Эдуард Говорушко попытался собрать по крупицам всё, что слышал о тех трудных днях от отца и мамы, чтобы рассказать это своим американским внукам, чтобы знали они свои корни.

Три рассказа Владимира Крупина под общим названием «Это было на русской земле», наверное, правильнее было бы назвать не рассказами, а эссе, поскольку это не беллетристика, а публицистика, причём публицистика остроактуальная.

Первый рассказ – «Янки, гоу хоум» - написан ещё в 1995 году, но не потерял своей актуальности за прошедшие почти 20 лет. И тема рассказа возникает сегодня довольно часто: воспоминания фронтовиков о войне, как они не любят об этом вспоминать и рассказывать.

Но, может быть гораздо более важно то, что происходит с нашей страной сегодня.

«Я вспоминаю вас и низко кланяюсь всем вам, моим отцам, спасшим Россию. И думаю: вы-то спасли, а мы продали. Продали, и нечего искать другого слова. Продали и предали. И вот я иду по оккупированной России, через витрины, заваленные западным химическим пойлом и куревом, отравленной пищей, лаковой порнографией, смотрю на лица, искалеченные мыслью о наживе, смотрю, как ползают на брюхе перед американской помощью экономисты, как политики гордятся тем, что им пожал руку саксофонист, и думаю: «Россия ты, Россия, вспомни своих героев. Вспомни Александра, царя, который в ответ на какие-то претензии англичан к нам, высказанные послом Англии за обедом, молча скрутил в руках тяжелую серебряную вилку, отдал послу и сказал: «Передайте королю». Или, когда он ловил рыбу, ему прибежали сказать, что пришло какое-то важное донесение из Европы, а он ответил: «Европа подождет, пока русский царь ловит рыбу». Но ведь и наш, нынешний, тоже ловит рыбу. А вот интересно: он ловит, а ему бы прибежали сказать охранники, что зовет Буш. Ведь бросил бы, чай, удочку».

Очень горькие слова. Но ведь и в самом деле, как же нам разбудить в молодом поколении гордость за свою родину, за свою историю? Ведь если мы сами не будем себя уважать, то и другие уважать нас не будут.

«Так что на вопрос «Что делать?» отвечаем: писать на заборах и в газетах: янки, гоу хоум».

http://webkamerton.ru/2009/12/yanki-gou-xoum/

Второй рассказ называется «Ол райт», - сказал Емеля». Основная тема его та же, что и в предыдущем – это любовь к русской культуре, к русскому языку, к русскому слову. Очень богат и красив наш язык, и очень жаль, что замусоривается он в последние годы заимствованиями и сленгом. Хотя, видимо, процесс этот объективен и не только к русскому языку относится.

Сюжет рассказа – это разговор писателя с переводчиком, попытки писателя объяснить переводчику тонкости родного языка.

http://www.velykoross.ru/1546

И третий рассказ – «Сегодня на Кларе, завтра на Розе» - показался мне наиболее сильным, поскольку затрагивает проблемы, ещё не ушедшие в прошлое. Слишком многое напоминает нам о недавних по историческим меркам событиях. Владимир Крупин на примере названий наших улиц и городов пытается показать, чью память мы до сих пор чтим. Роза Люксембург, Карл Либкнехт, Клара Цеткин – какую роль сыграли эти личности в истории России? А такие наши соотечественники, как Александр Герцен, Степан Халтурин, Михаил Калинин? Какие подвиги совершили, наконец, Василий Чапаев, Николай Щорс, Аркадий Гайдар? Чем прославился Павел Корчагин?

Цитата: «У меня нет ни малейшего желания обидеть тех, кому дороги имена врагов моего Отечества. Бог всем Судия. Но моё нравственное чувство оскорблено тем, что в России живут в названиях улиц и городов палачи и негодяи».

Может, не все из нас плохо знают историю, но мы, к сожалению, не всегда задумываемся о сути событий. И если терроризм и террористы уже в большинстве воспринимаются нами как явное зло, то с «героями советских времён» ещё многие из нас расстаться не готовы.

О Халтурине: «Почему погубивший невинных людей преступник пользовался почётом, а не, например, его земляк, вятич, корифей русской и мiровой медицины Владимир Бехтерев? В момент взрыва Бехтерев находился в Зимнем дворце и оказывал помощь раненым. Их было 56».

О Чапаеве: «Чапаев — самый настоящий палач уральского казачества: «Чапаев пленных велел не брать ни казачишка. Всех, говорит, кончать, подлецов». Это из воспоминаний Фурманова о нём. Образованных Чапаев ненавидел: «Все вы сволочи. Интеллигенты!» Сам он учиться не хотел. Направленный в академию Генштаба, оскорблял преподавателей, добился отсылки обратно, в свою дивизию, где был деспотом. Фурманов восхищается: «Самобытная фигура! Плёткой колотил высокопоставленное лицо, другому отвечал матом по телеграфу». Подавлял плетью и пулей и крестьянские волнения в Саратовской губернии. Возмездие настигло его под станицей Лбищенской».

О Щорсе, Гайдаре – ещё страшнее.

«Палача Гайдара (Голикова) жалеть уже не нам. Да, писатель. Но прежде — палач, лично расстрелявший многих. Они ему снились потом, когда он пил запоями, резался бритвой. И не «Голубая чашка», не «Чук и Гек» вспоминаются, когда идёшь по улице его имени, а именно то, как он приказывал выстраивать безоружных у обрыва и шёл вдоль строя, и убивал, и убивал».

«И весь этот ужас был на русской земле»
– так заканчивается рассказ Крупина.

http://www.pj4.ru/vladimir-krupin-segodnya-na-klare-zavtra-na-roze.html

Повесть Вячеслава Киктенко «Неандертальца ищу…» самим автором определена как «повесть с лирическими и философскими отступлениями».

Вячеслав Вячеславович Киктенко - поэт и прозаик - родился в 1952 году в Алма-Ате, окончил Литературный институт, сейчас проживает в Москве.

Как и заявлено в авторском определении своего произведения, оно явственно распадается на две части: собственно повесть и лирические и философские отступления. Причём текст повести разбит на небольшие кусочки, которые перемежаются гораздо большими отступлениями. Это что касается формы.

Теперь о содержании. Сюжет повести – небольшой эпизод из жизни первобытных людей. Жили в давние времена на свете два разных племени людей. Сейчас, в соответствии с последними данными науки, скажем, что одни из них были неандертальцами, а другие - кроманьонцами. Сейчас уже точно доказано, что какое-то время эти два вида людей жили одновременно. Отношения между ними были непростыми, чаще всего враждебными. Но случались и смешанные браки. А в итоге неандертальцы большей частью вымерли, а частично были поглощены кроманьонцами, которые и стали непосредственными прародителями современных людей.

Чем же отличались неандертальцы от кроманьонцев, или, другими словами, почему повесть Вячеслава Киктенко названа «Неандертальца ищу…»? Конечно, сложно теперь сказать, какими они были, неандертальцы. Точно известно, что внешний вид их ещё сильно отличался от нас: мощное телосложение, низкие надбровные дуги, маленькая нижняя челюсть, глубоко посаженные глаза. Кроманьонцы были более приближены к нам по внешнему виду. Но зато неандертальцы были гораздо ближе к природе. Они жили с природой во взаимодействии, в гармонии, в тесном контакте, не стремились изменять окружающий мир под себя. Искусство у них тоже было, но очень в зачаточном состоянии. Можно предположить, что были они немногословными и практичными существами.

Так вот, в племени неандертальцев жил немолодой уже многодетный вдовец Зуб. Было ему около 30 лет. Однажды случайно встретился он с девушкой из племени кроманьонцев, которую изгнали соплеменники. Была она совсем непохожа на женщин племени Зуба, но пожалел Зуб её, да и хозяйка в пещере ему очень нужна была, и решил он взять её себе в жёны. А дальше ждали их немалые испытания, поскольку такие контакты между племенами были под запретом.

Таков сюжет небольшой по сути повести.

Отступления от повести сначала показались мне не связанными с основным сюжетом, но постепенно я поняла, что очень даже связаны.
Современная наука находит в геноме человека определённый процент ДНК неандертальцев. Значит, есть у нас люди, или может даже целые народы, в которых эти ДНК более явно дают о себе знать. Иногда это видно даже и невооружённым взглядом – высокий рост, покатый лоб, мощные надбровные дуги… Автору хочется видеть неандертальцев более простыми, более порядочными, более природными, что ли? Современная цивилизация пошла по пути кроманьонцев, и получилось то, что получилось – «подлая, вероломная, хапающая» цивилизация. Может быть, неандертальцы смогли бы жить по-другому?

Мысль цепляется за мысль, нанизывается одна на другую, прорастает одна из другой, и вот уже пошли в повести главы-рассуждения о нашей истории, о культуре, о жизни – вроде бы не связанные ни между собой, ни с основным сюжетом, а всё же пронизанные единой темой.

А ещё в текст вкраплены стихи автора, оттеняющие и подчёркивающие основной текст.

…ненавижу слово россияне,
Терпеливой празелени цвет,
Есть азербайджанцы, молдаване,
Русский – толерантен. Русских нет.
В общем, нет страны такой в природе.
Предок за Россию бился зря.
Толерантность… это что-то вроде
Трын-трава, по-русски говоря…


Мне повесть очень понравилась. Я даже стала вспоминать своих знакомых и родственников, пытаясь определить, кто же из них больше похож на кроманьонца, а кто на неандертальца. И даже для себя поняла причину некоторых конфликтов, которые доставляли мне немало беспокойства. А ещё - эта повесть не для развлечения. Она – для шевеления мозгов.

Цитаты:

О нашей истории: «Русская Революция… ужасы Гражданской войны, осквернение алтарей, убийства священников, раскулачивание, расказачивание, раскрестьяниванье… всё это болит в каждом русском сердце, в каждой душе болит.

…и видишь на снимках, в документальной хронике этих шакалов в кожанках и будённовках, гадивших в алтарях, разорявших страну, и ненавидишь, и проклинаешь их. И поражаешься только одному: да как же горстка шакалов смогла победить громадную страну, допустить уничтожение Церкви, попрание святого?..

Но ведь и аристократия наша доблестная столько ненависти к себе накопила за долгие века – умом не рассудить! Не рассудить мужика и барина…»


«…винить простодушного человека за то, что поверил он
шакалам-безбожникам, несправедливо. Но вот понять силу и механику, с помощью которой эти шакалы смогли выдавить почти всю аристократию с русской земли, это, пожалуй, возможно».

«Крестьяне – доверчивые дети, неандертальцы. Какой может быть спрос высокомудрых, изощрённых в ловкачестве кроманьонцев с наивных неандертальцев?»

«…было время, в начале перестройки «страмили» Сталина. Опомнились. Поняли, совсем не для удовольстия пытал зиновьевых, каменевых, и т.д. Он (его подручные, разумеется) вытягивал из них (т.е. втягивал обратно в страну) казённые деньги.

Так Пётр Первый некогда выколачивал из Меньшикова полказны, переведённой через любовниц и родственников на зарубежные счета, вложенной в недвижимость, в брюлики. Пётр переломал кучу палок о бока другана-ворюги-героя… устал, отступился. (гора сломанных палок валялась потом в углу губной избы)…

Но всё-таки – выбил! Пусть не всё, но процентов 60 выбил. Такое удавалось только Петру (отчасти) и Екатерине – свести баланс внешней задолженности до нуля, или около того…»

«…когда в 1922 году Ленин в отчаянии заорал: «Мы построили не социализм, а говно» (цитирую дословно), его друзья и соратники приняли это как натуральный призыв, и стали распихивать золотую казну России в европейские и заморские банки – через любовниц, жён, родственников… В 30-х годах Сталин долго и нудно выбивал из них эти деньги. Частично выбил, кажется. Но не все, естественно».


А это уже скорее просто ностальгия по детству и юности:

«…оглядываясь назад и сравнивая прошлое с настоящим, можно бегло подытожить – период с 50-х по 90-ые годы 20 века был высшей во всей русской истории точкой социальной справедливости. Поколение, рождённое в 50-ые, это ощутило на себе.

Да прекрасно я помню, как мы, нормальные мальчишки, не любившие пионерских галстуков («ошейников») и выспренних комсомольских речей, как мы любили демонстрации и субботники! Это же были истинно всенародные празднества – с музыкой, с цветными шарами, с выпивкой на морозце…

Помню ощущение – если не сходил на демонстрацию, то и праздник неполный. Кругом висели красные тряпки с уже анекдотическими призывами, по-прежнему рьяно партийные «глоты» призывали к чему-то смехотворному… мы просто не обращали на всё это ни малейшего внимания…

При этом не были мы никакими диссидентами и не собирались с кем-то бороться, тем более со своей собственной страной. Мы были просто нормальные люди – мальчишки, девчонки, потом юноши, а потом… потом всё рухнуло».


О литературе, в частности о поэзии. Тут, надо сказать, выбор и предпочтения автора немного удивили нетрадиционностью. Впрочем, каждый имеет право на свой выбор согласно своему вкусу.

«Пушкин и его круг – «французы», галломаны. Ориентированные на французскую классику поэты.

Ориентация Лермонтова – англо-саксонская. И совсем не потому, что наполовину шотландец, а потому, что кумир его, в отличие от пушкинского Парни, лорд Байрон…

Тютчев с юных лет был ориентирован на Германию, на её поэтов и философов… Когда я добрался до стихотворения «Фонтан», меня словно прошибло – да как же я не замечал прежде, что это чистейшей воды графомания?»


«Я прочитал целиком небольшое стихотворение Тютчева «Есть в осени первоначальной…» и добавил, что считаю этот шедевр самым философским произведением в русской лирике.

В нём нет философских терминов, силлогизмов, системы доказательств, но оно чудесным образом объемлет собою Истину – в человеческом объёме. В нём есть всё: Пред-жизнь, Жизнь, и За-жизнь. И, главное, впрямую об этом не сказано. Есть только пейзаж, из которого чудесным (повторяю – чудесным!) образом вырастает всё это, и обволакивает душу всепониманием сущего. Это и есть Поэтическая Мысль, способная дать фору любому философскому сочинению…»


«И только Октябрьская Революция, смею утверждать, породила несколько истинно русских поэтов – великого Хлебникова, Ксюшу Некрасову, Андрея Платонова…»

«Вот ещё что должно поразить современного читателя: ни у Хлебникова, ни у Платонова, ни у Ксении Некрасовой читатель не отыщет и следа всех тех европейских соблазнов, того любования грехом, без которого нам кажется теперь уже немыслимой русская светская поэзия. А ведь этого позора не было в древнерусской литературе, вот в чём тайна, вот где она, столь поздно осознаваемая горечь – так на чём же мы все были воспитаны? На грехе? На любовании им?..

Современные, и порою очень талантливые поэтессы иногда близки Ксении Некрасовой, но, при несомненном таланте, сильно уступают ей, и уступают лишь потому, что поэтика их вся – на грехе, на искушении, на любовании им. То есть, им творчески просто необходимы все эти подпорки, «костылики» красивых соблазнов, без них они, может быть, и не дошли бы до «цели». До своей смешной цели…

А вот Ксюше Некрасовой все эти «штучки» были не нужны, она и без них сияет, движется, летит во времени. А время оценить её по-настоящему ещё только-только наступает.
Как и время Хлебникова».

«…лишь двадцать, от силы двадцать пять истинных – на все времена – лирических шедевров дано создать даже самым гениальным поэтам. То есть, малую книжицу размером не больше печатного листика».

«Настоящее в русской поэзии… её Великаны – Велемир Хлебников, Ксения Некрасова, Андрей Платонов… и – Гоголь, конечно. Только и Гоголь, и Гончаров, и Лесков это всё же более проза, великая русская проза. Менее грешная перед Богом, нежели русская поэзия, но проза. – Более позднее и тяжёлое образование, нежели русская поэзия».

«О прозаиках же русских и тёмных – отдельный разговор, там не всё так печально, как в светской русской поэзии. Проза наша – более русская по существу. Пусть и не такая гениальная, как поэзия, которая, повторю, не очень-то русская по форме, по содержанию…»

«…ещё раз про «Муму»…Самый невероятный и великий русский рассказ. Такие гиганты, как Лев Толстой и Фёдор Достоевский понять не могли – ну почему именно этому барину, полжизни проведшему за границей, была дарована высочайшая миссия создать самое болевое, самое народное русское произведение?!.»


О национальном характере:

«Два типа (архетипа?) русского человека: бунинский – центростремительный, и есенинский – центробежный. Две, казалось бы, непримиримые силы в сердце народа, даже в каждом человеке – один «строитель» жизни, другой – «разрушитель», «проматыватель». Так за кем же правда и путь? Ведь оба до боли дороги, и оба – русские до мозга костей…

Пытался выбрать – не получается. Только обворуешь себя, отказавшись от любого из них…… вдруг осенило: да на земном уровне этого и не разрешить, здесь проблема иного уровня!..

А, по сути, ни от кого отказываться и не надо. Просто «чистый» Бунин – это правда земная, а «грязный» Есенин – правда небесная. И оба необходимы, «нераздельны и неслиянны», как очень многое в России. Буниным восхищаются, Есенина – любят (как всё не от мира сего). И оба, оба нужны!..»


Как-то необычно - «чистый» Бунин – это правда земная, а «грязный» Есенин – правда небесная». Привычнее считать наоборот.

О вере:

«Веруешь, что бессмертен? Значит, воистину бессмертен. Веруешь, что из тебя лопух прорастёт? Прорастёт, не сомневайся.
«Каждому да воздастся по вере его…»


Об образовании:

«Бесстрашно мыслящий Кант считал, что государство, где более двух процентов населения овладели грамотой, уже стоит на пороге смертельной болезни. Со временем этот процент неминуемо увеличится, и всё пойдёт вразнос – вплоть до глобальной катастрофы. Кант искренне считал, что не каждому под силу грамота. Далеко не каждый нравственно и природно развит настолько, дабы употребить её разумно».

О нашей жизни:

«Теперь жизнь короткая пошла…» – Как сказано, как сказано!.. А вообще-то путь к этой «короткой» жизни наметился ещё где-то в 60-70-х годках 20 века – в прошлом тысячелетии. Помню я эти импортные чудеса – одноразовые авторучки, зажигалки, которые царственно, на зависть одноклассникам, буквально сверкали в руках сынков и дочек начальников…

Они восхищали поначалу. Это ж надо – ни заправки не требуют, ни ремонта. Отслужили вещички срок – и на свалку. А что? Недорогие, штампованные. Тем более, очень скоро они появились и в нашей стране, в широкой продаже.

А потом и одёжка, и кастрюли, и сковородки, требующие лишь небольшой починки, стали просто отправляться в утиль. И как-то совсем уже незаметно пошли исчезать целые ремёсла и профессии: лудильщики, ветошники, мелкие ремонтники. Жизнь становилась всё более «шикарной», одноразовой, и – короткой…

И окончательно «закоротилась» она осознанием – труд недорог и не важен сам по себе. Важен результат. Неуважение к труду – вот, пожалуй, диагноз конца прошлого тысячелетия. Следствие диагноза – запропала к чертям собачьим основательность, добротность жизни. Не говоря уж о добростности самих товаров. Взамен смехотворное резюме: «Деньги отдельно, работа отдельно».

Главное, чтобы коротко и быстро. Всё – и результат труда, и результат любви, и результат жизни. А какой у жизни результат? Результат известный. Но неважно. – «Давай сделаем это по-быстрому»…


И всё-таки о разнице между неандертальцами и кроманьонцами:

«…и лишь теперь вечный конфликт Геракла и Прометея со всей очевидностью вступает в основную фазу – Цивилизацию, которая основана на ворованном огне, добытом Прометеем. Она просто заблудилась на техногенных путях. И всё яснее и печальнее проступает мысленно иной Путь, от которого отказалось человечество по лености своей.

Это путь Геракла.

Он не воровал огня. Он его вообще не признавал, как земную субстанцию. Он ел сырую пищу, в основном лесную, земляную. Ходил и спал голый, без шкур, содранных со зверей, обогревался теплом внутренней энергии.

И если бы люди последовали ему, а не ворюге Прометею, в процессе эволюции они выработали бы в себе этот внутренний огонь, и подключились бы напрямую не только к солнцу, но и к «Великому Свету Неосяжаемому», о котором сказано в Голубиной Книге. А так… всё печально, братцы…»


Ну и, конечно, не обошлось без пресловутого, очень болезненного «еврейского вопроса».

«…а вообще в России какого только русака на престол не возведи,
всё равно станет евреем. Метафизика, однако.

…и метафизика эта задолго до принятия христианства на Руси завелась. Мессианские народы, что ли? И ненавидят, и обожают друг друга…»

«...тысячу лет в тысячах церквей, у домашних икон и лампад русские мужики и бабы восславляли иудейские имена, реки, земли, подчас не отдавая себе отчёта: почему они, русские, прославляют иудейские святыни?

Как же не быть пресловутому еврейскому вопросу? Но уж тогда,
коли ты славишь иудейские имена, возлюби и самих иудеев…
Так ведь нет! Христу и пророкам поётся Осанна, а самого жида, реального носителя крови тех, кого восславляют в русских церквях, часто ненавидят...

Вот диво – Апостолов, пророков-иудеев славит весь христианский мир, весь, кроме самих евреев-иудаистов».


http://www.proza.ru/avtor/kikto&book=2#2
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 25, 2012 7:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Звезда», 2012, №6.

Рассказ Александра Матюхина «Велосипеды» - о Чечне. Маленькая воинская часть в горах, где отбывают свою службу несколько солдат, прапорщиков и офицеров. Никаких военных действий там не происходит, война только иногда напоминает о себе далёкими выстрелами, да ранеными, которых привозят из «горячих» точек. Скучно. И в таких условиях самой большой радостью и самым большим подарком становятся ванна горячей воды, да письмо от любимой..

Роман Андрея Иванова «Бизар» («Звезда», №5-6).

Немного об авторе: Андрей Иванов (1971 г.р.) живёт в Таллинне.

Герой романа Евгений нелегально живёт в Дании. Раньше он жил в Эстонии, но после распада СССР в жизни семьи начались трудности. Евгений пытался заработать на жизнь криминальным путём и, избегая преследования по закону, бежал за рубеж. Понятно, что не от хорошей жизни уехал, но что нашёл? Лагеря для нелегалов, деревня хиппи, полная нищета, грязь, скученность. Постоянные возлияния алкоголя и употребление наркотиков.

Другие герои романа – ничуть не лучше. Маргиналы, сброд из разных стран Европы, Азии и Африки. Промышляют частенько воровством. А когда воровать надоедает или становится страшно, что поймают и депортируют, то решают копить деньги на лучшую жизнь (как один из героев) – ложатся с бутылкой пива на диван и смотрят телевизор. И ждут, пока накопятся деньги.

Но время показывает, что такая жизнь – ещё не худший вариант. Поскольку в дальнейшем герой романа попадает в тюрьму, а затем, очень не желая депортации на родину, режет себе вены и попадает в психбольницу. Вот там ему уже и нищая ночлежка, и деревня хиппи кажется практически раем, но, увы, недостижимым.

Вторая часть романа рассказывает о том, как герой с помощью немногочисленных друзей и подруги пытается избежать депортации. Ему это удаётся, но опять-таки противозаконным путём, а, значит, спокойной жизни в спокойной и сытой загранице ему не видать…

Понятно, что в большинстве своём люди, не нашедшие себя в своей стране, не найдут места и в благополучной Дании, поскольку это никакие не политические беженцы, а обычные уголовники, лентяи и асоциальные элементы.

Читая роман, становится жалко людей. Датчан, по большей части, ну и прочих европейцев, которым приходится терпеть соседство с такими неблагополучными приезжими. И не уходит стойкое чувство отвращения к «героям», которые ещё и пытаются себя оправдывать:

«Если жизнь неумолимо жестока, почему я не могу быть жестоким тоже? Жестоким и бессердечным. Я ведь часть жизни, один из живых организмов, действующий актер этого бродячего цирка… Так почему я не могу наплевать и забыть о матери, которая белкой в колесе вертится где-то там на отшибе Таллина?.. в старой, почти рухнувшей квартире... охотится на работы, как кошка на голубей... Почему я не могу заглушить этот стон? Откуда берется чувство вины? Почему мне кажется, что я жесток? Ведь я спасаю свою шкуру!»

В переводе с английского «бизар» - странный, причудливый, эксцентричный. Так определяет проблему в мире беженцев один из героев романа.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1828

75-летию Льва Лосева посвящена беседа Ирины Чайковской с Соломоном Волковым «Загадки жизни и творчества».

Собеседники разговаривают не только о юбиляре, но и о ситуации в культуре, о проблемах литературы, о поэзии.

Вот две цитаты из реплик Соломона Волкова:

«Чем старше я становлюсь, тем труднее воспринимаю что-то новое. Это трудно сформулировать — мне сейчас важнее всего искусство «про меня»… Считаю, что культура должна помогать человеку выжить».

Согласна на все сто. Неоднократно замечала за собой тот факт, что мне интересно читать про жизнь, близкую мне. Не про олигархов, топ-моделей и киллеров, а про простых людей.

«Я хочу воздать Лосеву должное за то, что он легитимизировал употребление слова «блядь» в лирической поэзии. После Лосева, который очевидным образом дорожил этим словом в своем поэтиче¬ском вокабуляре, оно уже из русской лирики не уйдет. Дома мы постоянно цитируем его строчки: «Как осточертела ирония, блядь; / ах, снова бы детские книжки читать!» Или это: «Голубка дряхлая с утра торчит в гостиной, / не дремлет, блядь».

А этот пассаж поверг меня в глубокое уныние. Даже комментировать не хочется. Сразу пропало уважение к Волкову. Так и стоит перед глазами картинка, как у него дома все домашние, включая жену, тёщу, детей и внуков регулярно цитируют подобные стишки и радостно смеются.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1841

Очерк Елены Травиной «Комарово. «Вишнёвый сад-3» полон ностальгии по уходящей дачной культуре. На примере посёлка Комарово Елена показывает исчезновение целого пласта нашего быта, части нашей жизни, особого слоя культуры: как была культура усадебная, так существовала и культура дачная. Мне лично сразу вспоминаются герои Булгакова, поющие под гитару: «Здравствуйте, дачники, здравствуйте, дачницы! Летние манёвры уж давно начались».

«ХХ век начался, когда владельцы дворянских усадеб продали свои «вишневые сады» с молотка и на их месте «Лопахины» под стук топоров стали планировать дачные поселки».

А 21-й век ознаменовался исчезновением этих самых дачных посёлков и возникновением на их месте крепостей за высокими заборами.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1842

Мемуары Леонида Штакельберга «Призывный гул стадиона» охватывают послевоенный период в спортивной жизни Ленинграда. Но автор пишет не только о спорте, вернее, он рассматривает спорт не только как сумму определённых достижений, но как вид культуры (ещё один!). И с этой точки зрения его воспоминания очень интересны и правильны.

Советский спорт, его достижения и промахи были очень связаны с политикой Советского государства. Политика вмешивалась во всё, даже в фасоны спортивных костюмов. И это не могло не сказаться на результатах.

Сейчас настало другое время с другими проблемами. И Леонид Штакельберг очень верно подметил то, что относится и к спорту в том числе.

«В нулевых годах мы вкатились, вляпались, зарываемся все глубже в мутное дерьмо повсеместно торжествующей попсы. Думаю, не стоит тут разжевывать, однако замечу — человечество давно усвоило правило: «Всяк сверчок, знай свой шесток!» Дамы легкого поведения выполняли свои полезные функции без претензии на руководство обществом, парикмахеры и прочие портные могли, конечно, нашептывать свои мыслишки на ухо клиенту, но не более! Теперь мы спустили эту публику с поводка, а ударило по молодежи, в частности по спортсменам. Чемпионы пошли в подтанцовку к бездарностям эстрады и подручным политических наперсточников. Не надо быть мудрецом, чтоб понять, чем для самих олимпийцев это оборачивается».

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1843

Небольшая статья Валерия Сендерова «Зачем нужна Карлу Марксу Святая София?» раскрывает нам неизвестные страницы творчества Карла Маркса, его статьи, которые не публиковались в нашей стране из-за их слишком явной антирусской направленности.

Статья Лили Панн «После» подробно разбирает творчество поэта Олега Вулфа.

Статья Валерия Савчука «Медиа внутри нас», как мне кажется, абсолютно бесполезна. Автор пишет о том, какое место в нашей жизни стали занимать современные средства связи и компьютерные технологии. Но всё это могло бы быть актуальным лет десять назад. А сейчас это уже далеко не новость.

И ещё одна статья о поэзии – Кирилл Бутырин, «Огонь, верёвка, пуля и топор…», о творчестве Николая Тихонова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июл 09, 2012 3:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», 2012, №6.

Лев Шадрин (р. 1978) – родился, живёт и творит в Курске. В «Москве» опубликована его повесть «Жестянка. ru».

Действие повести происходит в провинциальном городке. Сюжетная линия состоит из двух соприкасающихся линий.

Герои первой сюжетной линии – школьники-старшеклассники. Друзья Володя и Миша занимаются в секции бокса и с младших классов враждуют с Виталием Мазаевым. Но отношения их, на мой взгляд, - странные, неестественные и нелогичные. Володя то дерётся с Мазаевым, причём с переменным успехом, несмотря на то, что занимается боксом, то просит помочь устроиться на работу, поскольку старший брат Мазаева, недавно вернувшийся из тюрьмы, торгует на рынке дисками. Мазаев-старший берёт друзей Володю и Мишу на работу, но, как оказывается позже, с целью подставить мальчишек и сделать их своими должниками. Не буду рассказывать, как подросткам удалось выйти из сложной ситуации, скажу лишь, что многие их поступки были нелогичными, не взрослыми и не всегда законными.

Герой второй сюжетной линии – отставной военный Виктор – работает в отделе компьютерно-технической экспертизы. Однажды к нему на экспертизу приносят очередную партию дисков, среди которых находится компромат на сына местного бизнесмена, кандидата в мэры города. Вокруг этого диска начинает закручиваться интрига, диск пытаются из отдела экспертизы изъять разными путями. И Виктору в голову приходит идея – продать диск самому бизнесмену. Но криминальные элементы во главе с Мазаевым-старшим жестоко его наказывают. Виктор, оправившись от первой проигранной схватки, решает теперь продать диск самому сыну бизнесмена. Он узнаёт его адрес, идёт к нему, взламывает дверь… Дальше не буду раскрывать сюжет, и так уже видно, что положительным героем Виктора назвать нельзя, поскольку он готов встать на противозаконный путь, то есть стать «оборотнем».

Заканчивается повесть вроде бы победой «условно положительных» героев: Володя с помощью друзей и учителей спасается от Мазаевых, Мазаева-старшего арестовывают, но почему-то ни радости, ни чувства удовлетворения нет. Наверное, потому, что и положительных-то героев нет, есть только «условно-положительные». Хотя, школьники, конечно, мальчики вполне неплохие, но слишком мягкотелые и слабовольные для своего возраста (опять же, повторю, несмотря на то, что занимаются в секции бокса). Могли бы так проучить хотя бы Мазаева-младшего, что мало бы не показалось. Нет, и боятся его, и в то же время с его помощью хотят денег заработать. Пора бы уже в их возрасте определиться, чего они хотят больше.

Что касается языка повести – то он тоже не понравился. Почти каждая глава начинается описанием природы, но как-то слишком нарочито и избито это читается. Примерно так:

«За окном непроглядная осенняя ночь. Весь день тучи грязной овечьей отарой ползли на юг. После заката ветер перестал. Но сейчас вдруг зашипело, загремело по металлу подоконника. Окна, как сопливые герои мелодрам, не стесняясь, зарыдали по ушедшему лету.
- Отцвела и созрела в огороде картошка – вот и кончилось лето, мой друг… - Виктор трудно, по-коровьи вздохнул»


Повесть мне не понравилась. Уж очень мрачными, чёрными красками написал автор о жизни совсем ещё молодых людей.

Вот здесь хорошая, положительная рецензия на эту повесть.

http://alice-avtor.livejournal.com/42253.html

А здесь – начало повести. Целиком пока не нашла.

http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=573

Рассказ Бориса Романова «Шапки и кепки» - это воспоминания о послевоенном детстве автора. Как жили, чем занимались, во что играли, что носили, в том числе и на голове.

Статья кандидата политических наук Александра Бедрицкого «Американская политика контроля над кибернетическим пространством» рассказывает об обеспечении кибернетической безопасности и о ведении операций в кибернетическом пространстве, и как эти проблемы решаются в США.

Году Германии в России посвящена статья писателя, германиста и литературоведа Юрия Архипова «Веймар – перекрёсток путей». Статья рассказывает о небольшом по размеру, но важном по значению немецком городке Веймаре.

Интересные места статьи – о немецкоязычной литературе ХХ века.

«Впитав достижения русского романа золотого, а отчасти и Серебряного века, соединив их с собственными навыками философской рефлексии, немецкоязычная проза в минувшем веке вышла в бесспорные лидеры на Западе. Пятеро немцев — Томас Манн, Герман Гессе, Альфред Деблин, Ганс Хенни Янн, Арно Шмидт — плюс шестеро австрийцев — Роберт Музиль, Франц Кафка, Герман Брох, Йозеф Рот, Хаймито фон Додерер, Томас Бернхардт — составили такую когорту выдающихся прозаиков (возглавляемую магом языковой экспрессии швейцарцем Робертом Вальзером), какую не соберут ни французы, ни даже испанцы с латиноамериканцами, ни даже... даже англичане с американцами. (Разве что русские романисты могли бы выставить сопоставимую по мощи десятку.)»

И о русской литературе в Германии: «пестрят на книжных прилавках Германии едва ли не чаще других опусы тех современных русских авторов, кого сколько-нибудь серьезная русская критика держит за докучливое охвостье литературы. Распутина, Личутина, Лихоносова, Зульфикарова, Крусанова, Евсеева здесь не увидишь. Только-только начинают издавать Ю.Полякова. Оправдательное извинение у издателей всегда одно: «Мы издаем только то, что хотят переводить наши переводчики». А переводить Токареву, Рубину, Улицкую, Дашкову, Донцову или Маринину куда прибыльнее и легче, чем мастеров языковой экспрессии, ориентирующихся на Лескова и Платонова, Бунина и Булгакова».

http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=581

10-летию со дня смерти академика А.М. Панченко посвятил свою статью «Уроки академика Панченко» филолог Юрий Зобнин. Как и во всех материалах, посвящённых этому разностороннее развитому и образованному человеку, в статье множество интересных фактов и цитат из выступлений самого академика.

О Серебряном веке: «“тоска самоубийства” и религиозные проблемы… это — дух “серебряного века”... И больными, и в “фазе надлома” можно писать хорошие тексты. Поэтому давайте их изучать и исследовать. Но будем понимать, что все это: символизм, футуризм и прочее, так сказать, весьма сомнительно и, по крайней мере, не совсем хорошо. А хорошо, знаете, когда? Когда на душе хорошо. А у них на душе было плохо. И, я думаю, надо им посочувствовать, потому что у нас на душе — тоже не сладко»

О ревизии российской истории: «Марксистскую ревизию российской истории В.И. Ленин предпринял еще в 1914 году, объявив, ввиду постоянного «отсутствия революционности в массах великорусского населения», большинство его представителей — «вызывающими законное чувство негодования, презрения и омерзения холуями и хамами», а все ими созданное — «прикровением собственного рабства». А уже в советские годы Н.И. Бухарин с властных кремлевских высот разъяснял, в чем заключается «рабское историческое прошлое» великоросса, «еще живущее в нас»: «Оно — в темноте. Оно — в мордобое. Оно — в пьянстве и т.д, и т.п.».

И «Наркомпрос» делал из этих теоретических положений вполне практические выводы: вместо отечественной истории в школах и вузах стали преподавать «мифологию», в которой фрагменты мрачной русской были причудливо переплетались с еще более мрачным вымыслом.

После падения Бухарина и других «романтиков революции» ленинского призыва нигилизм в официальной советской историографии продолжал существовать, хотя список «персон грата» несколько пополнялся в 30-е годы — автократами (Иван Грозный, Петр Великий), в 40-е — военачальниками (Александр Невский, Суворов, Кутузов), в 50-е — деятелями науки и искусства, тени которых были призваны свидетельствовать об отечественной культурной самодостаточности ввиду «холодной войны» и развернувшейся в СССР борьбы с «низкопоклонством перед Западом».

Ничего общего с восстановлением исторической справедливости эти пропагандистские кампании не имели. Напротив, откровенный цинизм придворных историографов, использовавших (вполне в духе ленинско-бухаринских заветов) научные данные для решения прагматических политических задач окончательно разлагал советское обществоведение, превращая Россию в «страну с непредсказуемым прошлым», а ее народ — в «Иванов, не помнящих родства».


Ещё в статье развенчиваются некоторые исторические мифы, например, о «потёмкинских деревнях», о Петре Первом.

http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=582

Свети (Светлана Гийо) родилась в Андреаполе, закончила медицинский институт, а в 2006 году, выйдя замуж за француза, уехала во Францию. Как и многие наши соотечественницы, она считает, что выйти замуж за иностранца – это большая удача, и поэтому щедро делится своим опытом, написав роман «Письма из Парижа во Владивосток: как я украла миллионера». Отрывок из этого романа и опубликован в журнале.

Светлана не просто описывает некоторые тонкости и нюансы жизни во Франции, что сделали до неё уже довольно многие авторы, но и подводит историческую базу под процесс создания семей русскими женщинами с французами, начиная аж от Анны Ярославны – королевы Франции.

Неплохо, судя по отрывку, написан роман, но читать его я не стала бы. Тема не моя.

Николай Стародымов, как и Светлана Гийо, родился в семье офицера, сам офицер запаса. Он написал исторический роман “Кривоустовы», отрывок из которого под названием «О Стефане Пермском и православном миссионерстве» опубликован в «Москве». По отрывку, конечно, трудно судить обо всём произведении, но тема и эпоха интересные.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 25, 2012 5:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Наш современник», 2012, №6.

Новая повесть Альберта Лиханова «Эх вы!..» начинается с посвящения: «Памяти Гены Черданцева из села Карпово Алтайского края». Я, естественно, сразу спросила у Интернета, кто такой Гена Черданцев. И нашла статью в «Российской газете»:

http://www.rg.ru/2010/12/10/samoubiystvo.html

Если своими словами, то 11-летний мальчик из многодетной семьи покончил с собой, повесившись, из-за пьянства родителей.

Собственно, и повесть вся об этом.

Очень тяжело читать подобные вещи. Плохо, когда пьёт муж. Ужасно, когда пьёт сын. Совсем невыносимо, когда пьют мама с папой. И при этом рожают исправно детей (к счастью, здоровых). И удивляются: а чем это сынок недоволен? Мы – люди взрослые, и нечего нас учить, как поступать, сами знаем. И вообще – какие проблемы? Не голодны, одежда тоже есть…

И в самом деле, всё необходимое есть. Нет только достаточного – родительского тепла, ласки, участия. А, оказывается, это ведь тоже необходимо, да так сильно, что жить без этого нельзя.

Заканчивается повесть так: «По неполным данным государственной статистики, с 2007 по 2011 год в России покончили самоубийством 14 157 несовершеннолетних».

В 5-6-м номерах журнала опубликован роман-биография Сергея Михеенкова «Солдатский маршал». Роман посвящён маршалу Коневу и охватывает биографию Конева до 1943 года.

Рассказы Дмитрия Игумнова мне не понравились. Какие-то они бессюжетные, ни о чём. Не рассказы, а зарисовки из детства и юности автора.

А вот рассказы костромича Виктора Сбитнева мне понравились. И язык хорош, и сюжеты интересные, и чувствуется в рассказах теплота и любовь автора. Очень поэтично описана деревенская жизнь и русская природа.

«Хотелось вставать рано-рано с улыбкой ясной и улыбкой же встречать незаметно приступающий из-за леса вечер. И думалось Алексею, что это «рано-рано», да ещё «с улыбкой» - самая сложная штука в жизни».

«Черёмуха и сирень отцвели за неделю, кое-кто даже не успел попробовать любимого на селе аромата. Вместе с сиренью да яблоневым цветом утратила округа весеннюю прохладу и свежесть. Дни становились знойными, и лишь ночи ещё дарили людям запахи росистой лужайки и будоражащее озорство соловьёв перед рассветом.
Ночью над головой густо падали звёзды, а вокруг царили светлячки, так что весь мир перемигивался и пересверкивался, словно затевалась какая-то колоссальная иллюминация. И Алексей видел себя в этом мире как бы со стороны и поэтому не удивился, когда возле самого сенника набрёл на лося, и тот, тяжело вздохнув, неторопливо побрёл к лесу; когда большой белый кот на его глазах подкрался к улью и украдкой стал подслушивать пчёл, сунув нос к самому летку; когда страшная чёрная птица широкими крыльями заслонила над ним луну и с сухим шуршанием растаяла в небе».


Статья Александра Айвазова «Как нам преодолеть новый кризис?» посвящена вопросам экономики, как мировой, так и российской, экономическим контактам нашей страны и мира.

Больше мне понравилась статья Юлии Зарецкой «Размышления о науке в эпоху рынка». Эта статья освещает проблему разрушения науки в нашей стране, вскрывает причины разрушения и прогнозирует последствия процесса.

«Высшее образование и наука обеспечивают подъём по социальным лифтам людей, формирующих в дальнейшем национальную элиту и её «top» - элиту правящую. Когда правильное отношение между образованием и наукой нарушается, или, что ещё хуже, разрушаются компоненты этой связки, то национальная элита вырождается. Такое положение мы наблюдаем сейчас».

Не хочется впадать ни в одну из существующих крайностей – либо очернять всё, что было в СССР, либо идеализировать, но положение фундаментальной науки в нашей бывшей стране всё же было более прочным.

«Профессия научного работника считалась самой престижной в СССР; в науку шли способные, хорошо образованные молодые люди, а ведущие маститые учёные были на особом обеспечении у правительства».

Здесь есть некое лукавство. Действительно, ведущие учёные были неплохо материально обеспечены. Но только ведущие. Существовал даже обидный термин «сторублёвая девушка», обозначающий малооплачиваемый младший научный персонал. Но всё равно, быть научным работником было более престижно, чем, скажем, торговым работником. Вспомним очень верный старый фильм «Блондинка за углом», где героиня Т. Догилевой, продавщица, восхищается умом научного работника в исполнении А. Миронова, а он, в свою очередь, поражается её обеспеченностью.

Но разрушился Советский Союз, стали исчезать и его достижения.

«Фундаментальная наука стала второй мишенью, по которой был открыт огонь тотального разрушения наших достижений (первая – покрывшая себя славой Советская Армия)».

Произошло это из-за того, что наука не даёт «быстрых денег».

«Бизнес рассуждал прагматично:… затраты на науку, особенно фундаментальную, не дают быстрой окупаемости, следовательно, траты невозместимы, отсюда вывод: или обойдёмся без науки, или пусть она сама себя содержит».

Как это знакомо! От культуры сейчас тоже требуют, чтобы она сама себя содержала, и это очень быстро ведёт к её разрушению из-за утраты материальной основы (поскольку отрасль вынуждена распродавать или сдавать в аренду свои площади) и квалифицированных кадров (непрестижность и малооплачиваемость ведут к старению кадров).

В статье ещё немало метких и печальных наблюдений. Очень обидно за нашу страну.

http://www.nash-sovremennik.ru/archive/2012/n6/1206-11.pdf

Очень мне понравилась статья Ирины Медведевой и Татьяны Шишовой «Политкорректность: школа молодого бойца», поскольку понятия «политкорректность» и родственное ему «толерантность» давно вызывают у меня сомнения. Вроде, с одной стороны хорошо, когда мы стараемся ко всем относиться ровно, хорошо и одинаково. Но это только на словах. А что же получается на деле?

Цитируя С.Г. Кара-Мурзу, авторы статьи пишут: «Политкорректность… - один из манипулятивных приёмов, заключающихся в маскировке, затуманивании истинного смысла явлений, когда на чёрное говорят «белое» или, в лучшем случае, «светло-серое». Но так ловко подбирают слова, что подмена незаметна. Например, вторжение вражеских войск на территорию другого государства может называться «миротворческой операцией», «гуманитарной интервенцией», «установлением демократии». Или проститутку называют «секс-работницей», а фактическую легализацию употребления наркотиков – «программой снижения вреда».

Понятие «толерантности» очень активно внедряется сейчас в наше сознание. От учреждений культуры (библиотек, в частности) требуют пропаганды толерантности. Пока, в основном, это касается терпимости к людям разных национальностей и рас, к инвалидам. Но на западе это понятие гораздо шире и применяется зачастую к людям других ориентаций. И мы, идя с такой скоростью, тоже скоро рискуем прийти к тому же – гей-парадам (какое милое словечко – «гей»! Зато политкорректно. Не называть же их тем словом, каким это и называется!), засилью «голубизны» (а за что цвет-то низвели?) в высших политических кругах.

И ещё опасность в том, что по отношению к «ним» толерантность требует лояльного и корректного отношения, но ведь «они»-то не стесняются выражать своё негативное отношение к «натуралам» и к женщинам, которых они не любят по определению. Получается какая-то односторонняя толерантность.

Авторы статьи считают, что атака политкорректности имеет в нашей стране свою главную цель – православие. И это неспроста. Именно православие защищает традиционные основы нашей жизни, а также исконный русский язык, а это тоже очень важно, поскольку в начале статьи нам показали, к чему ведёт игра со словами и подмена одного понятия другим.

«Чтобы люди перестали защищать свои святыни, нужно заразить их ядом индифферентизма, безразличия. Для этого и придумано было такое информационное оружие, как политкорректность… Оно для людей с развитым «верхом», приверженных высоким идеалам, обладающих чувствительным сердцем. Такие люди хотят быть хорошими, терпимыми, милосердными. Им не хочется никого обижать, напротив, - очень хочется быть примерными христианами. Привлечённые гуманным отношением к инвалидам и неграм, они-то и попадают в ловушку политкорректности, которая как раз подсказывает им якобы верный путь, предлагая гораздо более правильные, нейтральные слова. Слова, не ранящие и без того раненых своей долей».

Далее приводятся примеры того, что уже сделала политкорректность с христианством в западном мире.

«Недавно в США начали переходить на новый «политически правильный» перевод Библии, из которого исключено упоминание о том, что Христос был распят иудеями. Был, мол, распят, а кем и почему – неважно. Это – чтобы устранить из Евангелия «антисемитизм». Чтобы не обидеть феминисток, изменено понятие Бог-Отец (он теперь Бог-отец-мать), так что рушится вся суть Троицы. Внесены и многие другие подобные «демократические» изменения» (это опять цитата из Кара-Мурзы).

Далее авторы статьи развенчивают некоторые частые заблуждения, связанные с христианством.

Мы привыкли считать, что «непротивление злу насилием» - это один из принципов христианства. На самом деле, это не совсем так. В христианстве речь идёт о том, что человек должен перестать делать зло, совершать насилие. А уж Лев Толстой развил этот постулат и создал на его основе своё учение о непротивлении злу насилием.

Архиепископ Аверкий по этому поводу писал так: «Надо хорошо знать и помнить, что совершенно чуждо истинного христианства зловредное толстовское учение о непротивлении злу (кстати сказать, погубившее нашу несчастную Родину - Россию и ввергнувшее её в страшные кровавые ужасы большевизма!): всякий истинный христианин непримирим ко злу, где бы и в ком бы он его ни встречал».

Эту же позицию подтвердил и Патриарх Алексий, говоря о необходимости активной борьбы с развращением детей и молодёжи: «Если мы будем молчать, нас просто уничтожат».

Второе частое заблуждение – якобы христиане не должны никого осуждать. На самом деле, осуждение осуждению рознь. Так, если, к примеру, ваш взрослый ребёнок пристрастился к алкоголю или наркотикам, то простые словесные увещевания вряд ли помогут. Тут уже в ход должны идти более сильные средства и меры воспитания, а какие – каждый решит для себя сам, а церковь не осудит.

«Бывает,… что совесть крепко спит, и для её пробуждения требуется что-то вроде барабанного боя. Можно ли было кротко вразумить бандитов, захвативших заложников в «Норд-Осте»?... Можно ли ласково увещевать насильника, деторастлителя, наркомана, которому срочно нужна доза? Да какое там! Куда более законопослушные, вполне социализированные и даже претендующие на управление социумом люди (к примеру, чиновники) нередко вразумляются, только услышав сверху грозный оклик или лишившись места, а то и свободы».

Заканчивается стать однозначным выводом: «Политкорректность не просто лукава, она вероломна, нацелена на слом веры»

http://www.nash-sovremennik.ru/archive/2012/n6/1206-12.pdf

Небольшая статья члена Совета Федерации от Алтайского края Сергея Белоусова «От столыпинских реформ к современному реформированию» рассказывает о прошлом, настоящем и возможном будущем алтайского края.

Статья Александра Огнева «Огрызок некогда славной газеты» посвящена газете «Литературная Россия», её курсу, её авторам, вернее, одному автору – В.Огрызко, у которого с автором статьи свои давние счёты. В статье много нелицеприятных фактов об отношениях собратьев-литераторов, о лживых и клеветнических статьях. Читать все эти раскопки неприятно и не очень интересно.

Статья Станислава Куняева «В борьбе неравной двух сердец» опубликована в 1-6-м номерах журнала. Статья очень многоплановая. В начале Куняев остановился на человеческой и творческой судьбе Людмилы Дербиной, а потом перешёл на поэтов Серебряного века (много строк посвящено Анне Ахматовой) и на поэтов середины века ХХ. В частности, рассказана совершенно уничтожающая всё уважение история о несостоявшемся самоубийстве Андрея Вознесенского, причём, используя слова самого Вознесенского.

Немало строк посвящено Пушкину и тому, как относились к нему поэты Серебряного века. Из этих глав ясно видно, чем отличается Золотой век русской литературы от Серебряного и в чью пользу.

«Пушкин писал о себе: «Духовной жаждою томим» - в то время как большинство поэтов Серебряного века томились не духовной, а «греховной жаждой» И, видимо, ощущая эту болезнь, они тянулись к Пушкину, желая найти в его творчестве понимание и хоть какое-то оправдание своего отчаяния или своей греховности».

«Соблазны мира сего велики, но особенно соблазнительны и живучи во все времена богоборческие соблазны. Почти все наши поэты Золотого века проходили через их горнило. Вспомним «Гавриилиаду» Пушкина, лермонтовского «Демона», а заодно и его гусарские поэмы, пантеизм Тютчева и Фета. Но нельзя забывать о том, что все они завершали жизненный путь со словами и чувствами Нового завета. И эта грань была водоразделом между Золотым и Серебряным веком русской литературы».

Нелишним будет вспомнить, что Пушкин долгое время отрицал своё авторство «Гавриилиады», думается, именно потому, что стыдился своей юношеской выходки. Эту поэму и не печатали при его жизни. Впервые она была напечатана с купюрами в 1913 году, а полностью – лишь в 1991-м.

«Помнится, что Цветаева в эссе «Искусство при свете совести» восхищалась тем, что в какой-то школе ученики старших классов пришли к выводу, что наиболее привлекательный герой в пушкинском «Борисе Годунове» - это Самозванец.
Пусть меня растерзают «фанаты» Марины Цветаевой и специалисты-профессора по Серебряному веку, но когда я увидел пляску наших «кассандр» перед алтарём в Храме Христа Спасителя, то подумал: «Одержимые!»


Конечно, не все поэты и писатели Серебряного века отрицали религию. Не поддался богоборческой вакханалии, к примеру, Иван Бунин.

«Приблизительно в то же время (1918 год) Иван Бунин, осуждавший бессовестность и безбожность Серебряного века, напишет стихотворение-молитву о России:

И цветы, и шмели, и трава, и колосья
И лазурь, и полуденный зной.
Срок настанет – Господь сына блудного спросит:
«Был ли счастлив ты в жизни земной?»

И забуду я всё – вспомню только вот эти
Полевые цветы меж колосьев и трав –
И от сладостных слёз не успею ответить,
К милосердным коленям припав.

Вот такими молитвами-стихами Иван Бунин спасал свою душу от соблазнов Серебряного века».


Заканчивает же Станислав Куняев свою статью словами композитора Георгия Свиридова:

«Искусство нашего века несёт большую ответственность за то, что оно настоятельно и талантливо проповедовало бездуховность, гедонизм, нравственный комфорт, кастовую интеллигентскую избранность, интеллектуальное наслажденчество и ещё того хуже: упоённо воспевало и поэтизировало всякого вида зло, служа ему и получая от этого удовлетворение своему ненасытному честолюбию, видя в нём освежение, обновление мира. Всё это, несомненно, нанесло огромный вред человеческой душе».

Статья получилась интереснейшая, особенно для тех, кто увлекается поэтами Серебряного века.

http://www.nash-sovremennik.ru/archive/2012/n1/1201-13.pdf
http://www.nash-sovremennik.ru/archive/2012/n2/1202-18.pdf
http://www.nash-sovremennik.ru/archive/2012/n3/1203-21.pdf
http://www.nash-sovremennik.ru/archive/2012/n4/1204-24.pdf
http://www.nash-sovremennik.ru/archive/2012/n5/1205-15.pdf
http://www.nash-sovremennik.ru/archive/2012/n6/1206-16.pdf

Продолжает тему толерантности статья Капитолины Кокшенёвой «Всё испытывайте…». И этот уважаемый мною автор тоже весьма скептически относится к понятию «толерантность».

«В культуре иерархическому центризму противопоставили одновременно толерантность и культурный национализм. «Толерантности» наши посткоммунистические соседи требовали, прежде всего, от русской культуры и её носителей: советская унификация понималась теперь как насилие над другими культурами, но «советское» и «русское» преднамеренно объединялось в культурном смысловом поле как нечто единое. Тоталитаризм приписывался не просто советскому, но уже всей русской культуре. «Русский фашизм хуже немецкого» - эта провокативная теза, применённая М. Швыдким в его передаче «Культурная революция», тем не менее, отражала реальное культурное сознание «передовой» (либеральной) части интеллигенции 90-х годов ХХ века… В реальности вместо культурной толерантности как требования всеобщего понимания и установки на терпимость, таковой стали требовать исключительно от русской культуры».

«Толерантность предполагала некое активное действие от всех сторон: однако и этой способности – сдерживать себя – требовали только от русских».

«Безусловно, толерантность предполагала и «сдерживание чужого» на своей культурной территории (европейцами – арабского инокультурного элемента; русскими – бывших соотечественников из Средней Азии), но она же подразумевала, что «чужое» способно измениться и изменить себя, свои культурные нормы и привычки под воздействием «русского», «французского», «немецкого» как определённой системы норм и правил. Увы, для такой красивой теоретической схемы реальные основания оказались и не такими оптимистичными, и не такими прочными, что отразилось в признании многими европейцами тезиса о «крахе мультикультурализма» (от политиков высшего эшелона до обывателей). Толерантность в реальности, как мы видим, сегодня терпит одно поражение за другим, и, напротив, популярными становятся идеи-предупреждения типа «мечети Парижской Богоматери» (одноимённый роман Е. Чудиновой)».


Видимо, всё же толерантность применительно к культуре должна иметь свои пределы. Иначе может исчезнуть само понятие народной культуры.

«Последним пределом насилия является полное исчезновение способности к воспроизведению культурной традиции у её носителей».

Так, в настоящее время русские почти полностью потеряли культуру пения – семейного, застольного. Потеряли культуру своей мелодики, своего мелодического лада (народная песня непременно была двухголосна, иногда и трёхголосна), вытесненного ритмами современной афроамериканской культуры».

И ещё к вопросу о терминологии. А в самом деле, почему «толерантность»? Ведь есть же хорошее русское слово «веротерпимость». Может показаться, что оно несколько уже, чем толерантность, но на самом деле это не совсем так.
Веротерпимость – это способность к добрососедству, способность «не переходить невидимую, но точно ощутимую черту: со своим уставом не вторгаться в чужой монастырь».

http://www.nash-sovremennik.ru/archive/2012/n6/1206-17.pdf

Статья Евгения Шишкина «Милые черты знакомого портрета» посвящена 200-летию Ивана Александровича Гончарова. Статья очень добрая, хорошая, даже захотелось перечитать этого не то чтобы забытого, но малочитаемого сегодня писателя. А ведь, как правильно отмечает Шишкин, отличительные черты произведений Гончарова – это отсутствие насилия в его романах, доброта и неторопливость. По-моему, очень неплохо для нашего времени.

Юрий Павлов в своей статье «Есенин» без Есенина, или Путь в беспутье» подверг жёсткой критике новую книгу Аллы Марченко «Есенин: путь и беспутье».

Очень интересная и доступная статья Алексея Артемьева «Слово о «Слове» рассказывает нам о памятнике древнерусской литературы «Слово о полку Игореве». Прочитав эту статью, я, кажется, наконец, поняла, почему из школьного курса литературы практически у всех остаётся весьма смутное понятие о «Слове». Да потому, что исследователи сами до сих пор практически ничего об этом памятнике не знают!

Маленькая, но очень милая заметка Александра Боброва «Солнечный круг» напоминает нам о замечательном поэте Льве Ошанине.

Индологу Наталье Гусевой посвящена статья Александры Баженовой «О неоценённом человеке». Не думала, что эта статья окажется такой интересной. Оказывается, Наталья Гусева, изучая санскрит, сделала выводы о родстве санскрита и русского языков, а это говорит о том, что славяне в целом, и русские, в частности, - гораздо древнее, чем принято считать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Ср Июл 25, 2012 11:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

И когда же Ты, Оксана, это всё успеваешь не только прочитать, но ещё и проанализировать, написать... При жизни памятник за это надо ставить!

Последний раз редактировалось: Proto (Чт Июл 26, 2012 9:12 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
павел



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 13.07.2012
Сообщения: 228
Откуда: европа

СообщениеДобавлено: Чт Июл 26, 2012 7:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Proto писал(а):
При жизни памятник за это надо ставить!


Согласен.

Подвижница Привет

Снимаю шляпу.
_________________
Жизненный опыт приходит с гАдами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 26, 2012 2:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Proto
павел

Хобби у меня такое, журналы читать и комментировать прочитанное. А если будете читать, хотя бы выборочно, мне лучшей награды и не надо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
павел



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 13.07.2012
Сообщения: 228
Откуда: европа

СообщениеДобавлено: Чт Июл 26, 2012 7:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Оксана писал(а):
Хобби у меня такое, журналы читать и комментировать прочитанное. А если будете читать, хотя бы выборочно, мне лучшей награды и не надо.


100% буду. Цветочек
_________________
Жизненный опыт приходит с гАдами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 26, 2012 10:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

павел писал(а):
100% буду.


Ну тогда уж и комментируйте по возможности то, что вас заденет.
Обсудим, подискутируем...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 02, 2012 1:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Нева», 2012, №6.

В 6-м номере опубликован отрывок из романа Игоря Гамаюнова «Щит героя» - «Попутчица».

Отрывок мне понравился. С удовольствием прочитала бы роман целиком.

Суть опубликованного такова: столичный журналист Влад едет в отпуск в Муром, по дороге знакомится с девушкой Настей, которая работала в Москве официанткой, спала с сыном хозяина и надеялась выйти за него замуж, даже родителям в деревню сообщила, что вышла замуж за москвича, но не сложилось. И вот она, растерянная и расстроенная едет домой и не знает, что сказать родителям… Обстоятельства сложились так, что Владу приходится заночевать в деревне у Настиных родителей, где его принимают за её московского мужа. Напившись на импровизированной свадьбе, он вживается в данную роль, а с утра его мучит не только головная боль и похмелье, но и угрызения совести, поскольку был он давно и счастливо женат.
Влад знакомится с соседом Насти, стариком-правдоискателем, который, оказывается, заочно знал Влада, читал его статьи и аккуратно собирал их в отдельную папочку. Подозреваю, что в полной версии романа старик этот свою роль ещё сыграет. Ну а Влад под благовидным предлогом покидает деревню и едет дальше…

Понравился отрывок по нескольким причинам. Первое – описаны знакомые и узнаваемые места: Владимирская трасса, Покров, Лакинск (названный в романе Ликинском) и даже знакомые названия – «придорожные ресторанчики — бревенчатые терема с занимательными названиями: “Вечный зов”, “У Ашота”, “Сытый папа”, “Зайди, проверь”».

Второе – интерес Влада к теме жертвы и жертвенности. «Тему жертвенности он обдумывал давно. То, что происходило последние годы с ним самим, с его друзьями, со всеми, кого он знал, да и со всей страной, озадачивало его почти гамлетовским вопросом: почему мы все чьи-то жертвы?.. Чьи именно?.. Он пытался хотя бы приблизительно очертить круг виноватых, навлекших на доверившихся им людей тучу бед и несчастий. И оказывалось, что и те, кому доверились, — тоже жертвы… Своих заблуждений… Своей склонности творить мифы… Своей потребности в поклонении “истине в последней инстанции”... Ведь служение такой истине требует главной жертвы — отказа от сомнений, от своего “я”, растворенного в толпе... В таком обществе психология жертвы неизбежно становится массовой…»

http://magazines.russ.ru/neva/2012/6/g3.html

Небольшой роман Елены Иваницкой «Ужасы» очень необычен по своему строению.

Из предисловия Александра Мелихова: «Елена Иваницкая же решается предстать перед читателем в трех ипостасях: в приключенчески-сюжетной с заметной примесью иронии, в личностно-мемуарной и в критико-публицистической».

То есть говоря иными словами, текст её романа явственно распадается на три части: как будто бы автор писала повесть (рассказ), воспоминания и статью (всё на тему ужасов), потом все три произведения разрезала на произвольные куски и перемешала их в произвольном порядке, причём не особенно стремясь как-то загладить, затереть места стыков. Но, как ни странно, всё состыковалось само собой.

Итак, часть первая, художественная. На роман, конечно, не тянет. Даже на повесть не очень. Полноценный, объёмный рассказ – вот как это, скорее всего, можно назвать. Рассказ о приключениях четырёх молодых людей с элементами ужасов и мистики, с открытым финалом и с постоянными авторскими ремарками. Если экранизировать этот рассказ, то как раз получился бы типичный американский фильм ужасов – с выездом молодёжи на природу, с ночными тенями и шорохами, с пропаданием персонажей (но, в отличие от американских фильмов, никто не погиб, кроме кота, которого очень жаль). Вроде, намечался классический конец с оскалом оборотня, но и тот ирония автора напрочь убила.

Вторая часть – мемуарно-исповедальная – понравилась больше. Здесь автор рассказывает о своих детских играх, связанных со страшилками, и это оказалось мне близко и понятно, потому что нечто подобное о себе вспомнила и я.

Замечателен описанный Еленой Иваницкой сюжет о том, как она, будучи школьницей, попыталась нарисовать портрет Ленина.

«Как испугалась… наша учительница, недосмотревшая, что такое мы рисуем, получив задание изобразить праздник 7 ноября. Надо было, вероятно, нарисовать флаги, красные банты, воздушные шарики, но почему-то все взялись за странный сюжет: портрет Ленина, окруженный венком и с подписью “Ленин”, и под ним цепочкой октябрята. Нечто погребально-траурное. Разумеется, никакого злого умысла не было — скорее было желание правоверно подладиться под “идейную” задачу. Учительница за столом проверяла тетрадки, мы рисовали, а потом понесли ей готовые шедевры. Увидев первую кривую рожу, несчастная женщина по-настоящему запаниковала. Может, эти рисунки она должна была куда-то сдавать? Помню, что она растерянно сказала: “Не всем настоящим художникам разрешается рисовать вождей”. Помню, что хотела разорвать рисунок — и замерла».

Как ни странно, абсолютно аналогичная история, вплоть до ответа учительницы, произошла и со мною, когда я училась в первом классе. Запомнилось на всю жизнь.

А вот зарисовка из нашего советского детства:

«Вернувшись с чудовищной, чуть не миллионной демонстрации запугивания, советский человек не имел возможности переключить, облегчить, разрядить свой страх невинным и безобидным “ужасом” с привидениями, оборотнями и нагнетанием приятно-безопасной дрожи. Государственная монополия на страх исключала такие лазейки, хотя вовсе не исключала, а категорически навязывала чтение и просмотр жестокостей очень высокой степени. Но это были жестокости одного строго очерченного круга: зверства фашистских оккупантов. Есть странное создание советского кинематографа — фильм “Иди и смотри”. На него школьников водили в принудительном порядке, хотя дети очень не хотели туда идти и это смотреть. Фильм — “художественный” — о том, как фашистские оккупанты сожгли всех жителей белорусской деревни. Люди умерли страшной смертью, а на их гибели сделали “кино”. По-моему, безнравственная и бесчеловечная дикость. Ах, режиссер не мог молчать? Сердце у него горело? Документальное снимай. Хронику показывай. Свидетельства выживших. Признания карателей. Не сочиняй эффектное построение кадра с горящим сараем, не гримируй актера под раненого, не подкрашивай красной краской воду в луже. Это все игра и киношка, а люди погибли в жизни. Нельзя. Неужели непонятно, что нельзя?»

Подобные мысли давно бродили и в моей голове тоже, и вот, наконец, Елена Иваницкая высказала это предельно ясно, и я поняла, что я не одинока в «крамольных» мыслях.

А вот ещё хороший вопрос:

«Зачем моя бабушка вступила в партию, которая погубила ее родительскую семью и расстреляла отца?»

Были у меня знакомые – убеждённые коммунисты, у которых родители были репрессированы. И никакой обиды на власть, на партию, на Сталина, на страну. Говорят: иначе нельзя было, надо было всех, кого только заподозрили, сажать, потому что очень много было предателей и диверсантов. Некогда было разбираться, кто прав, а кто виноват…

Третья часть – критико-публицистическое эссе о литературе и фильмах ужасов, в том числе в русской традиции.

Цитаты: «Почему жанр ужасов не представлен в русской литературе? “Вий” и “Страшная месть” Гоголя — великолепные исключения, подтверждающие правило… Если в дело вмешивалась цензура, она “ужасы” пресекала. Когда Гоголь попытался опубликовать “ужас” пожестче, то его “Кровавый бандурист” был немедленно запрещен. Даже со скандалом».

«Издательская политика в последние два-три года делает ставку на отечественные “ужасы”, рассчитанные на подростков. Либо откровенно, с указанием: “для среднего школьного возраста”, либо неоткровенно, с указанием: “18+”. Выходит серия “Большая книга ужасов” — уже 35, что ли, выпусков. “Коллекция ужасов” — 3 выпуска: “Вся правда о вампирах”, “…привидениях”, “…оборотнях”. Штук 10 подражаний “вампирской саге” американской авторши Стефани Мейер. В серии “MYST. Черная книга. 18+” — якобы для взрослых — около 20 выпусков. Странно это или нет, но “ужасы”, откровенно предназначенные детям, лучше тех, которым ограничений не поставлено. В серии “18+” жанр попросту не выдержан: вместо “ужасов” либо черный юмор, либо попытки социальной сатиры, либо шпионский боевик, либо обыкновенный детектив с горой трупов. Гадости там есть, а “дрожи” нет. В детских сериях нет ни гадостей, ни “дрожи”.

Я бы порекомендовала это произведение к прочтению. Только не надо искать в нём больших литературных ценностей. Этот роман больше похож на изящную статуэтку (что касается его художественной части), ну а публицистическая часть замечательна без снисхождений.

http://magazines.russ.ru/neva/2012/6/i5.html

Моноспектакль Дмитрия Скурихина «Протоплазма» мне не понравился. Но для выступления в «Кривом зеркале» или в «Аншлаге» - в самый раз. Даже представила себе голос артиста, изображающего такую вот гламурную дурочку.

Замечательная, интересная и подробнейшая статья Феликса Лурье «Бесы вымышленные и реальные» посвящена роману Достоевского «Бесы». Подробнейшим образом разобран сам роман, а также дана подробная биография С.Г. Нечаева.

«Федор Михайлович мучительно работал над романом, его терзали сомнения, он даже опасался, правильно ли поступил, принявшись за “Бесов”, не прославит ли невольно нечаевщину, не навредит ли? Наверное, он помнил слова Петрарки: “Не будь Гомера, могила, скрывшая тело Ахилла, скрыла бы и его славу”. Не навредил, но и не принес желаемой пользы — увы, российское революционное движение пошло по пути нечаевщины, как, впрочем, и власти, боровшиеся с противоправительственными сообществами, также пошли путем нечаевщины; они изобретали и совершенствовали друг на друге одни и те же методы, называемые наиболее подходящим для их сущности словом — вседозволенность, взаимно “обогащая” и совершенствуя друг друга. Борющиеся группировки — полиция и революционеры — провозгласили один лозунг: цель оправдывает средства. Но для каждой цели должно выбираться соответствующее ей средство, иначе результат окажется нежданный, средство влияет на цель, еще как влияет».

http://magazines.russ.ru/neva/2012/6/l8.html

Очередные главы учебника литературы Игоря Сухих «Классное чтение: от Горухщи до Гоголя» рассказывают о Гаврииле Романовиче Державине и Николае Михайловиче Карамзине.

Историк, археолог и философ Андрей Буровский имеет скандальную репутацию. Это можно понять, если посмотреть в Интернете список его опубликованных работ. Но пишет он очень убедительно и интересно, этого у него не отнять.

Новая статья Буровского «Матриархат: легенды и реальность» переворачивает на 180 градусов наши школьные понятия о древней истории человечества.

Буровский утверждает, что матриархата – такого, о каком пишут Морган, Энгельс и другие историки-этнографы, вовсе не было.

«Подведем краткий итог: не существует никаких серьезных причин говорить о “матриархате” как неком этапе в истории развития семьи. Собственно говоря, и групповой брак, и пресловутый “промискуитет” — тоже не доказанные никем, умозрительные теории. В реальных стадах обезьян нет ничего даже отдаленно похожего на промискуитет: действует весьма разная, но всегда очень жесткая иерархия. Ничего похожего на промискуитет не было и нет ни в одном человеческом обществе, кроме разве что сообщества посетителей публичного дома».

«Парадоксально — но “матриархат” своим рождением обязан просто патологическому неуважению к женщинам».

И приводит доказательства этого своего тезиса.

Зато вот как раз теперь мы вступаем в эпоху господства женщин.

«Мужчины нужны там, где нужен тяжелый труд, риск, умение действовать группой, поддерживая стабильность или изменяя мир в малом или в большом. Но современный мир не нуждается в мужских качествах, чтобы существовать. Он не стремится развиваться, изменяться и улучшаться».

«…многовековой труд (в основном мужской) создал экономическую базу, при которой мужской труд и мужские качества “обесценились” (как в Западной Африке или у племени тода). Женщины сделались привилегированным полом, и число их привилегий на данный момент возрастает».

И к чему это ведёт – да ни к чему хорошему.

«…люди получают ровно то, к чему готовятся и чего ожидают. Матриархата никогда не было, но сейчас он начал формироваться, причем как явление, свойственное скорее образованным верхам, чем низшему классу цивилизованных стран и периферии цивилизации. Если матриархальная цивилизация сложится окончательно, ее судьба будет такой же, как судьба племени тода или западноафриканского народа хауса: экономическая и социальная стагнация, замедление темпов развития, обеднение жизни в целом. Такая цивилизация недолго останется лидером мирового развития. Ее неизбежно сменит цивилизация с совершенно другой системой ценностей и гендерных отношений».

http://magazines.russ.ru/neva/2012/6/bu10.html

Статья доктора философских наук Виктора Костецкого «Деньги и мораль: развод по-русски» показалась мне не очень убедительной. В статье автор рассматривает отношение к деньгам в нашей стране и в странах запада, но некоторые моменты показались мне спорными. Так, не убедило рассуждение о том, что труд в монастырях культивировался, якобы, только для того, чтобы погасить сексуальные желания насельников монастырей, как мужских, так и женских. Как-то я себе по-другому представляла мотивацию труда монахов и монашек.

Культуролог Константин Фрумкин свою статью «Драматургия террора, или театральные предчувствия ХХ века» посвятил пьесам, в которых затрагивается тема насилия, страха, тоталитаризма. Статью эту осилить я не смогла, заснула примерно на середине.

Замечательную статью «Религиозные мотивы в творчестве Гончарова» написал Архимандрит Августин (Никитин). Очень хорошо, что публикации последних месяцев вернули нам замечательного русского, чуть было не забытого писателя Ивана Александровича Гончарова.

С большим интересом прочитала я также и статью Михаила Владимирова «Анна Ахматова в Финляндии». Автор познакомил нас с малоизвестными страницами биографии Ахматовой, иллюстрируя факты отрывками из стихотворений.

Замечательная статья «Интеллектуальные династии: два века Ляпуновых» получилась у Михаила Голубовского. В статье обсуждаются проблемы генетики гениальности на примере многочисленной и внёсшей очень большой вклад в культуру и науку России и Франции семьи Ляпуновых.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
павел



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 13.07.2012
Сообщения: 228
Откуда: европа

СообщениеДобавлено: Чт Авг 02, 2012 7:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Оксана писал(а):
экономическая и социальная стагнация, замедление темпов развития, обеднение жизни в целом. Такая цивилизация недолго останется лидером мирового развития


Хотелось бы посмотреть на такую цивилизацию.
Всё таки женщины более практичные и менее агрессивные.
По матерински бы относились ко всем делам.
_________________
Жизненный опыт приходит с гАдами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 02, 2012 8:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

павел писал(а):
Всё таки женщины более практичные и менее агрессивные.
По матерински бы относились ко всем делам.


Я тоже так думала, но вот Андрей Буровский сложил другую цепочку рассуждений. Если вы прочитаете его статью целиком (ссылочку я дала), то поймёте ход его рассуждений. Просто я не смогла всё процитировать - очень много цитат было бы. Статья интересная и читается легко.

А если спросить моё мнение - то я считаю, что как раз женщины способны сохранить на планете мир и стабильность, поскольку женщина по своей природе настроена не на войну, а на мир, на семью, на воспитание своих детей, и, естественно, чтобы дети жили в мире. Но не знаю, можно ли было бы считать такой строй матриархатом? Всё же классики м.л. подразумевали нечто другое.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 05, 2012 4:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Иностранная литература», 2012, №6.

Роман молодого английского писателя Адама Фоулдза «Ускоряющийся лабиринт» занял практически половину объёма июньского номера.

Немного об авторе: Адам Фоулдз родился в 1974 году. «Ускоряющийся лабиринт» - его третий роман, который в 2009 году попал в шорт-лист международной Букеровской премии.

Действие романа происходит в викторианское время, в 19-м веке. Место действия – психиатрическая клиника, расположенная в лесу, и дом доктора-психиатра Мэтью Аллена, находящийся там же, неподалёку.

Сначала я читала роман просто как художественное произведение, но когда мне встретилась знакомая фамилия – Альфред Теннисон – то я полезла в Википедию. И оказалось, что не только известный поэт Теннисон стал героем романа, но и доктор Аллен, и Джон Клэр – фактически главный герой романа, безумный поэт – реально существовавшие исторические персонажи. Таким образом, роман Фоулдза основан на реальных событиях.

А события таковы: неплохой психиатр доктор Аллен, пытаясь поправить материальное положение своей многочисленной семьи, ввязывается в финансовую авантюру с изобретением пирографа – машины, которая будет сама резать по дереву. В это производство он вложил все свои деньги и уговорил Альфреда Теннисона вложить и свои семейные капиталы (у Теннисона была большая семья, а один из братьев – Септимус – проходил лечение в клинике Аллена). Но предприятие потерпело крах, и доктор Аллен все свои деньги потерял, а семья Теннисона сумела вернуть капиталы только большими усилиями и с помощью юристов (этого в романе нет, это сведения из Википедии).

Но главная суть романа не в этом. Главное – это атмосфера сумасшествия, царящая на страницах произведения. Крестьянский поэт Джон Клэр, испытывающий то просветления, то затемнения сознания, пишущий стихи и убегающий из клиники, не узнающий свою жену и дружащий с цыганами – пожалуй, наиболее трагичный персонаж романа. В конце концов он сбегает из клиники окончательно (хотя Википедия говорит, что в отличие от других психотерапевтов того времени доктор Аллен был довольно мягок в своих методах лечения), пол-Англии преодолевает пешком к дому, и после недолгой домашней передышки заканчивает свои дни уже в другой психиатрической клинике.

Септимус Теннисон, проходящий курс лечения в клинике, показан в романе очень мало, гораздо более подробно обрисован его знаменитый брат Альфред. Альфред не является пациентом Аллена, но он тоже страдает приступами меланхолии. Впрочем, в викторианской Англии меланхолия не была редкостью и уж болезнью тоже никак не считалась, скорее, данью моде, привычным образом жизни.
Некоторые моменты романа написаны с ужасающе отталкивающим реализмом – это медицинские процедуры, а также неприятные натуралистические описания жизни цыган.

Роман Фоулдза – чтение не захватывающее, но неторопливое, обстоятельное, хорошо подходящее для дождливой английской погоды.

Здесь – хорошая рецензия на роман:

http://www.chaskor.ru/article/bezumie_viktorianskogo_minotavra_13369

А здесь можно прочитать сам роман:

http://lib.rus.ec/b/377861
http://profismart.ru/web/bookreader-134021.php

Три рассказа швейцарского писателя Томаса Хюрлимана описывают действительные и вымышленные эпизоды из жизни писателей: Готфрида Келлера, Иоганна Вольфганга Гёте, Рольфа Хоххута и Томаса Бернхарда. Больше всех мне понравился рассказ «Вечерняя чарка» - о швейцарском поэте и писателе Готфриде Келлере и праздновании его 70-летнего юбилея.

Американский искусствовед Анна Холландер написала очень интересную книгу «Взгляд сквозь одежду», отрывок из которой и опубликован в журнале.

В приведённом отрывке автор рассказывает о том, как художники и скульпторы античности и средневековья изображали одежду своих персонажей и какой смысл и значение имели драпировки и ткани, а также о том, как в разные времена изображали нагое тело и тело одетое.

Очень интересная и познавательная книга.

Не думала, что мне понравится фрагмент трактата китайского архитектора 17-го века Цзи Чэна «Устроение садов». Но, как ни странно, чтение захватило меня. Так уж поэтично автор описывал, как надо обустраивать сады, не портя природу, что я время от времени отрывалась от чтения, мечтательно поднимала глаза к потолку и представляла, где и что я посажу в СВОЁМ саду.

Английский писатель Джон Берджер предложил вниманию читателей два эссе. Эссе очень хорошие. Первое – «Женева» - о могиле Борхеса и о других достопримечательностях Женевы. Второе – из сборника «Блокнот Бенто» - о случайной встрече с женщиной-камбоджийкой.

И в заключении номера две публикации, посвящённые племяннице Франца Кафки – Вере Саудковой – Мариуш Щигел, «Вера Саудкова – племянница Кафки» и Гана Бенешова, «Кровь Кафки: Вера Саудкова». Публикации эти, особенно вторая, очень интересные, потому что в них освещаются малоизвестные факты из биографии писателя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 23, 2012 10:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», 2012, №7.

Роман Валерия Осинского «Предатель» (№6-7).

Немного об авторе: Валерий Аркадьевич Осинский родился в 1963 году в г. Александрове Владимирской области. Окончил Кишиневский педагогический институт и Литературный институт им. А.М. Горького. Автор книги «Квартирант» и ряда литературных статей. Член Московской организации Союза писателей России.

Не ушла ещё в прошлое тема Pussy Riot, и вот она вновь возникла, но немного в другом преломлении, причём, если расставить всё по хронологии, то получается, что Валерий Осинский предугадал произошедший скандал.

Герои романа «Предатель» - братья-близнецы Аспинины. Андрей живёт и работает за рубежом спортивным тренером, а Валерьян – писатель, на родине ему жить комфортнее.

Однажды ночью Андрею позвонила мама и сказала, что Валерьяна положили в психиатрическую больницу. Андрей срочно вылетает в Россию и узнаёт много нового. Оказывается, его брата обвиняют в том, что «на днях в московском храме Христа Спасителя во время церковного празднества Валерьян выкрикнул чиновникам: «Встаньте лицом к Богу, а не ж….и». А ещё его считают автором размещённых в интернете экстремистских высказываний. В общем, при желании можно состряпать целое дело о раскрытии экстремистской организации. (Кстати, и в самом романе Осинского есть моменты, в которых рьяный эксперт может заподозрить экстремистские настроения, а именно, призывы к физическому устранению власти – но это так, шёпотом)

Андрей затевает своё расследование с целью помочь брату. В ходе этого частного расследования ему приходится прочитать черновики рукописей брата (причём, рукопись-то не о чём попало, а об Иисусе Христе – тема, которая может свести с ума) и его дневники, в которых много интересных и злободневных мыслей. Приходится Андрею очень тесно пообщаться и с писателями – «соратниками» Валерьяна. Эта группа персонажей обрисована автором с беспощадной прямотой.

Например, ректор Высших литературных курсов -Александр Сергеевич Ушкин – плохой писатель, но деятельный администратор, из тех, кто старается запомнить каждую свою мысль, каждую эмоцию, чтобы потом использовать в очередном произведении. Этот, казалось бы, недалёкий человек мастерски разыграл свою партию, использовав сложившуюся ситуацию в свою пользу.

Другие герои романа – семья священника, друга и соседа Андрея. Эти персонажи выписаны автором более чем правдоподобно. Умный, грамотный, рассудительный священник Серафим Каланчёв оказывается связанным с органами. Стучал он, как оказывается, не по велению души, не по подлости или по злобе, не за деньги, а потому что искренне считал, что так будет лучше. Всякий человек имеет право заблуждаться. А дети его, в своём юношеском максимализме, и сыграли основную роковую роль в судьбе Валерьяна Аспинина.

Работа органов в романе показана так выпукло, реально и страшно, что понимаешь: каждый из нас может привлечь пристальное внимание, и если уж сотрудники органов задумают состряпать серьёзное дело – будьте уверены, они его состряпают. Из чего угодно.

Но это лишь одна сюжетная линия романа. Вторая же – это сам неоконченный роман Валериана Аспинина о жизни Иисуса Христа – с его детства до смерти и чудесного воскресения. Ну да, это прямая отсылка к «Мастеру и Маргарите». Я не знаю, хорошо это или плохо, но очень интересно – это бесспорно. Предполагаю, что большая часть нареканий автору будет именно из-за вторичности сюжета, но торопиться критиковать не стоит. Валерий Осинский сам подчеркнул все сильные и слабые стороны романа своего героя Аспинина устами других героев – писателей. Незаконченный роман-апокриф о жизни Христа очень подробно разобран на заседании кафедры современной литературы.

Пока я читала роман, мои впечатления от него постоянно менялись. Сначала произведение привлекло темой хулиганского поступка в Храме Христа Спасителя. Потом, читая главы из жизни Иисуса Христа, я удивлялась и даже восхищалась эрудицией автора. Когда выяснилось, что положительные герои не такие уж и положительные, а отрицательные не лишены привлекательности, я отложила роман с тяжестью на сердце. Конец не то чтобы поразил, но как-то придавил своей безысходностью.

Но есть в романе и светлые моменты, и, я думаю, это вторая главная мысль романа. Простые деревенские жители выписаны автором с такой любовью, с такой правдивостью, что я ещё больше утвердилась во мнении, что спасение Руси спрятано в провинции. Там люди живут простой жизнью. Их не волнуют надуманные проблемы мегаполисов, суетность жизни тех, кто оторвался от корней, а думает, что он вознёсся высоко. Простые люди обрабатывают землю, растят в трудах своих детей, по выходным ходят в церковь, и их образ жизни гораздо более здоровый.

А первая главная мысль романа – не знаю, согласится ли со мной сам автор – но мне показалось, что мысль такова: не надо возноситься и думать, что всё нам позволено и всё нам под силу. Есть вещи, которые нельзя приспосабливать к своему пониманию и принижать до своего уровня. Тёща Валериана Аспинина так говорит об этом: «Не заносись перед Богом, не задирай носа… К Богу надо идти скромно, не забываясь, тогда Он всё даст. А когда ты Его ровней считаешь, Он тебя и приземлит». Валериан же возомнил, что он познал Иисуса Христа, и жестоко поплатился за это.

Роман хорош не только своей событийной частью, но и многочисленными размышлениями от лица разных героев о судьбе нашей страны, о религии, о национальной идее.

Интересных цитат можно выписать множество, я отчеркнула карандашом места практически на каждой странице. Но вот лишь несколько.

«Образованность – это суррогат интеллигентности, так же как начитанность – суррогат образованности».

«Объектом печали русской литературы всегда был человек. Все же главные герои Ушкина были мелочные, капризные эгоцентрики. Он списывал их с себя, расцвечивал заимствованными мыслями, всегда опасался, что кто-то разгадает его маскировку, и не мог вырваться за круг, очерченный своим скромным даром».

Насколько мне удалось выяснить, судьба романа не была лёгкой, опубликован он был не сразу, в журнале «Москва» вышел в урезанном виде, без библейских частей, и это совсем не удивительно. Хотя, говоря по совести, цензоры могли зарубить и современные части романа, уж больно много там неприглядностей о нашей нынешней жизни.

Но вот чего я не поняла – кто предатель-то? Если, конечно, не брать библейскую историю. Да и в ней-то не всё однозначно. А в самом романе предателей-то и нет, как таковых. Есть люди не очень порядочные, корыстные; есть люди, искренне заблуждающиеся; есть люди, боящиеся за своих близких и стремящиеся их спасти и защитить любой ценой. В общем, люди, как люди…

Если кому интересно моё мнение, роман однозначно рекомендую к прочтению.

http://www.peremeny.ru/book/predatel/3
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Сб Авг 25, 2012 9:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Насколько мне удалось выяснить, судьба романа не была лёгкой, опубликован он был не сразу, в журнале «Москва» вышел в урезанном виде, без библейских частей, и это совсем не удивительно. Хотя, говоря по совести, цензоры могли зарубить и современные части романа, уж больно много там неприглядностей о нашей нынешней жизни." Вот это очень, очень важно. Из оригинала романа возможно было удалено несколько существенных фрагментов или хоть бы и один, да такой, что произведение хотя бы частично или, в исключительном случае, даже почти полностью потеряло центральную мысль. По этой причине, я так думаю, так сложно, да почти невозможно дать роману однозначную оценку. Буду его читать уже не "наскоком", а "с чувством, с толком, с расстановкой".

«Образованность – это суррогат интеллигентности, так же как начитанность – суррогат образованности».
Здесь можно частично согласиться. До только до опредёлённой степени. Так как существует реальный риск оказаться в другой крайности- необразованности и неначитанности. А это ещё гораздо хуже. Необразованность, невежество, недовольство "масс" является жирной почвой для созревания тоталитаризма, его разновидностей. На свою же голову этим "массам".

Что касается, "бунта пусек". В нём на сей день много, на столько много неясных, туманных и может быть даже "вырванных из книги страниц", что я резервируюсь дать ему свою оценку. Если это был протест в таком виде, как о нём информируют большинство СМИ, то это, конечно, заслуживает осуждения. Но я знаю случаи, когда и СМИ оказались дезинформированными полностью или частично. Я НЕ ЗНАЮ, НЕ ВИДЕЛ, НЕ СВИДЕТЕЛЬ, что и как на самом деле было. Так же как НЕ ЗНАЮ, укусил ли полицейского чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров.


Последний раз редактировалось: Proto (Сб Авг 25, 2012 7:29 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 25, 2012 6:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Proto, роман этот действительно стоящий. Так получилось, что я, когда его читала, связалась с его автором. И он, когда прочитал мой отзыв на роман, дал свои пояснения (правда, это было в другом сообществе, а здесь он не стал регистрироваться). Вот его пояснения, скопированные мною из сообщества, где мы обсуждаем разные книги:


Валерий Осинский 24-08-2012 09:10 (ссылка):

Осинский В. Предатель.

Оксана, спасибо Вам за развернутую рецензию на роман.
Начну с того, что полную версию "Предателя" теперь можно прочесть в веб-журнале "Перемены" - по моей просьбе главный редактор издания Глеб Давыдов внес в текст правки (более 30 правок, около 20 тыс. знаков), за что ему огромное спасибо. Ибо "бумажное" издание книги в издательстве ЭРА вышло с досадными огрехами - передо мной извинились и сказали, что якобы "программа не сохранила корректуру", которую я вычитывал. В этих обстоятельствах я дажне рад, что "бумажная" книга вышла ограниченным тиражом. (История публикации романа описана в статье Глеба Давыдова к роману.)
Во многом в своей рецензии, Оксана, Вы правы. Роман не большой. Я сокращал его и сокращал, на сколько это возможно. "Объяснять" роман автору - дело не благадарное: то что я хотел сказать, я сказал. (Хотя в истории литературы "авторское объяснение произведения" обычный жанр, взять хоть бы Гоголя.) Тем не менее, в двух словах остановлюсь на нескольких ключевых темах. Но боюсь, что пояснение получится скучным, как всякое пояснение.
Одна из тем романа - отвественность художника, слова ли, кисти ли, перед людьми за то, что он создает. В даном контексте - ответственность писателя перед детьми, решившими, что если взрослым дозволено трактовать веру по-своему, то и им дозволено. Поколение "отцов" в ответе за поколение детей. И если взрослые не дали четкие нравственные ориентиры детям, расплата неизбежна. Известные "предугаданные" события тому подтверждение. По моему глубокому убеждению это лишь айсберг проблемы, с которым столкнулось (и еще столкнется) российское общество. Минувшие двадцать лет накопили много нерешенных нравственные проблемы. Говорить о нравственности и поступать по совести - далеко не одно и тоже. И когда хранители вековых культурных традиций и веры - извините уж за пафос! - превращаются в жрецов и краснобаев это не может не раздражать. Особенно молодежь с ее традиционно критическим отношением к "достижениям" взрослых.
Современные и евангельские части романа тесно переплетены. Говорить о заимствовании евангельского сюжета бессмыслено - со времен Ренана и Штрауса жизнеописаний Иисуса накопилось изрядно - всем хватило бумаги для того, чтобы выразить свое видение темы. Взять хотя бы Жозе Сарамаго, своеобразно трактовавшего известный сюжет.
В русской литературе перекличка евангельских тем у Булгакова и Айтматова ничуть не умалила достоинства романа последнего.
В "Предателе" есть лишь композиционное сходство с булгаковским сюжетом. Точно так же, как евангельский сюжет, словно гвоздь крепит "Мастера", так и евангельский сюжет "Предателя" держит "современные" части. (По моему убеждению Михаил Афанасьевич мог, как угодно варьировать "современные" части - без евангельского сюжета, в наше время они читались бы не чаще, нежели менее популярные произведения Булгакова.) Но на композиционном сходстве "перекличка романов" заканчивается! О Булгаковском "Мастере" существует необъятная библиотека литературы - останавливаться на этом нет смысла.
В своей работе я ни на милиметр не отошел от евангельской хронологии событий. Вплоть до бегства семейства Иосифа в Египет (Евангелие от Матфея). И заполнил лишь "белые пятна" канонических евангелий между двенадцатым и двадцать седьмым годом жизни Иисуса. (Апокрифов так же достаточно.) Я попытался проследить зарождение великого учения в душе гениального ребенка, источники, которые питали его озарения, описать среду, в которой он рос и копил впечатления, попытался рассказать об идеях его времени, которые он впитывал, либо отвергал, слушая голос Небесного отца, воплотившего Сына своего в человека, и сделавшего его смертным, чтобы он понял величие и низость человека; я попытался рассказать о причинах и методах расправы над Иисусом, людьми, посчитавшего Его опасным изменником веры отцов. Попытался ответить на вопрос, поставленный главным героем романа Аспинина - что важнее для каждого отдельно взятого человека, вне мнения толпы, идеи, которые подарил Иисус миру, и на основе которых созданы законы государств христианского мира, по которым мы живем поныне, или "яви чудо", которое достоин увидеть не всякий?! Я попытался рассказать о схватке гениального человека в земной жизни и Спасителя с невежеством и косностью. И о том, что методы расправы власть имущих с политическими противниками по своей внутренней сути за две тысячи лет не изменились. Ибо в душе каждого человека дремлет предатель. Даже из благих побуждений и не ведая того. И только ответив на вопрос, без чужой подсказки каждым человеком самому себе, верит ли он в то, о чем учил Иисус или не верит, принимает сердцем учение Его или равнодушен к Его заповедям, поможет человеку противостоять искушению отступится от самого себя.
В евангельской истории я лишь сместил акценты в сторону человечности Иисуса. Иначе не был бы понятен его страх смерти на распятье и его подвиг.
Исторического материала пришлось перелопатить массу. Особенно, описывая "египетский" переод земного служения Иисуса.
Остальное Вы все найдете в книге!
Такое вот скучное пояснение получилось! Вкратце!

Существенная оговорка. Безусловно, под местоимением "я" подразумевается точка зрения одного из персонажей романа, Валерия Аспинина. Или иначе - "одна из точек зрения", заявленных героями романа. Если бы я, как автор, не пытался услышать мнение каждого из них, за роман можно было бы не браться...


Последний раз редактировалось: Оксана (Ср Сен 19, 2012 8:38 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Вс Авг 26, 2012 10:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"...когда его читала, связалась с его автором." Молодец, Оксана! Вот это уровень! Отлично!

"И он, когда прочитал мой отзыв на роман, дал свои пояснения..." Даже так! Хароший

" "бумажное" издание книги в издательстве ЭРА вышло с досадными огрехами - передо мной извинились и сказали, что якобы "программа не сохранила корректуру", которую я вычитывал." А вот у меня всегда возникало чувство, особенно в детстве, в юношестве, когда при прочтении ветхой уже книги, там не оказывалось какой страницы... Мне так и казалось, что там самоё интересное, самое важное! Смеется

"Поколение "отцов" в ответе за поколение детей. И если взрослые не дали четкие нравственные ориентиры детям, расплата неизбежна. Известные "предугаданные" события тому подтверждение." Актуально! Отлично! Хоть вообщем то "события" пока что очень, очень загадочные... что б их свести только к проблеме отцов и детей.

"Говорить о заимствовании евангельского сюжета бессмыслено - со времен Ренана и Штрауса жизнеописаний Иисуса накопилось изрядно -всем хватило бумаги для того, чтобы выразить свое видение темы." Это уж точно. Хоть у Булгакова это проявилось ярче всего. Но это дело личного мнения каждого.

"Взять хотя бы Жозе Сарамаго, своеобразно трактовавшего известный сюжет.
В русской литературе перекличка евангельских тем у Булгакова и Айтматова ничуть не умалила достоинства романа последнего."
Спасибо! Нужно будет обратить внимание.

"О Булгаковском "Мастере" существует необъятная библиотека литературы - останавливаться на этом нет смысла." Хорошее напоминание!

"И заполнил лишь "белые пятна" канонических евангелий между двенадцатым и двадцать седьмым годом жизни Иисуса. (Апокрифов так же достаточно.)" Апокрифов то достаточно... Библистика, ориенталистика всё же высказывает не малые сомнения об их достоверности... Грустный Мне очень нравиться гипотеза, что Иисус Христос, совершенно реальный человек совершил длительное путешествие в Индию, в Гималаи и принёс от туда в Иудею, в Израиль НОВУЮ философию. Позаимствованную у индуизма, его многих разновидностей. Произошла так называемая в культурологии- диффузия культур. И доработал, усовершенствовал, модернизировал иудаизм. Так в последствии появился Новый Завет. Модернизация Торы. Всего лишь версия. Ни доказать! Ни опровергнуть!

"...попытался рассказать об идеях его времени, которые он впитывал, либо отвергал, слушая голос Небесного отца, воплотившего Сына своего в человека, и сделавшего его смертным, чтобы он понял величие и низость человека; я попытался рассказать о причинах и методах расправы над Иисусом, людьми, посчитавшего Его опасным изменником веры отцов." Вот здесь мне непонятное. Впитывать идеи времени, надо пологать вообщем то преимущественно порочные. Зачем? Имея ну столь безграничный патронаж. И вот эта расправа... Мучительнейшая смерть на кресте! Не жёский, не жестокий ли "эсперимент"? Не вкладывается в мою скудную логику- факты бросания детей, женщин, стариков, да пусть и взрослых мужчин- в огонь! Имею такое страшное повествование, автобиографический рассказ своего отца. Фашисты сожгли в запертом сарае моего дедушку, бабушку, несовершеннолетнюю тогда ещё мою тётю. Вместе почти со всеми остальными жителями беларусской деревни. Якобы за поддержку красных партизан. Понимаю, но с сомениями- человеку карающему, дескать, дан выбор. Сжечь. Не сжечь. Иначе как его, человека тогда потом судить, винить, если на всё воля божья?! Только оставив в неком равновесии, в неком дуализме выбор человека и случайность в Природе, ещё как то можно понять или, скорее, почувствовать какой то смысл. ... Не подумайте, что я атеист.

"Попытался ответить на вопрос, поставленный главным героем романа Аспинина - что важнее для каждого отдельно взятого человека, вне мнения толпы, идеи, которые подарил Иисус миру, и на основе которых созданы законы государств христианского мира, по которым мы живем поныне, или "яви чудо", которое достоин увидеть не всякий?!" Здесь мне что то не очень ясно... "каждого" ... и тут же "не всякий".

"методы расправы власть имущих с политическими противниками по своей внутренней сути за две тысячи лет не изменились." Мне кажется, они стали ещё изощрёнее, коварнее... Грустный

"Ибо в душе каждого человека дремлет предатель." Сурово! Чешет голову

"Даже из благих побуждений и не ведая того." Вот это то да! Не редко же, "отцы и матери" из самых благих побуждений так предают неудаче, несчастию судьбу своих же чад.

"И только ответив на вопрос, без чужой подсказки каждым человеком самому себе, верит ли он в то, о чем учил Иисус или не верит, принимает сердцем учение Его или равнодушен к Его заповедям, поможет человеку противостоять искушению отступится от самого себя." Не согласен. Веры не достаточно. Каждый человек- больше или меньше- космос! И перевести этот сложный объём в плоскость, в дименсию одной лишь веры- совершенно не достаточно. Скажем, родившись в неблагополучной семье и в досадных поисках выхода, столкнуться, угодить по совершенно случайным обстоятельствам, скажем, в саентологию. Связаться с учением Рона Хаббарда. И- взять да и наслово верить. Не думая. Хоть и ум, разум совершенно не универсальный, не достаточный инструмент. Во что ВЕРИЛИ материалисты. И потерпели фиаско. Ум (логика), чувства (интуиция, эстетика) и вера (духовность, этика)- вот по крайней мере три категории, три дименсии, как минимум, что бы хоть как то ориентироваться в этом многомерном мире. Разум, информация, порядок, как потивоположность хаосу, энтропии, по всей вероятности, тоже бесконечен. Как пространство. Как время. По всей вероятности. Похожесть Природы самой себе.

"В евангельской истории я лишь сместил акценты в сторону человечности Иисуса. Иначе не был бы понятен его страх смерти на распятье и его подвиг." Именно! Хароший

"Исторического материала пришлось перелопатить массу." Честь! Шапку долой! Отлично!

"Остальное Вы все найдете в книге!" И даже если хоть один посетитель нашего Сайта задастся целью вот прочитать и найти полезное- то даже и тогда- дело сделано. Это и есть основная миссия СИНУС-а. Нести людям интересное и полезное. Не больше. Но и не меньше.


http://www.youtube.com/watch?v=qhWjFPB5p4Q

В этом фильме впервые рассказано о проведенных исследованиях "выпавших" из канонических Евангелий почти 18 лет жизни Иисуса, большую часть которых он провел в Индии. Иисус Христос - величайшая личность, Учитель всего человечества. Как же случилось так, что 18 лет из его жизни выпали из Евангелия и остаются тайной для историков и всех нас? В этом фильме впервые будет рассказано о том, как теологи трактуют этот факт. В основе фильма лежит история русского журналиста Николая Натовича, который в 1887 году отравился через Персию в Индию, в штат Кашмир и Ладаг. В Ладаге он встретился с тибетским ламой, который рассказал ему, что в монастыре хранятся 63 манускрипта с описанием жизни святого Иссы. "Это ваш Иисус, он был здесь", - сказал лама. Натовичу удалось увидеть эти манускрипты. Позже на их основе он написал "Тибетское Евангелие", в котором описывает эти годы жизни Иисуса. Вернувшись в Россию он попытался опубликовать книгу, но священники запретили публикацию, объявив «Тибетское Евангелие» ересью...

Режиссер: Татьяна Архипцова
Автор: Сергей Алексеев
Год выпуска: 2003.
Страна: Россия,"Телефабрика" по заказу ОАО "Первый канал".


Последний раз редактировалось: Proto (Пн Авг 27, 2012 8:20 am), всего редактировалось 12 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 26, 2012 11:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Proto писал(а):
"Ибо в душе каждого человека дремлет предатель." Сурово!

"Даже из благих побуждений и не ведая того." Вот это то да! Не редко же, "отцы и матери" из самых благих побуждений так предают неудаче, несчастию судьбу своих же чад.


Понимаешь, Proto, чем меня роман и удручил: по мере прочтения оказалось, что вроде положительные герои не так уж положительны, а отрицательные герои не во всём отрицательны. Но явных предателей в романе я не увидела. Даже священник, стучащий в органы, вызывает не омерзение и презрение, а сочувствие, потому что он делал это потому, что искренне полагал, что так будет лучше для того человека, на которого он стучит. Тут дело уже в изощрённости работы органов, которые могли и могут всё перевернуть, вывернуть наизнанку, а то и так зацепить, что деваться будет некуда. И тогда станешь предателем поневоле, потому что жизнь и благополучие своих детей всегда ближе и важнее.
Сначала я подумала, что я чего-то не поняла в романе. Но вот Валерий пишет, что "в душе каждого человека дремлет предатель". С этой точки зрения я практически правильно поняла название и суть романа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Вс Авг 26, 2012 11:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"...по мере прочтения оказалось, что вроде положительные герои не так уж положительны, а отрицательные герои не во всём отрицательны. Но явных предателей в романе я не увидела." Как в реальной жизни и есть. Это ж в соцреализме требовали, что бы в романе объязательно был хоть один почти идеально положительный герой. И получалась как бы фантастика...

"Тут дело уже в изощрённости работы органов, которые могли и могут всё перевернуть, вывернуть наизнанку, а то и так зацепить, что деваться будет некуда." Хочется верить, что органах работают солидные люди. Которые не столько карают, сколько оберегают общество, людей от всевозможных опасностей, бедствий. Взрывы, теракты, акты неповиновения, протесты, столкновения, катастрофы... не хочется быть фаталистом... но порой кажется, что мир балансирует на какой то очень опасной грани...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Пн Авг 27, 2012 6:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В Забайкалье при пожаре погибли бабушка и трое ее внуков:

http://www.svobodanews.ru/archive/ru_news_zone/20120827/17/17.html?id=24688782

Вот! Это что? Случайность или закономерность?! Если случайность- то что же это за бесчеловечный эксперимент? Ладно. Бабушка. Век отжила... Хоть и тоже жалко. Но дети то тут при чём?! Мой разум отказывается это принять. Верить? Исключительно и только верить?Что так и надо? Кому тода в этом мире верить?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Пн Авг 27, 2012 8:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Николай (Шулим) Александрович Нотович (1858 (1858) — ?) — российский разведчик, писатель, журналист, дворянин и казак-офицер. Известен написанной по-французски книгой «Неизвестная жизнь Иисуса Христа» (более известной как «Тибетское Евангелие»), якобы содержащей ранние проповеди Иисуса и предполагающей, что Иисус от 12 до 30 лет жил в Индии...

Источник:
http://ru.wikipedia.org/wiki/%CD%EE%F2%EE%E2%E8%F7,_%CD%E8%EA%EE%EB%E0%E9_%C0%EB%E5%EA%F1%E0%ED%E4%F0%EE%E2%E8%F7


Неизвестная Жизнь Иисуса Христа.
Подлинник труда Николая Нотовича ??

http://yandex.ru/yandsearch?text=%D0%9D%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%B9+%D0%9D%D0%BE%D1%82%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87&clid=40316&lr=11474
http://telo-sveta.narod.ru/Library/hristianstvo/notov.htm
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 12, 2012 12:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Наш современник» 2012, №8.

Повесть белорусского писателя Владимира Саламахи «…И нет пути чужого» невелика по объёму, но затрагивает очень важные нравственные проблемы.

Действие повести происходит в сожжённой фашистами белорусской деревне в последний год войны. Оставшиеся в живых немногочисленные жители деревни пытаются хоть как-то наладить свою жизнь. Казалось бы – что им делить? Вдова фронтовика с двумя детьми и молодая беременная женщина, муж которой погиб от руки предателя-односельчанина; два старика, которых на фронт не взяли по возрасту и отвоевавшиеся безногий инвалид и партизан?
Но, оказывается, не всё так просто. Дело в том, что сын одного из стариков – Иосифа – служил при фашистах в полиции, причём проявил себя жестокостью против своих же односельчан. Когда фашисты отступали, он ушёл с ними. А старый отец остался в родной деревне, никем не любимый и всеми презираемый и отвергаемый. В чём он виноват? В том, что плохо воспитал сына? Да нет, воспитывал, как и все… В том, что не убил предателя своими руками? Но ведь это – сын, какой бы то ни был, но сын. Была у Иосифа такая мысль, но подумал он, как в своё время предстанет перед Всевышним с великим грехом сыноубийства, и отказался от этой мысли. Сам Иосиф никогда никому дурного не делал. Почему же отвергли его односельчане? Не замечают, как будто и нет его вовсе?

Хотел Иосиф уйти от позора навсегда. Уехал в город, перезимовал там, по весне хотел скрыться в лесах и дожить там свою жизнь отшельником, но не смог бросить родные места и родной дом. Вернулся.

Весной в селе случилась беда: взорвалась заминированная фашистами дамба, и село затопило. А у Иосифа у единственного в селе была лодка, да и запасы продуктов какие-никакие остались. Он хотел от всей души помочь односельчанам, но те не хотели принимать помощь из рук отца предателя. И тогда Иосиф сделал свой жизненный выбор…

Прочитать повесть можно здесь:

http://www.lim.by/limbyfiles/nem2_2011.pdf
http://www.lim.by/limbyfiles/nem3_2011.pdf

Рассказ Юрия Пахомова «Компонист» продолжает тему войны, хоть действие его происходит в первые послевоенные годы.

В городе, где живёт герой рассказа – мальчик – на заводе трудились пленные немцы. Сначала мальчик их боялся и ненавидел, потому что на фронте погиб его отец, но потом постепенно он познакомился и подружился с одним из пленных – музыкантом, композитором. Пленный был худой и слабый, и мальчик стал его подкармливать, несмотря на то, что сами жили впроголодь. Но кроме ребёнка никто не относился к пленным по-человечески. И правильно, наверное. Слишком много горя принесла людям война. И не только русским, но и немцам тоже.

Рассказ Владимира Чугунова «Ожидание» - о любви. И о том, как порой нелегко бывает понять и простить друг друга. И из-за каких мелочей может разрушиться и любовь, и семья.

Очерк Станислава Куняева «Характер гиперборейский» посвящён замечательному человеку, нашему современнику, промышленнику-предпринимателю в самом настоящем и хорошем смысле этого слова Сергею Геннадьевичу Фёдорову.

Статья доктора экономических наук Михаила Делягина «Государство, народ и бизнес» рассказывает о взаимоотношениях государства и бизнеса – какие они есть в нашей стране и какими они должны быть по мнению ведущего экономиста, директора Института проблем глобализации.

Очень интересная беседа Леонида Ивашова с писателем Игорем Шумейко «Безопасность России под угрозой».

Леонид Ивашов – генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем, доктор исторических наук, профессор.
В своём разговоре с Игорем Шумейко он затрагивает целый спектр очень важных проблем.
Цитаты:

«Предпринимаются гигантские усилия, чтобы подавить русское национальное самосознание. Только в России национализм является словом, которое тут же привлекает внимание правоохранительных органов. Но классика геополитики, политологии говорит, что без национализма нельзя вести речь о народе. Это фундамент любого народа, любой нации и в моно-, и в многонациональном государстве!
Перестанут французы быть французами и отвечать за Францию – страны, со всеми её нацменьшинствами, не будет. Это же касается Германии, Англии. И в США понимают роль англосаксов. Только в России русский народ приравняли ко всем остальным и не только в правах, но и в ответственности, то есть в безответственности».

«И распад СССР, и все беды нынешней России связаны с ошибочным выбором геополитической идеи (встраивание в западное сообщество), разрушением веками создаваемой цивилизационной основы (православно-славянская и русско-евразийская цивилизационные матрицы), и никакими частными преобразованиями без кардинального изменения этого строя и стратегического курса они устранены не будут».

«В основе безопасности наций лежат три фактора:
1) способность нации сохранить свою сущность и, конечно, численность, через сбережение наследия предков, истории, традиций, культуры, языка, духовно-нравственной системы ценностей;
2) способность нации воспроизводить в новых исторических условиях национальные признаки, достоинства и особенности (прежде всего, духовно-нравственные), а не просто сохранять и воспроизводить физическую численность;
3) сохранение потенциала национального развития, т.е. развития заложенных веками и тысячелетиями национально-цивилизационных признаков, качеств, особенностей, с учётом развития других народов и цивилизаций, изменившихся исторических условий».

«В мировом сообществе устойчивым становится мнение о России как о стремительно деградирующей и вымирающей стране. По продолжительности жизни, особенно мужчин, мы занимаем одно из последних мест и одно из первых по уровню насилия против своих граждан, числу больных людей, наркоманов, по размаху коррупции, неисполнению законодательных и управленческих решений. Более четверти населения – за чертой бедности. Страна находится в продовольственной и технологической зависимости от других государств и ТНК. Оборонно-промышленный комплекс перестал существовать как единая системная структура, способная удовлетворять потребности единственных союзников России – армии и флота. Да и вооружённые силы страны перестают быть организацией государства, отвечающей требованиям обеспечения его военной безопасности. Остатки армии после завершения сердюковско-путинских реформ будут способны лишь на очаговые действия по защите отдельных объектов, но не страны в целом».

«Украина и Беларусь, как, кстати, и другие государства СНГ, при всех их недостатках, строят национальные государства с ведущей ответственностью титульного этноса. В России нынешней русский этнос затравлен и унижен, а русский национализм не только под запретом, но и уголовно преследуется».

«Под прессингом Запада и собственных либералов уничтожается ещё один важнейший элемент нашего геополитического потенциала – культурно-исторический».


Вот такая неприятная и даже страшная статья. Что может быть страшнее уничтожения собственного народа? Разве что конец света…

О мультикультурализме пишет профессор Борис Ключников в статье «Европейцы не желают сгинуть в плавильном котле наций».
Речь в статье идёт о том, что:

«Западноевропейские государства открыли двери и ворота переселенцам из «третьего мира» в погоне за дешёвой рабочей силой. Сделали это без оглядки на общественное мнение, на волю народов, ссылаясь на благородные идеалы прав человека, равенства, свободы передвижения, веротерпимости. Никогда и нигде фиктивность западной демократии не проявлялась так наглядно, как в принятии этого судьбоносного решения.

Переселенцы принесли в Европу свои жизненные ценности, свои глубоко отличные от западных, зачастую несовместимые с ними правовые нормы, этические представления, свою религию. Это было очевидно и 30 и 40 лет тому назад. Но либеральная элита не хотела этого видеть. Вначале она убеждала европейцев, что высокая культура Запада быстро ассимилирует «примитивных» мигрантов. Потом, отступая, она бросилась строить систему «мультикультурализма», предполагающего, что на европейской земле рядом мирно будут строиться и уживаться параллельные общества европейцев и мигрантов-мусульман».


Время показало, что идея мультикультурализма потерпела оглушительный крах. Мигранты не только не хотят ассимилироваться в среде европейцев, более того, они ассимилируют европейцев, и достаточно успешно!

Наша страна находится пока в самом начале этого пути, но неплохо было бы и нашему правительству присмотреться к печальному опыту Германии, Франции, Италии, Голландии и начать принимать какие-то меры по защите нашего генофонда и нашей культуры.

Статья Исраэля Шамира «Кому нужна война в Иране» рассказывает о проблемах мировых отношений современности, о войнах и их причинах.

Очерк Ольги Свердловой «Трудные судьбы трудных детей» мне не очень понравился. Заявлена интересная тема, но автор очерка ограничилась лишь несколькими конкретными примерами, без глубокого психологического анализа проблемы.

Небольшая, но очень актуальная, важная и интересная статья Анатолия Кирпичникова «Откуда пошла русская земля» посвящена 1150-летию российской государственности. В статье популярно и увлекательно рассказывается о первых русских князьях, о древнейших русских городах.

Очень понравилась статья Станислава Зотова «Кутузов и Наполеон». В статье автор приводит интересные факты биографий двух полководцев, малоизвестные эпизоды войн России и Франции. Некоторые факты явились для меня новостью. Например, то, что Кутузов вовсе не был слеп, как мы привыкли считать. Просто после ранения в голову у него сильно отекал глаз, и ему приходилось носить повязку. А серьёзных ранений у Кутузова было два, одно из них навылет – из виска в висок. Вообще-то после таких ранений не живут. А он выжил, значит, было у него важное жизненное предназначение.

Узкую тематику избрал для своей статьи «Вторжение» Салават Асфатуллин. Он рассказывает о роли башкирских полков в Отечественной войне 1812 года.

Горечью наполнена статья Александра Боброва «Это русская память и слава». Пять лет наша страна готовилась отметить 200-летие победы в войне 1812 года. На эти мероприятия были отпущены очень немаленькие деньги. Все ли они истрачены по назначению? Автор статьи очень в этом сомневается.

От себя могу сказать: в Москве отреставрирована Триумфальная арка, отремонтирована и открыта Бородинская панорама. Недавно я побывала на Бородинском поле, в Спасо-Бородинском монастыре – он сияет новыми куполами. Но в то же время некоторые стелы на поле стоят в лесах. Неужели за пять лет не успели всё построить или отремонтировать?

Также освещается вопрос о застройке Бородинского поля.

Событиям 1992 года посвящена публикация Бориса Шишаева «Хроники беды». Это дневниковые записи очевидца, немного неточные, немного несправедливые и пристрастные, но в целом правдивые.

200-летию со дня рождения Натальи Николаевны Гончаровой посвятил свою статью «Русская Мадонна» Николай Скатов. Наталья Николаевна предстаёт перед нами не как пустая холодная красавица, а как юная, нежная, женственная возлюбленная, а затем и жена поэта, заботливая мать его детей.

«Наследник классики» - так называется беседа Ксении Зиминой с Андреем Румянцевым, однокурсником Александра Вампилова. Речь идёт, конечно, о драматурге Александре Вампилове, к 75-летию со дня его рождения.
Почему пьесы Вампилова до сих пор не потеряли своей актуальности и идут во многих театрах? Наверное, потому, что драматург поднимал в них вечные вопросы – честности, порядочности, верности.

Развивает тему Вампилова Валентина Семёнова в статье «Игрище». Статья эта самым подробным образом разбирает пьесу Вампилова «Утиная охота», настолько подробным, что, пожалуй, по размеру не многим уступает самой пьесе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 19, 2012 9:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», 2012, №8.

Номер открывается повестью Сергея Прокопьева «Драгоценная моя Драгоценка».

Немного об авторе. Сергей Николаевич Прокопьев родился в 1952 году в городе Куйбышевка-Восточная (ныне Белогорск) Амурской области. Окончил Казанский авиационный институт. По распределению приехал в Омск. Двадцать лет работал инженером в КБ ПО «Полет», занимался ракетной техникой.

В настоящее время редактор многотиражной газеты. Автор одиннадцати книг прозы. Член Союза писателей России. Живет в Омске.

Повесть, судя по всему, написана на материале истории семьи автора. Предки героя повести происходили из забайкальских казаков, и выпало им на долю много лишений и приключений. Сначала от Советской власти они бежали в Китай, где основали поселение Драгоценка. Потом разными путями попали в СССР, где тоже добра не нашли. Пройдя лагеря, обосновались в Казахстане. А с развалом СССР и Казахстану стали не нужны.

Интересный исторический материал, но мне лично всё время мешало то, что автор вроде пишет от первого лица, но всё же не о себе: года не совпадают, имена другие. Нормальный, конечно, приём, но в результате повесть очень потеряла в достоверности.

http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=635


Последний раз редактировалось: Оксана (Сб Сен 29, 2012 10:25 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Чт Сен 20, 2012 2:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Окончил Казанский авиационный институт. По распределению приехал в Омск. Двадцать лет работал инженером в КБ ПО «Полет», занимался ракетной техникой.

В настоящее время редактор многотиражной газеты. Автор одиннадцати книг прозы. Член Союза писателей России. Живет в Омске."


Значит, и "точные науки" и "гуманитарные науки" - два в одном флаконе. А теперь ещё и мелькает в Паутинке- "интегральные науки и искусства"... Время мчится всё быстрее, время стрессов и страстей! Ах... "Неведомые земли придумал видно лирик, А физику их нужно открывать!" ... Примерно и так. Но- всегда считал и считаю- каждый человек- это КОСМОС. Едва ли не любая классификация людей по всевозможным номинациям- условность. По сему- и как бы внимание- авиатору и ракетчику. Читать!

"...судя по всему, написана на материале истории семьи автора." Вот! Это, на мой взгляд, главное. И, заметьте, ни один настоящий писатель, журналист, публицист не пишет, не извлекает ну просто с потолка. Высасывая сюжет из всезнающего только из с сладкого карандаша. Ну, разве что только гении... Тут... опустим руки. Они же из другого теста деланы. Львы Толстые. И сколько же, гляньте, объездившие полей битвы под Бородино, прежде чем даже посмевшие написать совершенно правдиво, предельно панорамно, даже для невежества суконного- убедительно об этом! Как теперь не напишет, наверно, уже никто. А хотелось бы верить.

"Предки героя повести происходили из забайкальских казаков, и выпало им на долю много лишений и приключений. Сначала от Советской власти они бежали в Китай, где основали поселение Драгоценка." А черти их там и носили?! Вместо того, что бы выращивать картошку, в сырую осень, скажем, под Тамбовом. И сальцом её бы взять, намять! Very Happy А там то... что... в бесчисленных Бурятиях и Дауриях... что искали и что нашли? Грустный Я знаю, Оксана и Алексей, здесь у нас будет вполне резонное рассогласование мнений. Но это при плюрализме- и не диво. Это-норма. И это даже созидательно. Мы как бы видим, как в телескопе Галилео Галилея, всё относительно. А Джордано Бруно мне лучше нравится... Он не изменил! Своим по искренним зглядам -ОН Пошёл на СМЕРТЬ! Это был- мужчина.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 20, 2012 4:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Proto писал(а):
А черти их там и носили?! Вместо того, что бы выращивать картошку, в сырую осень, скажем, под Тамбовом.


Русские в Китае - эта тема только в последнее время начала более или менее освещаться. На самом деле, это целый пласт истории и культуры нашего народа, раскиданного ветрами революции и гражданской войны.

Забайкальские казаки жили всегда достаточно зажиточно, об этом и у Прокопьева говорится. Зажиточно и вольно. А Советская власть, с её стремлением всех сделать одинаково бедными и покорными, пришлась не по душе вольнолюбивому сословию. Вот и бежали в Китай, благо границы с Китаем были в то время почти совсем условными. В Китае основали целые русские поселения. Но мучила всё же ностальгия. И уже годах в 20-х начался обратный исход. Наиболее оптимистично настроенные лица переходили тайком границу и сдавались советским пограничникам. И попадали, естественно, в лагеря. Те, кому вменяли только незаконный переход границы, отделывались легко - им давали года по три. А уж если были замешаны в содействии белогвардейцам - тем давали лет по 10-15. После отсидки в лагерях оседали уже кто где смог. Кто в Сибири и Забайкалье, а герои повести Прокопьева - в Казахстане. Которому после распада СССР тоже стали русские не нужны. Такие вот судьбы людские.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Вс Сен 23, 2012 10:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Русские в Китае - эта тема только в последнее время начала более или менее освещаться. На самом деле, это целый пласт истории и культуры нашего народа, раскиданного ветрами революции и гражданской войны." Это огромный пласт истории России. И на мой взгляд, многих, очень многих народов России. И не только тема российско-китайских отношений. Если глядеть шире- и российско- японских. Это здесь и история Кореи, Маньчжурии, Ляодунского полуострова. Всё это там так тесно связано!

У меня в связи с этой темой имеются ещё юношеские воспоминания, ассоциации. Когда ещё читал знаменитую книгу Алексея Силыча Новикова-Прибоя "Цусима". Она и сейчас имеется в моей домашней библиотеке. Издание "Кыргызтан", Фрунзе, 1984. И вот теперь только с удивлением констатирую- это уже ведь было 5-е издание! Не трудно догадаться- что книга не раз подвергалась правке. По всей вероятности- существенной. Ну, что же... такое явление, как переписывание истории небыло чуждо и советским историкам. Как в этом много раз убеждался перечитывая учебники и собрания сочинений по истории СССР, и, особенно, КПСС. Тема Порт-Артура, Цусимы, Ляодунского полуострова, КВЖД, Маньчжурии, Мукдена... В молодости, замечу, в книге меня прежде всего интересовала военно-техническая сторона дела. Флот, корабли, быт моряков, боевые действия... И в меньшей степени привлекала внимание так старательно расписанная Новиковым-Прибоем "бездарность" командования эскадры русского флота, "прогнивший царский режим"... На самом то деле, как теперь делаю вывод, книга написана... мягко говоря... тенденциозно! Сказалась, по все вероятности, существовавшая идеология. Оказывающая, вне сомнений, давление на изложении и этого этапа истории, его отражение автором исторического исследования. Хоть и изменение, эволюция взглядов писателем-историком вполне могла иметь место.

Всё это интересно сравнить с теперяшними ставшими уже чуть ли не "многочисленными" историями, которые теперь вот стали доступными, не скрываются "под семью печатями". Естественно, с ними можно соглашаться или не соглашаться. В силу наших прежних знаний, какого то жизненного опыта. Но теперь перечитывая ту же "Цусиму" Новикова-Прибоя или "Порт-Артур" Александра Степанова... меня прежде всего интересует военнно-политический, военно-стратегический аспект этой давней кровавой русско-японской войны.

В первые годы правления царя Николая II стратегия России очень резко поменялась. Николай Александрович, если верить одной из теперяшних школ российской истории небыл безвольным, бездарным, мягкотелым, суеверным императором. Как это разрисовывали т.н. большевики. Судя по приводимым теперяшними историками примерам, фактам, документом- это был очень высокообразовнный, интеллигентный и сравнительно волевой человек. Он понимал, что российский флот будучи едва ли не закупоренным в основе своей в Балтийском море из-за своего геополитического расположение не сможет по тем временам противостоять флотам Англии, Германии, Франции. У России была Сибирь и Дальный Восток. А порт Владивосток был портом замерзающим... Это и определило направление экспансии царской России в Юго-Восточную Азию. Всё остальное уже было последствиями. Очень, очень существенными.

http://asiapacific.narod.ru/countries/china/n_e_ablova/soderzanie.htm
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Сен 29, 2012 10:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Наш современник», 2012, №9.

Повесть вологодского писателя Дмитрия Ермакова «Три брата» возвращает нас в средневековую Русь 14-го века, время конца монголо-татарского ига.

Герои повести заняты борьбой с монголо-татарами не столько на полях брани, сколько на дипломатическом фронте, хотя и военные навыки им тоже приходится применять.

Сложно сказать, насколько исторически точна повесть, поскольку действующие лица её - не известные исторические персонажи, а простые русские люди, борющиеся за независимость своей родины.
Особенно достоверно описаны в повести драки, да это и неудивительно, поскольку автор сам работает тренером по дзюдо.

Повесть саратовского писателя Владимира Гурьянова «Суровый удел» понравилась мне больше, чем предыдущая.

Действие повести происходит в деревне в 30-40-е годы ХХ века. Герои повести – два друга – Григорий и Дмитрий - и их невесты – Мария и Пелагея. Один друг – Дмитрий - погибает от рук односельчанина, а у Григория в голодный год умирает невеста - Пелагея. Оставшийся в живых Григорий заботится о невесте друга Марусе, хоть его жизнь тоже складывается очень нелегко. Судьба связывает этих двоих крепкими узами.

Очень достоверно и страшно описан в повести голод 30-х годов.
Повесть заканчивается хорошо, несмотря на все тяготы и удары судьбы, и главное, что после неё остаётся в душе светлое чувство. А самая главная фраза повести, пожалуй, вот эта: «Светлой памяти родителей моих Григория Григорьевича Гурьянова и Марии Никифоровны Гурьяновой – посвящается». Потому что сразу становится ясно, что ничего автор не выдумал, что события, им описанные, подлинные и происходили на самом деле.

http://ulpressa.ru/2012/08/06/vladimir-guryanov-surovyiy-udel-povest/

Рассказ Елены Родченковой «Катакомбы» мне совсем не понравился. Я не смогла понять ни его смысл, ни поступки героев.

Рассказ Виктории Чикарнеевой «Следующий» тоже не произвёл большого впечатления. Вроде, и замысел прослеживается, и характеры набросаны, а вот сути нет, завершённого произведения не получилось.

Рассказ Андрея Аристова «Охота» тоже не понравился. Как-то не сложилось с рассказами в этом номере журнала.

Статья Андрея Поздняева «Алмаз шлифуется алмазом» открывает нам имя практически неизвестное для массового читателя – имя поэта Сергея Поделкова (1912-2001). В статье обрисованы основные вехи биографии поэта и основные темы его творчества. Статья предваряет публикацию отрывка из поэмы Сергея Поделкова «Этап».

Совсем я не поняла смысл публикации в журнале скандального письма Захара Прилепина «Вы приватизировали историческую правду» (письмо товарищу Сталину). Такие откровенно антисемитские высказывания не стоило бы публиковать в художественном журнале. После письма размещены и комментарии к нему, причём разные – кто-то поддерживает Прилепина, кто-то не приемлет таких радикальных взглядов (я бы даже сказала, не столько радикальных, сколько скандально-неприличных). И в конце дан ответ на комментарии самого Прилепина. И получилось, что последнее слово за ним. После этой публикации Захар Прилепин сильно упал в моих глазах, равно как и редакция «Нашего современника».

Владислав Швед написал статью «Так кто же после этого «империя зла»?», в которой подверг пристальному разбору внешнюю политику США, начиная с основания государства до последних лет. На документальных примерах доказана агрессивная сущность политики Соединённых Штатов.

С интересом прочитала я статью Георгия Цаголова «Что ускорило шаг «слона». Эта статья посвящена экономике Индии, которая в последнее время развивается очень быстрыми темпами.

Беседа министра иностранных дел ПМР Нины Штански с писателем Андреем Воронцовым получила название «Русский мир – это пространство русского языка». Писатель и политик обсудили проблемы взаимоотношений России и Приднестровской Молдавской республики.

Совсем в другом ключе написана статья Виталия Радзиевского «Украина перед выбором». Те же проблемы – взаимоотношения с Россией, положение русского языка и русскоязычного населения на Украине, но совсем другое отношение к своему ближайшему соседу, к России.

В последнее время много говорят и спорят о ювенальной юстиции: что это такое, нужна ли она нам, и чем она чревата. Очередная статья на эту тему – статья Ирины Медведевой и Татьяны Шишовой «Презумпция любви».

Два уважаемых автора считают, что ювенальная юстиция нам не только не нужна, но что она пагубна и даже преступна по своей сути. И с этим трудно не согласиться.

Вот яркие цитаты:

«Ювенальное изъятие детей ближе всего к фашизму. Но гитлеровцы… отбирали детей не у своего народа, а у тех, кого пытались завоевать. У врагов».

Здесь речь идёт о том, что в случае введения ювенальной юстиции правоохранительные органы получат право изымать ребёнка из семьи при малейшем подозрении на неправильное поведение родителей – наказали ребёнка, шлёпнули, не дай Бог, по попе, расстроили повышенным тоном или, напротив, проигнорировали молчанием. Или, к примеру, у вас трое детей, а квартира – двухкомнатная (как будто это ваша вина!) – значит, ненадлежащие условия содержания детей.

«Трудно объяснить…, как, когда и почему западный мир, так дороживший всегда личной свободой и так яростно её завоёвывавший, отдрейфовал к обитанию в зоне…. Быть может, сыграла роль пропаганда вседозволенности, т.е. ненаказуемости греха. Большинство людей в таких условиях поддаётся пропаганде и становится соучастниками. А значит, в глубине души – там, где таится совесть, - уже не чувствует за собой морального права считаться добропорядочным гражданином. Государство своим мелким попустительством, своими подачками заманило человека в ловушку. И люди сдали личную свободу без боя. Даже, кажется, без сожаления».

«В стремительно создающейся новой реальности под подозрением оказываются все, за исключением избранного круга создателей этой самой реальности. Но особо опасные потенциальные преступники – конечно, родители. Не наркоманы – им в новой реальности дают режим наибольшего попустительства: в тюрьму не сажают, принудительно не лечат, а, напротив, бесплатно обеспечивают одноразовыми шприцами и наркотиком-метадоном, лукаво называя это «заместительной терапией». Практически выводятся из-под ответственности несовершеннолетние преступники. А в последние годы – и более взрослый контингент. Во Франции, например, … преступникам, которые сидят в тюрьме, предоставляют меблированные квартиры и позволяют принимать до пяти человек гостей в день. Даже педофилов, хотя это довольно трудно, стараются выгородить. В Голландии уже зарегистрирована их политическая партия. А по последним данным, такая партия появилась и в США. Зато родители притесняются всё активнее».

А вот один из наиболее ярких комментариев к этой статье (орфография сохранена):

«Ирина:
Спасибо огромное за статью, уважаемые авторы. Всё правда, подписываюсь под каждым словом, так как сама испытала на себе действие ЮЮ. В Канаде оно называется "Общество защиты детей".
Моему ребёнку внушили в школе, что гомосексуалистов и лесбиянок надо защищать. От кого только, не понимала. Когда ребёнок, проникнувшись сочуствием(после уроков сексуального просвещения 10 - 12 летних) и симпатией(после яркого и весёлого торонтовского прайд-парада- это была школьная экскурсия в музей как раз в день парада)написал в записке, что он предпочитает нетрадиционную половую ориентацию(в 13 лет!), тогда в семье начались серьёзные конфликты... Школа позвонила в "Общество защиты детей" и меня БЕЗ СУДА, на основе жалоб соцработников, учителей и моего ребёнка, лишили права общаться с моими детьми. Этот ужас никогда не забуду. Никто мне не помог, ни священник РПЦЗ, ни адвокаты, только мои молитвы, Господь помог мне не лишиться разума от безысходности ситуации. До сих пор НЕ МОГУ смыть с себя перед детьми клеймо "плохой мамы". Меня никто не защитил. Меня никто не оправдал. И я сейчас, точно как "заяц" в троллейбусе жду конролёра в любой момент. Потому что не умею молчать. А презумпции невиновности у меня нет. Только презумпция вины. Виновата, что родила.
Ни в коем случае не допускайте узаконивания сатанинской ЮЮ. Боритесь, как можете».


И таких комментариев много.
Непонятно только одно: а что делать?

http://www.pravoslavie.ru/jurnal/39130.htm

Небольшая статья Владимира Миронова, доктора философских наук, академика, напугала своим названием: «России нужна революция. Революция сознания».

Автор пишет: «Сегодня Россия нуждается в революции сознания. В сломе прежней пассивной модели мировоззрения: от нас, мол, ничего не зависит, а следовательно, и делать ничего не стоит. С таким настроем можно и потерять страну. Надо чётко сознавать: путь, которым более 20 лет идёт страна (точнее, которым её ведут либералы), ведёт в пропасть».

Основные проблемы в области сознания, которые придётся решить нашей стране, автор статьи видит в упадке уровня образования, в растущем разрыве между богатыми и бедными.

Об образовании Миронов пишет так: «В образовании у нас утвердился принцип: «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Наряду с коммерциализацией образования и почти что тотальной коррупцией в вузах это ведёт к утере страной ведущих мировых позиций. Академик С.Ю. Глазьев писал: «Достаточно сказать, что в начале текущего десятилетия уровень финансирования высшей школы России в расчёте на одного студента уступал не только мировым лидерам (причём даже не в разы, а на порядок: например, США почти в 20 раз, Великобритании, Бельгии, Германии, Дании примерно в 10 раз), но даже и таким государствам, как Турция и Португалия».

«Платное высшее образование неизбежно превратит РФ в страну идиотов! И понятно, почему А.Петраков, много лет отпахавший на ракетных полигонах, в ядерных центрах России, пишет о двух принципиально разных высших школах двух эпох: «Так как я всю жизнь был связан с ракетно-ядерной наукой и высшей школой, я и касаюсь высшей школы последних 50-60 лет. По коэффициенту умственного развития наша вузовская и вся молодёжь при Сталине была на втором-третьем месте в мире. Теперь российская молодёжь – в пятом-седьмом десятке по этому коэффициенту».

С некоторыми моментами статьи совсем не хотелось бы соглашаться. Например, с таким: «К чему были жертвы, страдания, кровь, мужество, подвиги народа! Чтобы вернулись новые цари и олигархи и чтобы эти скучающие и страдающие от ожирения «верхние десять тысяч» вновь пили народную кровь?.. Все эти новые крёзы России одним их видом оскорбляют лик Земли! Единственная наша надежда на Русский Народ! Русские, воскресите Россию! Взяться за дело обновления надобно всем миром! Не столыпинские реформы ныне нужны, а сталинские!»

А вот уже прямой призыв к революции, причём именно не к революции сознания, а к настоящей: «Мы вошли в период, когда «верхи» настолько оторвались от народа, что не в состоянии в него вернуться. Выход? Ликвидировать олигархический капитализм!»

Да, помнится, крепко нам в мозги вбивали про «верхи не могут, а низы не хотят»…

Очерк Дмитрия Володихина «Две Москвы» не особо впечатлил, поскольку первая половина очерка чересчур многословна, а вторая слишком заумна. А суть очерка – «Москва – город контрастов». Подставить вместо Москвы можно практически любой крупный город мира.

Хорошая, позитивная статья Валерия Ганичева «Буква «Ё» спасена» удивила некоторыми приведёнными данными, в частности, о том, что ЦРУ разрабатывало план подрыва русского языка. Даже с трудом верится в такое коварство врагов.

Анатолий Парпара в своей статье «Державший в руках судьбы народов» напоминает нам о нашем соотечественнике, генерале Михаиле Семёновиче Воронцове, том самом, кого Пушкин в припадке ревности обозвал «полуневеждой». И это определение закрепилось в умах. Тогда как на самом деле это был замечательный человек, хорошо и правильно воспитанный, образованный, родовитый, принесший нашей стране очень много пользы, участвовавший в войне 1812 года, изменивший облик Бессарабии, служивший на Кавказе. Вот только одна его фраза: «Люди с властью и богатством должны так жить, чтобы другие прощали им эту власть и богатство”. Да эту фразу надо в клятву кандидатов во власть включить и над входом в Дом правительства высечь! Чтобы всё время перед глазами была!

Продолжает тему войны 1812 года Алексей Кондратенко с очерком «Губернатор сожжённой Москвы».

Очерк посвящён Фёдору Ростопчину. В последний год появились публикации, посвящённые этой неоднозначной личности. Хотя, почему «неоднозначной»? Был этот человек порядочным, культурным, образованным, любящим свою родину и ответственно относящимся к своему делу. Просто выпала ему сложная участь – быть губернатором Москвы в 1812 году. Его бескорыстие и добросовестность доказывается, в частности, тем, что занимаясь эвакуацией раненых и ценностей из Москвы после битвы при Бородино, он бросил два своих дома – в Сокольниках и на Лубянке – на разграбление французам.
Его обвиняли в том числе и в том, что он приказал сжечь Москву. Было так или нет, до сих пор неизвестно. С достаточной долей уверенности можно сказать лишь то, что он приказал вывести из Москвы вместе со всеми учреждениями и пожарные части. Это, наверное, по большому счёту было его ошибкой. Но в памяти народной он остался как губернатор, оставивший и сжегший Москву. Такое негативное отношение к себе Ростопчин, возможно, вызвал тем, что был он человеком честным и неподкупным. При восстановлении Москвы он распоряжался миллионами рублей и не шёл ни на какие тёмные сделки, которыми так богато строительное дело.

Лично меня в очерке удивил момент описания того, как после отхода из Москвы французов Ростопчин «разбирался» с предателями – теми, кто сотрудничал с оккупационными властями. Наполеон отмечал их красными и белыми лентами. «Ростопчин приказал навесить на плечи несостоявшимся правителям эти позорные банты и отправил сгребать снег на виду у всего честного народа…»

Да уж… Строгости… К слову сказать, уже в августе 1814 года после судебного разбирательства в Сенате все изменники – члены наполеоновского муниципалитета Москвы – были прощены и отпущены на свободу.

С философской точки зрения подошёл к войне 1812 года доктор философских наук, профессор Александр Водолагин. Темой своей статьи «Мистерия священной войны» он избрал роман Льва Толстого «Война и мир». «Лев Толстой о мистическом смысле войны 1812 года» - таков подзаголовок его статьи.
Основной вопрос, который рассматривает Александр Водолагин, - это взгляды Льва Толстого на жизнь и смерть через призму войны.

Ироничная и несколько злая статья двух авторов – Евгения Рошаля и Аркадия Москалёва – «Типа гуру» - посвящена Павлу Лунгину и его фильмам. Авторы статьи, как они пишут, в прошлом были одноклассниками Лунгина, хорошо знали его и его родителей, и, наверное, поэтому сочли возможным писать о режиссёре в таком недобро-ёрническом стиле. Видимо, фильмы Лунгина им не нравятся.

Смешной отрывок из воспоминаний Ивана Уханова «Душа народа зреет в непогоду» прямо возвращает нас в годы самого застойного прошлого. Ну право, смешно читать о том, какой «чудовищно злой умысел» подкупить, развратить и развалить КПСС изначально был у Горбачёва, смешны все эти восклицания, типа «о, позор Отечества!», пассажи о «псах перестройки» «адамовичах, арбатовых, черниченках, волкогоновых, корякиных, яковлевых, нуйкиных и прочих».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 11, 2012 9:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», 2012, №9.

Номер открывается замечательной статьёй Александра Сегеня «Война священная» - о войне 1812 года. Чем эта статья замечательна? В первую очередь тем, что события 1812 года Александр Юрьевич рассматривает с позиции верующего, православного человека. В этом ракурсе многие привычные и изученные нами события смотрятся несколько по-иному.

Александр Сегень называет Отечественную войну 1812 года «войной католическо-протестантского Запада против Руси Православной».

Опять поднимается и вопрос о том, кто же победил в Бородинском сражении и в самой войне.

«Так кто же, в конце концов, одержал победу? Если разобраться – то и Наполеон, и Кутузов. Парадокс? Нисколько. Возьмем цели и задачи, которые ставили перед собой два великих полководца перед началом сражения, и мы увидим, что и тот, и другой своих целей достигли и свои задачи выполнили. Вот только дальнейшие планы Наполеона рухнули, а у Кутузова – полностью осуществились…
Наполеон… ставил перед собой следующие цели: разгромить основную армию русских, затем овладеть Москвой, разграбить ее до основания, вывезти награбленное во Францию и после этого заключить с императором Александром мир, который тот вынужден будет принять, ибо для дальнейшего ведения войны в этом году у него не будет никаких возможностей…

Кутузов… давал себе отчет в том, что одержать победу невозможно. Поэтому его главной целью было нанести как можно больший урон французам, такой урон, чтобы, подойдя к Москве, они не имели сил на второе сражение. А там – даст Бог, подойдут свежие силы, соберется ополчение, как ровно 200 лет назад, в 1612 году, когда весь народ встал под знамена Минина и Пожарского».

«Устраиваясь на ночлег, и русские, и европейцы рассчитывали на то, что завтра битва продолжится. Однако Кутузов посчитал, что его задача выполнена, врагу нанесен значительный урон, и утром русские войска начали отступление в сторону Москвы. Именно это отступление по всем военным законам того времени означало, что битву выиграл Наполеон. «Поле битвы досталось врагу», – так говорилось тогда в случае поражения».

«Наполеон, не проиграв Кутузову ни одного сражения, полностью потерял свою могущественную армию и уполз из России, удовольствовавшись лишь награбленным добром. Забавно, но французы, благодаря этому, и по сей день считают войну 1812 года успешной! Они уверяют, что победили в Бородинской битве, взяли Москву, прекрасно поживились – чем тебе не победная кампания!»


Очень хорошо сказано и о некоторых личностях, принимавших участие в исторических событиях.

«…доблестный генерал Михаил Андреевич Милорадович. Тот самый, которого через тринадцать лет на Сенатской площади подло и преступно застрелит декабрист Каховский».

«Народ любил его самозабвенно, ибо и сам Михаил Андреевич самозабвенно любил русских людей. Вот почему, когда казнили декабристов, четверо из них обнялись на прощание между собой, а пятому – мерзавцу Каховскому – Пестель, Муравьев-Апостол, Бестужев-Рюмин и Рылеев даже не подали руки. За то, что он подло, из-за спины, убил выстрелом из пистолета самого Милорадовича!»

«…генерал Воронцов… У своего дома в Москве он увидел около сотни подвод, которые должны были вывезти из столицы богатства, накопленные несколькими поколениями Воронцовых. Но граф приказал освободить подводы и посадить на них раненых генералов и офицеров, сотню их денщиков и три сотни солдат. В своем имении Андреевском во Владимирской губернии он организовал госпиталь, где на его счет жили и лечились раненые».

«А когда оккупационный корпус покидал Францию, Воронцов из личных средств оплатил все огромные долги русских солдат и офицеров».


И вот, собственно, о роли православия в итогах войны.

«Александр I… О французах он без стеснения вслух говорил: «Что может быть хорошего здесь, где нет никакой религии!» Как разительно это контрастирует с фразой Наполеона, который, увидев, сколько в России храмов, недоуменно спросил: «Зачем столько? Ведь сейчас уже никто не верит в Бога!»

«Молитвами праведников, таких как митрополит Платон (Левшин), преподобный Серафим Саровский и святитель Филарет, русское оружие возобладало над вражеским. Таким духовным оружием, какое ковалось в их молитвах, Наполеон не обладал, а потому обречен был на поражение».

«Европейцы, несущие в сердцах своих безбожие, были заведомо обречены, потому что им навстречу выйдет рать, осененная верой во Христа Спасителя, встанет народ, вспомнивший о звании христианского, ведомый не только блистательными полководцами, но и вдохновенными священниками, которые укрепляли солдат евангельским словом, бесстрашно шли впереди войск с крестом в руке».


Очень хорошо рассказывается автором и о личных подвигах священнослужителей на поле боя, и о первых памятниках в честь победителей – Храме Христа Спасителя и Спасо-Бородинском монастыре.

Статью почти целиком (без небольшого окончания) можно прочитать здесь:

http://www.pravoslavie.ru/arhiv/55841.htm

Тему 1812 года продолжает и историк Леонид Беловинский своей повестью «Житие капитана Тушина». Повесть эта необычна. Главный её герой – Василий Тушин – лицо вымышленное. Причём вымышленное не Леонидом Васильевичем, а Львом Николаевичем. Помните – в «Войне и мире»? У Толстого это персонаж не совсем второстепенный, но всё же эпизодический. А Леонид Беловинский «воссоздал» всё жизнеописание этого маленького, но очень честного и мужественного человека. От самого рождения до смертельного ранения в Бородинской битве.

Некоторые моменты сюжета повести пересекаются с «Войной и миром» (в конце эпизодически появляется даже князь Андрей Болконский), и тогда автор цитирует Толстого. Мне показалось, однако, что у Льва Николаевича капитан Тушин был немного иным, но любой человек разными глазами смотрится по-другому.

Мне лично наиболее интересными показались главы, рассказывающие о детстве Тушина и о его деятельности на посту городского головы. Военные главы тоже написаны очень убедительно и со знанием исторических подробностей, но «войну» я и у Толстого пропускала…

В электронном виде текста повести не нашла, а на сайте «Москвы» выложено, как обычно, только начало.

Два рассказа Кима Балкова под общим названием «Небесный хворост» я прочитала с трудом. Не мой это писатель. На мой взгляд, пишет он длинно и скучно. Но это дело вкуса.

Небольшая, но любопытная статья Игоря Романова «Наши за рубежом» рассказывает о проблемах наших соотечественников как в ближнем, так и в дальнем зарубежье. Вот, в частности, интересные данные о русских в Латвии. Оказывается, наших соотечественников там около 640 тысяч, это 28% всего населения республики. В Литве и Эстонии – гораздо меньше.

«Парадокс заключается в том, что в прибалтийских республиках — членах ЕС значительная часть населения, каковой является русскоязычная община, ущемлена с правовой, социокультурной и экономической точек зрения. Достаточно сказать, что в Латвии и Эстонии многие русскоязычные вообще не имеют никакого гражданства.

Представители русскоязычной диаспоры в Латвии отмечают, что нередко подвергаются дискриминации по национальному и языковому признакам. Особенно это заметно в период выборов в органы государственной власти, поскольку не менее 44% русскоязычных не могут в них участвовать. Дискриминационное положение русскоязычных жителей региона отражается и в структуре занятости: они работают, главным образом, в сфере обслуживания и промышленности. Значительная часть соотечественников, по их словам, живут в прибалтийских республиках ради собственных детей, так как главным благом для них считают бытовые удобства и возможность «жить по-европейски».


Оказывается, мэр Риги В.Ушаков «родился и вырос в русской семье. Свободное знание латышского и полная интегрированность в латышском социуме позволили ему добиться высокого положения».

Далее автором статьи рассматривается Госпрограмма по оказанию содействия добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом. Программа эта работает плохо, можно сказать, не работает. Люди не хотят переезжать в Россию, потому что им не обещают жилья в центральных регионах России и высокооплачиваемой работы. А с другой стороны – не будет ли обидно своим малооплачиваемым категориям, которые живут в тесноте, стоя в жилищной очереди по 20 лет и не имея возможности купить дома и квартиры на собственные деньги? Может, сначала повысить уровень жизни уже имеющихся россиян, а потом приглашать соотечественников из-за рубежа? Или уж пусть едут на то, что есть. Родина одна – значит, и жить всем одинаково.

http://www.moskvam.ru/zhurnal/zhurnal_arhive/view_arhive/?id=659

Сергей Ермаков написал статью «Американские вооружённые силы в Европе». Статья серьёзная и будет, наверное, интересна специалистам.

Елена Трубилова своей статьёй «Вы это самоограниченье нравственно оправдали…» напоминает нам о почти забытом писателе Константине Федине. В статье приводятся также выдержки из дневника писателя.

Статья Алексея Шорохова «Оправдание поэзии» излишне многословна. По сути своей она посвящена творчеству Николая Рубцова, но фактического материала в ней немного, всё больше абстрактных рассуждений.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Пт Окт 12, 2012 9:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Александр Сегень называет Отечественную войну 1812 года «войной католическо-протестантского Запада против Руси Православной»." Да пусть он называет, как хочет. Отечественная война 1812 года была и есть Отечественная. Для россиян. В этом сходится большинство историков России. А уж ни как не война одной, двух христианских религий против другой. Абсурд. Если Александр Сегень это не знает... что ж... это его упущение. Пробел в знаниях. В знаниях христианской философии.

"...события 1812 года Александр Юрьевич рассматривает с позиции верующего, православного человека." Что ж... это его дело. И, вероятно, и грех. Несоблюдение найбольшей заповеди христианства. (Мф.22.36- 39 /Мк.12.28-31/Лк.10.25-37) (Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа. Изд. "Жизнь с Богом". Avenue de la Couronne, 206, Bruxelles, 1988) Аналогично, только на латышском языке: Latvijas evangjeeliski luteriskaas Bazniicas Konsistorija, Shinil Printing / Printed in Korea, 1995) И- если оценивать по законам РФ- просматриваются, вероятно, и признаки пропаганды религиозной неприязни. Это не хорошо. Нарушение Конституции РФ. Я надеюсь, что писатель Сегень ещё способен на покаяние, если он действительно верующий, христянин. А не рядится в одежды коньюнктурщины. Или просто- быть может честно, чисто по человечески, заблуждается. Не верится мне, что он атеист. И Всевышний ему и судья. У России ведь и так проблем выше крыши. Нет- Сегеню вот нужна ещё и бесплодная конфронтация, противостояние. Едва ли не всему остальному огромному христианскому миру. Зачем?! Об истинной мотивации написания статьи можно догадаться.

Информация для размышления: Христианами идентифицируют себя 1,2 миллиарда жителей нашей планеты. Это примерно 30 % земялян. Почти каждый третий! Из них: католики: 650 миллионов человек (16,2 %), протестанты: 350 миллионов (8,7 %), православные: 150 миллионов (3,8 %), остальные (копты, несторианцы и др.) - 1,3 %.

Для сравнения, неверующих, в том числе атеистов, около 600 миллионов (15 %). Быть таковыми- это их право.

Источник: Ambrogio Donini, Storia del chistianisimo, Ed. Riveduta e Corretta 2, Milano, 1977. (Амброджио Донини. У истоков христианства.)

Несколько устарели циферки... Можно и освежить, спросить у Вики. Улыбка Всё равно результат будет примерно тот же. Стоит ли тратить время на очевидное? Нет. У нас ведь не две жизни. Что бы одну из них потратить на дела второстепенные. Думаю так. Но не претендую на истину в высшей инстанции.


Последний раз редактировалось: Proto (Пт Окт 12, 2012 12:11 pm), всего редактировалось 5 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Пт Окт 12, 2012 11:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Небольшая, но любопытная статья Игоря Романова «Наши за рубежом» рассказывает о проблемах наших соотечественников как в ближнем, так и в дальнем зарубежье."
Хорошая, очень хорошая тема, Оксана! Прочитаю, подробно ознакомлюсь со статьей. Ешё её не успел прочитать. Изучу и, по возможности, подробно, продуманно отвечу. Не Интернетом единым сыт человек... Улыбка

Предпологая основной лейтмотив статьи, сразу сделаю важную оговорку. Думаю, что предусмотрительно. Латвия- парламетская республика. А ней действует Сатверсме (Свод Основных Законов, Конституция). В Латвии действует на предусмотренных Сатверсме и, соответстующим ей законам, выборах избранная граждами Латвии законодательная ветвь власть- Саэйма (Сход, Съезд, Парламент). В Латвии работет, уполномоченная Саэймой исполнительная ветвь власти- Кабинет Министров (Правительство Латвии). Компетенция Парламента и Правительства строго определены Конституцией страны. Стало быть, Латвия- правовое государство. У неё есть независимая ветвь власти- суд. Латвия- государство с открытым обществом. СМИ Латвии не подвластны правительству и парламенту. Пресса подчиняется только закону и подвластна только суду. В Латвии нет цензуры, не используется административный ресурс для давления на официальные издания, на результаты выборов. В Латвии не убивают журналистов из-за их политических убеждний. В Латвии существует подлинный институт гражданства. Постоянные жители Латвии могут получить гражданство Латвии в полном соответствии с законом. Без этих краеугольных камней, фундамента классической демократии Латвия никогда бы не сумела стать членом ЕС (Европейского Союза). Перед вступление в ЕС все без исключения законы Латвии были подвергнуты тщательной экспертизе юриствами Евро-парламента и Евро-комиссии. Если кто то из граждан или постоянных жителей Латвии ущемлён в правах, то он может обратиться с иском в суд. Вплоть до Брюсселя. И есть не мало таких прецедентов. В этом не ничего необычного. Это- норма демократического государства, члена ЕС.

Конечно, у Латвии есть много, очень много нерешённых проблем. Особенно, экономического плана. Но никто не лишён права о своих проблемах говорить, заявлять, даже протестовать совершенно открыто. Как граждане, так и постоянные жители Латвии. В Латвии разрешены пикеты, шествия, демонстрации. Если они санкционированы в установленном законами порядке. Демократия не есть вседозвололенность.

То что Нил Ушаков, по национальности русский, избран мэром столицы Латвии- Рига, нет ничего необычного для правового государства. Это и есть ЯРКИЙ ПРИМЕР, что в Латвии соблюдаются права человека. Соблюдается Всеобщая декларация прав человека. Депутатом Саэйма, президентом Латвии у нас может быть избран человек любой национальности. При одном, очень важном условии. Что он не является противником Конституции страны, является гражданином Латвии. Как и в современной демократической Российской Федерации. Ведь не исключено же, что следующим президентом России или мэром Москвы станет Владимир Жириновский или Рамодан Кадыров. Будем надеятся, что и следующие выборы будут действительно выбором кандидатов в депутаты или президенты.


Последний раз редактировалось: Proto (Пт Окт 12, 2012 12:58 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 12, 2012 12:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Proto писал(а):
Ведь не исключено же, что следующим президентом России или мэром Москвы станет Владимир Жириновский или Рамодан Кадыров.


Shocked Сплюнула десять раз через плечо и постучала головой по столу из ДСП. Смеется
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 12, 2012 12:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Proto писал(а):
Прочитаю, подробно ознакомлюсь со статьей. Ешё её не успел прочитать. Изучу и, по возможности, подробно, продуманно отвечу.


Будет интересно выслушать твоё мнение. Кстати, в этой статье рассматривается положение русских не только в Прибалтике, но и в Грузии, Молдавии, на Украине. Было бы интересно услышать и мнение оттуда, так сказать, с мест. О том, как приходится русским в Казахстане, я знаю сама не понаслышке: немало моих родственников уже уехали из Караганды, но некоторые ещё остались там.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Пт Окт 12, 2012 1:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"...постучала головой по столу из ДСП." Оксана! По ДСП... не эффективно! Смеется Закажи на рынке или там у вас в каком-то "Ашане" настоящий, деревянный стол! Из натуральной, сосновой доски, скажем! Пусть пахнет ароматом летнего соснового бора! И... заведи себе... каску! ...ну хоть бы... хоккейную! Поддержка Впрочем, мне она тоже может пригодиться. Когда, хоть и очень редко уже, смотрю по телевизору новости. Или прямые трансляции заседаний латвийского Саэйма! Как же там наши слуги народа, народные представители... боряться то... за власть! Не перестаю восхищаться последним из Великих философов- Фридрихом Ницше! Воля к власти! Ну что же может быть ещё выше?! Даже у бедняков, даже у нищих, даже у бомжей... при делёжке даже содержания мусорника, контейнера с бытовыми отходами! Если серьёзно... в моей СИСТЕМЕ ЦЕННОСТЕЙ выше только ЧЕСТНОСТЬ, ПОРЯДОЧНОСТЬ. Что у мужчин, что у женщин. И если уж ошибся, согрешил, все же мы люди, человеки, со своими слабостями, эгоизмом, корыстью - то хоть бы... ПОКАЯНИЕ.

А про Владимира Вольфовича и не беспокойся! Он же нашёл себя! Ещё при Михаиле Горбачёве. Безсменная оппозиция! Что может быть удобнее?! "Пусть наши солдаты постирают портянки в Индийском океане!" Или! "Не покупайте латвийскую сметану! В неё же писают эти поганые латышки!" Политический актёр! Супер! Луи де Фюнес- отдыхает!

Да и коммунист-капиталист Геннадий Зюганов же не отстаёт! Как ведь здорово играет роль Мальчиша! Буржуины ему наверно уже присылают печенье! Jokingly И- сгущёнку! Смеется Из Литвы! Прямо из курортного города! А что там прятаться! Следующую кинокомедию НТВ "Анатомия оппозиции-3" посмотрим с удовольствием. Отлично!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Пт Окт 12, 2012 2:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Будет интересно выслушать твоё мнение." Уфф! Зарекался уже... говорить на политические темы в мировой Паутинке. Вся прелесть в том... что в бездонном Интернете не редко находишь такие ответы революционеров-теоретиков на такие вопросы ... на которые то у и лучшие умы человечества ещё не ответили. Скажем находил даже и такое: "А вот у них там на Западе, в Литве, в Риге, даже Бронзового Солдата снесли! Предатели, гансы же эти прибалты! А ещё славяне- называются!" Прости их, Господи! Ибо они не знают, что они делают!

Не знаю, как там в Караганде, Оксана! Я там небыл. Стараюсь говорить сам и про то, что знаю. Про Латвию. Про соседей. Литву. Эстонию. Чуток и про соседнюю Беларусь. И стараюсь, давать если и пересказ, то, по возможности, "с первых рук". Совсем не претендуя тогда уже на его исключительную безупречность, предельную объективность. Но люблю стряпать интернет-винигрет. На уровне пошлых копи-постов (перекопировок) от туда, от сюда из всяких подростковых хохмодромов. Как это делают великие реставраторы великих империй, революционеры-теоретики, типа эрзац-эрболов, печально всем известных...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 23, 2012 8:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Звезда», 2012, №10.

Номер начинается несколькими рассказами. Первый из них – Александр Вергелис, «Семейный ужин». Мне этот рассказ показался отвратительным своими героями. Один регулярно общается и выпивает с человеком, которого то презирает, то ненавидит. А второй всю свою жизнь мечтал отомстить отцу, который бросил их давным-давно. И двадцать лет спустя отомстил – унижением.

Второй рассказ – Бориса Полищука «Рояль в доме». Этот рассказ мне понравился своим юмором, местечковым колоритом. Сюжет рассказа заключается в том, что родители мальчика купили рояль, чтобы сын учился на нём играть. А у мальчика в том возрасте были совсем другие интересы. Но однажды он прочитал томик Гоголя и задумался о жизни. И в первую очередь стал думать о том, почему его не любят ни учителя, ни одноклассники. Как ни странно, Гоголь помог ему найти ответ на этот вопрос, хотя и несколько парадоксальным образом. Мальчик решил учиться играть на рояле, чтобы больше нравиться людям – так ему казалось проще найти путь к сердцам людей. Он выучился играть и стал режиссёром. Но эту историю с роялем он не забыл.

Рассказ Геннадия Николаева «Ледяные ежи» не очень понравился. Показалось, что автор смешал две темы – стремление героя окунуться в атмосферу детства своих родителей и его же личная жизнь. Получилось как-то не очень.

Повесть Игоря Адамацкого (1937—2011) «Натюрморт с женщиной» была написана в 1970 году, но опубликована не была. Не знаю, что особо крамольного нашли в ней в 70-е годы, но сейчас она читается абсолютно неинтересно.

Герой повести, журналист Егор, работает в обществе «Знание». Его направляют в командировку в Петрозаводск с инспекционной проверкой – посмотреть, «как страна готовится к юбилею дедушки Ленина». Вместе с ним в командировку направляют Тамару Николаевну, с которой Егора связывают давние вялотекущие любовные отношения, как это следует из дальнейшего текста. Егор с Тамарой летят в Петрозаводск, по дороге знакомятся с неким Павлом Васильевичем, который едет погостить к брату в Апатиты.

Дальше в повести начинаются нестыковки и нелогичности.
По прилёту в Петрозаводск ближе к полудню все трое идут первым делом в ресторан позавтракать. Егор за завтраком выпивает гранёный стакан водки и отправляется спать. А Тамара идёт по конторам за отчётами по юбилею.

К вечеру Егора будит Павел Васильевич опять же с предложением выпить. Егор звонит в соседний номер Тамаре с вопросом: ты уже проснулась? (Когда успела и поработать, и поспать?) Тамара приходит к мужчинам с бумажным пакетом кефира. На следующей странице Егор «сковырнул пробку с бутылки кефира», в которую волшебным образом превратился бумажный пакет, «покрутил бутылку в руках, налил в чистый стакан и сделал несколько глотков». Уже через несколько фраз Егор «допил из бутылки остатки кефира». Быстро, однако, получилось. Или пить сильно захотелось.

После такого ужина Егор с Тамарой пошли гулять по городу, предварительно попрощавшись с Павлом Васильевичем, который в 5 утра должен был ехать дальше. Прогулявшись, уже ближе к ночи вернулись в гостиницу. Егор опять пошёл в ресторан, где снова застал Павла Васильевича. Купил две бутылки вина, пачку печенья, несколько яблок, положил в карман свою рукопись и пошёл в номер к Тамаре. Тамара как раз уже приняла душ, и они начали читать и обсуждать рукопись. К счастью, это мероприятие заняло не всю ночь, осталось время и на любовь.

Под утро Егор вернулся в свой номер, где по-прежнему спал Павел Васильевич, с которым уже давным-давно попрощались.

А утром Тамара улетела назад. В чём состояла её командировка? Полдня походить по организациям? Стоило ли из-за этого лететь? Егор же остался в Петрозаводске, видимо, дорабатывать задачи командировки.

Вот такой внешний сюжет повести. Суть же её в том, что все герои ведут бесконечные и совершенно бесплодные разговоры – о жизни, о творчестве, о взаимоотношениях, о любви… Все эти разговоры выспренные, пафосные, ненатуральные. В общем, как говаривала героиня фильма «Вам и не снилось», «всё ушло в слова».

Наверное, в 70-е годы, когда повесть и была написана, всё это бы читалось и обсуждалось: ах, как неординарно, какие думающие, рефлексирующие герои-интеллигенты. Сейчас всё это выглядит по меньшей мере смешно.

Если кого заинтересовало, прочитать повесть можно здесь:

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1908

120-летию Марины Цветаевой посвящена публикация статьи Елены Айзенштейн «Сон Марины Цветаевой о М.Л.Слониме». Очень узко специальная статья для цветаеведов.

О начале русского государства рассказывает статья Варвары Вовиной-Лебедевой «…Откуду есть пошла русская земля…» Автор статьи подробно анализирует различные древнерусские летописи, в которых идёт речь о призвании варягов на Русь. Что можно сказать? Яснее не стало…

Очень интересная статья Игоря Архипова «Е.К.Брешко-Брешковская: «бабушка» русской смуты». Интересные факты биографии неординарной жизни удивительной женщины – Екатерины Константиновны Брешко-Брешковской.

Небольшие по объёму воспоминания Галины Гампер «Памяти отца» посвящены не столько памяти погибшего на войне отца, сколько рассказу о том, как не ладили мама и бабушка Галины. Видимо, это больше отложилось в душе и памяти ребёнка.

Литературоведческим вопросам посвящена статья Григория Кружкова «Заглохший горох» Пастернака». Подзаголовок статьи «Визуальный аспект метафоры». На самом деле статья не столь страшна, как её название с подзаголовком. Даже интересно, хоть и тема очень узкой направленности.

Статья Сергея Стратановского «Притча о смоковнице» рассматривает библейский эпизод с точки зрения не религии, а истории и философии. Веры тут нет и близко.

С удовольствием я прочитала статью Александра Жолковского «Поэтика за чайным столом». Статья посвящена стихотворению Александра Кушнера «Сахарница», но попутно рассматриваются и стихи Георгия Иванова, Вадима Шефнера, Иосифа Бродского, и других поэтов, которые по каким-либо поводам посвящали поэтические строки предметам обихода.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 11, 2012 5:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Наш современник», 2012, №10.

Рассказ Альберта Лиханова «Свора» - о собаках. А точнее, о людях, которые заводят собак, а потом бросают. И что с этими собаками потом происходит. Как они живут, что едят, где спят, как тоскуют по хозяевам и как погибают. И хоть в рассказе нет явных трагических событий, всё равно наворачиваются слёзы на глаза.
Сам автор говорит о рассказе так: «И хотя он о собаках, озверевших от голода, там моделируется наше общество, которое, как мне кажется, и при самом жестком отчуждении должно инстинктивно пугаться, останавливаться, приходить в себя, когда жертвой может стать невинное дитя».

Повесть костромского писателя Михаила Базанкова «Заповедный круг» поначалу мне не понравилась: было как-то скучновато читать, и не очень нравился слог писателя. Но очень скоро (повесть-то небольшая) я вчиталась и стала понимать смысл произведения, его суть, и почувствовала всё очарование стиля писателя.

Сюжет очень прост: главный герой Григорий, деревенский по происхождению, но живущий в городе, работает в архитектурно-строительной мастерской и занимается проектированием новых поселений в сельской местности. И вот его посылают в командировку в его родную деревню, поскольку рядом там проектируется стройка нового поселения.

Григорий приезжает в деревню, в свою родную избу, где живёт его тётка, вспоминает своё детство, первую любовь, которая по-прежнему ждёт его. Его посещает вдохновение, он пишет картины, общается с людьми, с подругой Анной, и понимает, что здесь его место. За ним из города приезжает женщина, имевшая на него виды, но изменить она ничего не может.

Кульминацией повести стали два эпизода, написанных очень поэтически и несущих скорее не смысловую, а эмоциональную нагрузку: герои идут в лес за грибами, а затем идут в гости к местному гончару, который творит сосуды из глины и даёт попробовать сделать что-то своими руками всем желающим. И этот процесс созидания из глины, древний процесс, видимо, обладает особой магией. Вращение гончарного круга, заповедного круга, означало для героя подтверждение того, что пора возвращаться к своим корням.
Хорошая повесть, мне понравилась. Но в электронном виде повести пока не нашла.

Очень хорошим получился рассказ Леонида Фролова «Веник». Простыми словами, простой речью автор рассказал очень простую историю – о мальчике, которого привезли в детдом из распределителя. Как он привыкал, отъедался и отсыпался, адаптировался. Мальчик не был сиротой – просто его мать лишили родительских прав из-за пьянки. А суть рассказа в том, что мальчик очень любил свою маму, несмотря на её тяжкое и неизлечимое заболевание. И это ведь не единичный случай: дети любят своих родителей, какими бы они не были. Любят так преданно и трогательно, не за что-то, а вопреки, что трезвой голове понятно, что обмануть детские ожидания – это просто преступно.

Миниатюры Валерия Исаева «Березницкие брёхни» - это набор баек на деревенскую тему. Если бы их слушать, то, возможно, было бы смешно. А в напечатанном виде всё очарование пропало.

Несколько рассказов принадлежат перу молодых писателей. Рассказ 26-летнего жителя Кубинки Олега Сочалина «Платок» вполне неплохой, но несколько наивный, нарочитый, что можно объяснить молодостью автора.

А вот рассказ 24-летнего москвича Алексея Касмынина «720 часов» - это вполне серьёзная заявка на литературное будущее. Рассказ написан в жанре фантастики, причём с открытым концом, даже, можно сказать, с открытой серединой. Автор бросает читателя на том самом месте, когда стало очень интересно, что же будет дальше? И что это вообще было? Нападение инопланетян или каких-то других неведомых сил? Где была героиня рассказа 720 часов и что удастся извлечь из её памяти?
Вопросов больше, чем ответов. Есть простор для фантазии как читательской, так и писательской.

Две публикации посвящены поэту Сергею Клычкову. Первая публикация – это «Из воспоминаний» Алексея Сечинского, родного младшего брата поэта. Эта публикация хороша тем, что в ней много подробностей о деревенской жизни и быте Подмосковья начала ХХ века – о деревне, в которой жили Клычковы, о праздниках, о трудовых буднях, о родителях поэта и его друзьях.

Вторая публикация – это статья Инны Ростовцевой «Лирическое, слишком лирическое…» Эта статья уже носит сугубо литературоведческий характер, в ней довольно подробно разобраны некоторые стихотворения поэта.

Замечательная, важная и нужная статья Анатолия Грешневикова «Русский лес отдан на разграбление» посвящена проблемам, связанным с русским лесом и новым лесным кодексом.
Анатолий Николаевич Грешневиков – известный политический деятель, депутат Государственной Думы от партии «Справедливая Россия».
Не со всеми выводами автора я смогла согласиться, но что касается леса – тут он прав на все 100%.

Эту статью обязательно нужно читать. Приведу лишь некоторые цитаты из неё.

«Чтобы окончательно убрать все препоны и барьеры на лёгком пути обогащения за счёт вырубки и продажи леса, нужен был новый лесной кодекс, согласно которому истинным хозяином леса становится арендатор. Правительство разработало такой закон, и благодаря единодушному голосованию депутатов от партии чиновников «Единая Россия» он был принят в Госдуме»

«Развал лесного хозяйства страны начался с закрытия профильного министерства, а затем и Федеральной службы лесного хозяйства, а его ускорение стало набирать высокие разрушительные темпы после ликвидации лесхозов».

«Всякая новая реформа системы управления лесами сводилась к децентрализации. Если во всём мире функции по распоряжению лесным фондом государство ужесточало и сужало, то в России шёл обратный процесс».

«Для наших чиновников пример других стран – не пример. Общеизвестно, что в Канаде леса принадлежат государству, и там оно успешно справляется с функциями охраны, контроля и управления. В Соединённых Штатах половина лесов в государственной собственности, половина - частной. Но доля частных участков понемногу сокращается, так как идёт выкуп и возврат их в лоно государства»

«Уничтожение лесной охраны привело к катастрофе. Огромные площади лесов уничтожаются пожарами и браконьерами. Сегодня особенно заметно уменьшение площадей под хвойными породами. Их рубят нещадно, а восстановление идёт в недостаточных объёмах. В Центральном и Северо-Западном федеральных округах смена ценных пород на сорные и лиственные идёт опасными нарастающими темпами»

«В Китае любая вырубка запрещена под страхом расстрела. А бурно развивающаяся деревопереработка идёт за счёт русского леса».

«Питомцам Мао Цзэдуна и захватывать дальний Восток ни к чему, все природные богатства отдаём сами, притом за бесценок»

«Писатель-эколог Владимир Чивилихин всю жизнь искал ответ на вопрос: зачем отдавать короля лесов – кедр под топор, когда его орехи и масло дают больший доход в казну государства?»

«Кедр – это золото. И когда мы его рубим, мы отказываем собственной стране в безбедном будущем»

«Теперь у любого коммерсанта появилась возможность купить себе десяток гектаров соснового бора или вырубить дубраву под строительство коттеджа с бассейном. Законодательные препятствия умело устранены. Ещё пять лет назад подобный проект стройки с вырубкой лесов первой группы требовал перевода леса в иную категорию. Такими полномочиями обладало лишь правительство Потому даже строить федеральную трассу, дать разрешение вырубить под неё подмосковный лес, который входил в состав лесов первой группы, практически было невозможно. Строителям необходимо было доказать правительственной комиссии необходимость перевода лесов из одной категории в другую. Новый Кодекс подобную процедуру перевода отменил. Более того, он написан с таким коррупционным пристрастием, что чиновникам не составляет труда найти возможность предоставить участок сосняка или берёзовой рощи в собственность «хорошему» коммерсанту либо дорогому родственнику»

«Разработчикам кодекса удалось добиться главного – перевести лес из категории экологической в экономическую. А раз лес теперь является товаром и недвижимостью, то все лесные отношения регулируются земельным законодательством, а имущественные – Гражданским кодексом».

«Самый заметный скандальный след в проведении аукционов оставили подмосковные чиновники… Сделка проходила тайно. Заявления от желающих поучаствовать в торгах принимались Мослесхозом в течение всего нескольких часов. На кону стояли – 69 лесных участков общей площадью 991 гектар, расположенных в основном в Истринском и Одинцовском районах да на престижной Рублёвке. Стартовые цены не превышали… 1 тысячу рублей за сотку, хотя рыночная стоимость сотки составляла до 30 тысяч долларов!
Конечно, желающих купить сотку земли у Истринского водохранилища за тысчёнки нашлось бы много в Москве и за её пределами. Но везунчиками оказались избранные, то есть те, кого пригласили на аукцион. Среди них: главные «защитники» русского леса – олигарх Роман Абрамович, президент Союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин, актриса Юлия Рутберг, депутат Думы Николай Гоголь. Все они заявили обиженному народу, что взяли лес для того, чтобы защитить его от некультурных граждан, склонных к незаконным вырубкам.

Таким образом, самая дорогая в стране земля ушла за копейки. Олигархи заплатили в 1200 раз меньше(!), чем полагалось… Олигарх Абрамович заполучил 397 га «дешёвой» земли. Александру Шохину пришлось довольствоваться малым куском, всего лишь 2 гектарами, но зато он их успел сразу огородить забором»
В общем, прочитала я эту статью и просто ужаснулась.

Году истории посвящена статья историка Юрия Емельянова «Год истории? Этого мало». Статья очень понравилась, поскольку в ней развенчиваются некоторые популярные исторические мифы и описаны механизмы их возникновения. К сожалению, очень многие люди пополняют свои познания по истории из программ телевидения, художественного кинематографа, произведений художественной, мемуарной и некоторой околонаучной литературы, экспонатов музеев и, конечно, из интернета. Все эти источники порой бывают недостоверными, а настоящие исторические труды читают, как правило, только специалисты.

Цитаты: «Картинка воспринимается гораздо эффективнее, чем слово. Другой особенностью зрительного восприятия является его конкретность. Изображение заменяет абстрактные понятия. В своей книге «Ответный удар» Маршалл Маклюэн писал, что кинематограф и телевидение вернули человечество к символам, стоящим за словами языка, и таким образом отбросили его на 3000 лет назад к дословному языку звуковых и зрительных образов».

«Поэтому телевидение – это сильно замутнённое окно в историю. Телепередачи на историческую темы – вряд ли могут служить надёжным источником знаний о прошлом».

«Лживы… телесериалы на темы советской истории («Московская сага», «Штрафбат» и многие другие). Поскольку же эти поделки преобладают на экране, то очевидно, что и этот источник исторических знаний, которому доверяет 7% населения, изрядно замутнён и отчасти отравлен».

«В середине 80-х годов появляются произведения, авторы которых произвольно обращались с историческими фактами, тенденциозно изображали известных деятелей. Для литературы этого рода характерен нашумевший роман А.Рыбакова «Дети Арбата».

Оказывается, известная фраза Сталина «Нет человека – нет проблемы» принадлежит не Сталину, а Рыбакову. Вот как живучи пущенные в народ фразы писателей.

«Фальсифицировать можно не только мемуары, но и экспонаты, собранные в музеях… Когда бывшие работники КГБ пришли в «Музей советской оккупации» в Литве, они с удивлением обнаружили там невиданные прежде средневековые палицы, которые якобы использовались при ведении допросов».

Даже в якобы научных трудах «число ошибок стало умножаться по мере того, как книги, выдаваемые за научные исследования, стали писать люди, не имеющие исторического образования и никогда прежде не занимавшиеся историей. К сожалению, многие замечательные специалисты в других областях науки и техники решили, что им по плечу писать исследования о прошлом, так как, по их мнению, история не требует специальных и глубоких познаний».

В этой цитате речь идёт о математике Фоменко, писателях Вадиме Кожинове и Викторе Резуне, политическом деятеле Никите Сергеевиче Хрущёве, режиссёре Марке Розовском.

«Склонность воспринимать историю как легковесную забаву или светскую игру заставляет некоторых «любителей истории» прочно придерживаться ложных версий. Поверив телепередачам, книгам или статьям, в которых вопиющим образом искажена историческая правда, зритель или читатель с трудом отрекаются от увиденного или прочитанного, даже если ему представлены убедительные опровержения».

Востоковед Алексей Васильев написал статью «Ислам на историческом перекрёстке». В статье затронуты вопросы возникновения и сущности ислама, освещено современное положение исламских стран.

Несколько цитат:

«Несмотря на явный неуспех экономического, технического, материального развития, ислам переживает в наши дни период мощной экспансии и расширяет сферу своего воздействия от Южной Африки до берегов Волги, Рейна и Темзы, от западной оконечности Африки до Филиппин и от восточного до западного побережья Соединённых Штатов. По численности своих приверженцев ислам – наиболее быстро растущая религия наших дней».

«Если бы ислам в действительности представлял собой ту карикатуру, которую на него рисуют его враги, то как можно объяснить, почему он стал самой быстро растущей религией в наши дни?»

«Многие века мусульманский мир жил несокрушимо убеждённый в своём полном, несомненном и абсолютном превосходстве над «неверной» Европой… Христианство представлялось мусульманам цивилизацией заблудших людей, в лучшем случае достойных сожаления или опеки».

Три следующие публикации номера посвящены 80-летию Василия Белова. Это: статья Капитолины Кокшенёвой «Выстоявший», «Не зря живём…» - переписка Василия Белова и Станислава Куняева, «Гармония для меня – это Бог…» - переписка Василия Белова с Вадимом Кожиновым.

Статья Капитолины Кокшенёвой, помимо того, что в ней приведён интересный материал о творчестве Белова, сама написана замечательным поэтичным языком. В этой статье мне понравилось, как автор просто и логично связывает близость к земле с близостью к Богу.

«Связь человека с землёй – это и его отношения с Богом, в которых земля есть нравственный спутник человека… Город больше, чем деревня, привязывает человека к земному и суетному; в городе труднее любить Бога; городу как раз от человека и нужно, чтобы он «человека в себе преодолел», - тогда уж совсем его ничего не будет ограничивать по пути уподобления зверю… Понять себя сами, люди города, уже не могут – поскольку нет у них «центра тяжести», иссякла вера, нет богообщения, атрофировано мышление символическое и чувство этическое…»

Переписка Василия Белова со Станиславом Куняевым и Вадимом Кожиновым тоже очень интересна, поскольку посвящена не личным проблемам, а вопросам литературы. В письме Вадима Кожинова, кроме того, даётся интересная версия происхождения имени «Кощей».

Василий Белов в 1981 году написал сказку-пьесу "Бессмертный Кощей". Комментируя эту пьесу, Вадим Кожинов написал ему в письме: "Образ Кощея… ведь это русский вариант вечного жида... Он затесался, прижился на Руси, но он не русского корня. Кстати, ведь само имя от пакость, от глагола (ещё сохранившегося в диалектах - псковских, например): кастить (костить) - "гадить, грязнить, испражняться, пакостить".

Очень понравилась статья Владимира Бондаренко «Но Соломонов сын…», в которой речь идёт о человеке, застрелившем на дуэли М.Ю.Лермонтова – Николае Соломоновиче Мартынове.

Как ни странно, о дуэли Лермонтова известно очень мало достоверных подробностей, неизвестны даже имена секундантов дуэлянтов. Но, по замечанию автора, в последнее время в российской прессе утвердилось мнение, что Мартынов не был виноват в дуэли, Лермонтов, мол, сам напросился. Владимир Бондаренко, подробно воссоздавая преддуэльные отношения Лермонтова и Мартынова, опровергает эту точку зрения.

Цитаты: «Прочтение Мартыновым «Героя нашего времени» не доставило ему много радости. И дело не в том, что он якобы оскорбился за свою сестру, выведенную под именем княжны Мери. Сестра-то как раз радовалась, когда её связывали с героиней лермонтовского романа. Мартынов увидел себя в образе Грушницкого и… убитым на дуэли. Мартынов решил всё переиначить в жизни. Не дать поэту дожить до всемирной славы».

«Самое оскорбительное в наше время, накануне 200-летия гибели русского гения – воспевание убийцы. Откройте всероссийский сайт «Великие русские имена», вы найдёте среди великих русских имён - … Николая Соломоновича Мартынова.
И чем же он прославился? На всех академических официальных сайтах сегодня написано: «офицер, имевший несчастие убить на дуэли Лермонтова».


Ну, положим, насчёт кануна 200-летия гибели Лермонтова – это преувеличение: ещё до 200-летия его рождения надо дожить. Насчёт сайта – тоже небольшая неувязка. Сайта «Великие русские имена» нет, а вот на сайте «Великие люди России» действительно написано так, как говорит автор статьи.

Книга Александра Казинцева «Поезд убирается в тупик» начала публиковаться в июле 2010 года. Она посвящена нашей современной жизни, нашим проблемам. Это своего рода хроника нашей жизни, создаваемая автором по горячим следам актуальных событий.

Начинается она с недавних взрывов в московском метро и исследования проблем диаспор в Москве и в России. Данные, приведённые в статье, просто ужасают, хотя все описанные моменты мы можем наблюдать чуть ли не ежедневно. Статья изобилует примерами из многих округов Москвы, поэтому практически каждый москвич может узнать знакомые места и события.

Вот наиболее зацепившие цитаты из статьи: «Когда в страну миллионами завозили мигрантов, организаторы акции уверяли: приезжие не конкуренты этим ребятам. Они готовы вкалывать за такие деньги и на такой работе, за которую не возьмётся даже самый бедный русак. И вот, когда количество мигрантов достигло критической массы, и не только обыватели, но и власти стали не без опаски поглядывать на них, нам говорят: хотите, чтобы они вели себя мирно – повысьте их статус, не всё же им работать дворниками и строителями».

«Всё больше мигрантов идёт работать в милицию, конвойную службу. Хорошо информированная газета «Завтра» считает, что начавшаяся реформа МВД «будет осуществляться в основном по этническому признаку для ускоренного замещения личного состава министерства представителями «национальных меньшинств» («Завтра», №28, 2010)… Юрфаки университетов с начала 90-х комплектуются в основном выходцами с Кавказа».

«Несколько лет назад федеральные власти приняли закон, запрещающий иностранцам торговать на рынке. Какой шум поднялся в прессе и на ТВ! Кавказские негоцианты и столичные эксперты с пеной у рта доказывали: русские торговать не способны! Они ленивы, вороваты и чуть не поголовно пьяницы. Перенести хотя бы десятую часть звучавших обвинений на другой народ – мгновенно возбудили бы дело по 282-й статье. А тут не только никого не осудили, но и закон «замылили».

«Количество мигрантов стремительно увеличивается. При сохранении нынешних тенденций демографы прогнозируют, что к середине века столицу «заселят чеченцы и ингуши. Их с учётом официальной статистики рождаемости и притока в столицу может стать не менее 44% от всех жителей города. Дагестанцы, азербайджанцы, таджики, казахи и грузины доведут численность мигрантов с Кавказа, Закавказья и из Азии до 60-80%» («Комсомольская правда», 20.01.2003).

Немалое место в статье занимает анализ современного положения России. «По итогам восьми месяцев 2010 года отечественные эксперты заговорили о стагфляции. Это стагнация, помноженная на инфляцию. Почти не поддающаяся лечению хворь. Но… Путин доволен тем, как она [страна] живёт. Удовлетворён и собственной работой, и деятельностью преемника. Сразу по возвращении из Забайкалья, в начале сентября, премьер встретился с западными корреспондентами из клуба «Валдай». Отвечая на вопрос о тандеме, он разъяснил: «Каждый из нас занимается своим делом, и, на мой взгляд, делаем это эффективно» («Коммерсантъ», 07.09.2010).

«При Путине ведомственная аббревиатура МЧС превратилась в самое употребляемое слово русского языка». «Путин стремится оставить всё как есть. Законсервировать страну. Даже модернизацию его партия умудрилась переиначить в «консервативную» (консервативная модернизация – словосочетание столь же нелепое, как суверенная демократия!)».

Очень неблагоприятный прогноз для России даёт Казинцев на ближайшее будущее. Он считает, что в ближайшие 10 лет нас ожидает ряд проблем, каждая из которых грозит масштабным кризисом, поскольку наши власти не в состоянии контролировать ситуацию. В нашей стране изношена инфраструктура. Из-за изменений климата количество техногенных катастроф будет только увеличиваться. Очень остро стоит проблема бедности, особенно в связи с постоянным удорожанием ЖКХ. Оказывается, наша страна вошла в десятку самых недоедающих стран мира. А уж как правильно автор написал о том, как дорого обойдётся нам Олимпиада в Сочи (зимняя Олимпиада в субтропиках – я думала, что только я настолько глупа, что вижу в этом абсурд), постройка Наукограда в Сколково!

И совершенно чётко Казинцев определяет нынешнюю реформу образования как масштабную диверсию против русской молодёжи.
Тема выборов – парламентских и президентских – получила в статье своё освещение. Все мы видели, как это происходило, а Казинцев привёл ещё и множество документальных доказательств фальсификации выборов.

Заканчивается книга, как и начинается, трагедией – пожаром в башне «Федерация». «Незадолго перед тем страна в очередной раз проголосовала за Путина – «гаранта стабильности».

Очень интересная, актуальная, горькая и разносторонняя книга. Цитировать можно очень много, но лучше найти книгу и прочитать.


Последний раз редактировалось: Оксана (Вт Янв 21, 2014 9:16 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 22, 2012 10:18 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», 2012, №11.

В номере опубликованы несколько небольших рассказов Владимира Крупина под общим названием «Другой мир». Рассказы очень хорошие, немного смешные, немного грустные.

Рассказ «Новорусская премия» - о том, как героя-автора некая фирма обманула с премией и унизила. Читать это было очень неприятно.

Рассказ «Застойные времена» - о поездке героя в Вятку и встрече с друзьями-коллегами, которая сопровождалась обильными возлияниями. Но написано с таким мягким юмором и самоиронией, что воспринимается без раздражения.

Совершенно очарователен рассказ «Японский лифтёр» - о том, как гостей принимают в Японии.

Совсем небольшой рассказик «Объявление на столбах» - о том, что детям плохо, когда ссорятся и расходятся их родители, что дети готовы на многое, чтобы сохранить в семье и маму, и папу.

Над рассказом «Муська» я даже всплакнула. Очень жалко было умную и преданную кошку, к которой хозяева относились как к неодушевлённой вещи.

Очередная серия «Записок из ЖЖ» Алеси Казанцевой «Жизнь и удивительные приключения Алеси Петровны, рассказанные ею самой» (начало было в №№3-4).
Прочитала с удовольствием. Небольшие заметки, вроде друг с другом сюжетно не связанные, именно как странички дневника. Иногда это записи подслушанных (или не подслушанных) разговоров разных людей. Мягкий юмор, очень точные наблюдения. Иногда я просто хохотала в голос. Здесь, например:

«Пришла утром любимая эсэмэска: «Мам, украли телефон, дома объясню, неприятности. Положи на этот номер 5000 срочно». Я всегда отвечаю на такие sms, всегда. Что-то типа: «Да пошёл ты, ты мне больше не сын».

И здесь тоже:
«И потом, когда вы расстались, ты ещё долго вспоминаешь, как он просыпался с детским лицом. С таким, с которым мама его поднимала в садик. Нежным и чуть обиженным. И ты не вспоминаешь, что с этим трогательным выражением он просыпался в три часа дня, потому что эта ленивая скотина спала бесконечно, как тюлень»

Особенно понравились рассказики о посещении восхождении на Останкинскую телебашню и о том, как санитарка роддома купила машину.

Немного испортили впечатление два момента: во-первых, старый анекдот, выданный за своё наблюдение (о том, как актёры нагримуются и ходят, как г…), а во-вторых, повторы некоторых глав – это уже было в предыдущей публикации.

Начало можно почитать здесь:
http://www.moskvam.ru/zhurnal/publication/?id=721

В 10-11-м номерах «Москвы» опубликован роман молодого московского писателя Алексея Дьяченко «Отличник».

Немного об авторе. Алексей Иванович Дьяченко родился в 1963 году в Москве. Окончил Московский электромеханический техникум. Печатался в журналах «Сибирские огни», «Москва». Автор двух книг прозы.

Главный герой романа – студент ГИТИСа провинциал Дмитрий. Повествование идёт от его имени. Но об учёбе в романе не так много. В основном о друзьях и подругах Дмитрия – личностях творческих, странных и неординарных – и о его романах с девушками и женщинами. Женские персонажи романа большой симпатии не вызывают. Одна из них спит со всеми подряд, вторая изменяет своему почти жениху с его другом, третья занимается попрошайничеством в метро, четвёртая спит с собственным сыном… Не лучше и мужская половина персонажей. Здесь, правда, пальму первенства прочно удерживает Леонид – друг Дмитрия. Этот Леонид – просто сатана во плоти. На его совести хамство и высокомерие, беспорядочные половые связи, кровосмешение, убийство. Остаётся непонятным, почему же Дмитрий продолжает дружить с таким человеком. Либо сам не очень разборчив, либо не хотел терять выгодное московское знакомство.

Закончив ГИТИС и женившись, Дмитрий уезжает к себе на родину, поскольку в Москве достойной работы по специальности ему предложить не смогли. Через несколько лет возвращается в Москву и находит всех своих друзей-сокурсников в плачевном положении. Получается, что самым лучшим остался он сам, значит, он и есть отличник.

Не хотелось бы раскрывать всех сюжетных подробностей романа, может, кто сам захочет прочитать. Я лично после прочтения ощущала себя так, будто нечаянно съела гадость и вывалялась в грязи, причём одновременно. В общем, о том, чтобы лирой пробуждать чувства добрые, здесь речь не идёт. Хотя сам автор понимает, что «настоящее искусство, должно примирять. Примирять человека и с самим собой и с окружающими его людьми, пробуждать все самое лучшее, а не самое лучшее усыплять».

Это что касается содержания. Теперь немного о стилистике написания и о языке. Язык в принципе неплохой. Читается очень легко и, несмотря на содержание, никакой неприличной лексики в романе нет. Но довольно часто хотелось воскликнуть: «Не верю!»

Примеры: первоклассник, сын одной из главных героинь, выражается так: «Если нет основания называть по имени и отчеству тех, кто завтра станет великим ученым, знаменитым писателем или прославленным полководцем, то не находите ли вы, что тем менее оснований у нас величать по имени и отчеству человека, жизнь которого не удалась, человека, который за свои пятьдесят лет выше учителишки начальных классов не прыгнул?» (это он так своему учителю говорит)

Вот кусочек о врачах: «Знаешь, Бландина ведь мертвой родилась. Мать ее под наркозом запела песню: «Парней так много холостых на улицах Саратова». Достали из чрева певуньи Бландину, врач с сожалением сказал: «Как жаль, такой большой ребенок», и со всей дури, со злостью швырнул ее, как мяч гандбольный, в корыто для отбросов. От удара она ожила, запищала». (Обычное русское имя – Бландина – придумал для своей героини автор. Других героинь зовут Фелицата и Саломея)

Ещё такой момент. Герой, живя в Москве и находясь в разных её районах, постоянно случайно встречает на улицах и в метро своих знакомых и друзей. Это больше чем натяжка. В большом городе и соседа-то по лестничной клетке не каждый день встретишь, не говоря уже о случайных встречах на улицах.

Таких несообразностей и натяжек в романе немало.

Прочитать роман можно здесь:
http://www.chitalnya.ru/work/373041/

Я читала роман в журнальном варианте, который значительно укорочен, но мне и этого хватило. Глянув в электронный вариант, я увидела, что там побольше про учёбу. Даже не знаю, выиграл роман от такого сокращения или проиграл.

Две публикации номера посвящены 400-летию освобождения Москвы от польских интервентов.

Статья Андрея Воронцова «Преодоление смуты» коротко, но очень ясно и чётко описывает события 1612-1614 годов. Особый акцент в статье Воронцова сделан на российско-польских отношениях с тех самых времён. Мне лично показалось, что не стоило бы так вспоминать всё, что омрачало взаимоотношения двух государств – начиная с 17-го века и кончая веком 21-м.

Интересный факт, приведённый в статье Воронцова: если бы на Земском соборе 1613 года выбрали бы русским царём Дмитрия Пожарского, что было вполне реально, то продолжила бы царствовать династия Рюриковичей.

Статья Алексея Шорохова «1612 год и «крестовые походы» на Русь» рассматривает тот же период и те же события, но немного с другой точки зрения: с точки зрения противостояния католичества и православия.

Очень интересно было читать отрывок из книги Сергея Доли «Обгоняя солнце» - «Ледяная верхушка Земли», в котором автор рассказывает о своём путешествии на ледоколе к Северному полюсу.

Аждар Куртов написал статью «Исторические истоки «пятидневной войны». В статье освещена деятельность политиков Грузии по развалу СССР, начиная ещё с 80-х годов ХХ века.

Довольно интересная статья «Для низкой жизни были числа...» получилась у Сергея Казначеева. В статье описано, как преподавателей Литературного института имени Горького послали в Екатеринбург на курсы повышения квалификации. Часть статьи посвящена впечатлению автора от города Екатеринбурга, его достопримечательностей. А вторая половина рассказывает уже непосредственно о курсах повышения квалификации. Обе части статьи интересны, и каждую из них можно было бы развернуть в самостоятельную статью.

Вот, к примеру, как пишет автор о том, как у нас в последнее время идёт развитие народного образования:

«Пришлось снова обратиться к опыту закордонных мудрецов. И тут взгляд наших реформаторов упал на изыскания представителей позитивизма и прагматизма. Идеи предельной рационализации жизни и изгнания из нее религиозных, духовных и эстетических компонентов упали на благодатную почву новых российских чиновников, которые обнаружили, что проще и безопаснее судить о происходящем в стране и мире с помощью цифровых технологий. Количественные характеристики любого процесса,… были взяты в качестве средства организации и учета любых сфер жизни. Каждый элемент жизни подлежит исчислению. Формализация жизни людей нужна и полезна. Деньги, вернее, их количество решают все и всегда. А совесть, честность, душа, доброе слово? Для прагматиков это все — назойливая мелочь, ибо такие понятия нельзя измерить. Вздор! Для Дьюи, положим, было нельзя, а для Розанова, Бердяева, Булгакова, Флоренского, Ильина, Лосева именно эти категории и имели истинный смысл. Неужели их философия менее научна, чем бездушная цифирь? Но свидетельствовал же Николай Гумилев, что «для низкой жизни были числа...». Для высокой необходимо Слово. И как же горько наблюдать, как сегодня цифра безжалостно теснит Слово!
Наиболее выигрышными и справедливыми нехитрые постулаты прагматиков показались братьям Фурсенко, один из которых внедрял схожие методики в футболе (здесь прискорбные результаты, как легко убедиться по нашей сборной и клубным командам, налицо), другой — в образовании, о печальном состоянии которого не говорил только ленивый. Заемная идеологическая схема, внедренная на русской почве, в очередной раз показала свою бесплодность и даже вредоносность».


http://www.moskvam.ru/zhurnal/publication/?id=728

С интересом я прочитала статью Анатолия Налётова «Смерть после смерти». В этой статье летописец Донского монастыря Анатолий Григорьевич Налётов со скорбью пишет о том, как утрачиваются могилы, имеющие историческое значение, на кладбище Донского монастыря.

Очень мне понравилась статья Дениса Мальцева «Русские дни» на Лемносе». Эта статья открывает перед нами ещё одну почти забытую страницу истории русского Белого движения. В 20-х годах ХХ века часть русского флота ушла от советской власти на остров Лемнос. Ушли не только моряки, но и члены их семей. Как им пришлось выживать на чужбине – об этом рассказывает статья.

Марина Волкова в статье «Соцсети: скрытая угроза» предупреждает читателей, особенно юных, о тех опасностях, которые могут подстерегать тех, кто слишком активно пользуется социальными сетями и выкладывает туда слишком много информации о себе. Есть о чём задуматься.

Продолжает тему плюсов и минусов интернета Валерий Осинский со статьёй «Сетература». Автор рассказывает о том, где и каким образом в сети можно прочитать или опубликовать литературное произведение. Статья очень полезная для начинающих пользователей и тех, кто интересуется литературой, в основном, самиздатовской.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 08, 2012 7:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Звезда», 2012, №11.

«Записки ветреной женщины» (рассказ) Марины Ефимовой (Рачко) я прочитала с интересом, но потом задумалась. О чём рассказ-то? О любви, несомненно. Но любовь героев (не друг к другу) как-то не очень сочетается с их семейной жизнью.

Дело в том, что герои – Маша и Котя – женаты, растят дочь. Но вот случилось так, что Котя изменил Маше, и она в отместку тоже начинает ему изменять с кем попало. Дочь при этом падает на руки, естественно, к бабушке.

Нет, было бы понятно, если бы героиню настигло чувство любви. Но ведь этого нет… Получается, просто распущенность.

В конце рассказа герои прощают друг друга и воссоединяются в семье. Дай Бог, чтобы они больше никогда не вспомнили друг другу этот период «свободных отношений». И чтобы этот период не аукнулся им посещение врачей.

Рассказ Павла Новацкого «Заявление» написан от лица не совсем нормального человека. А, может, и совсем ненормального – из тех, что выбегают голыми на стадионы, выскакивают перед барышнями в тёмных аллеях с распахнутыми плащами. За хулиганскую выходку его забрали в полицию (дело происходит в Англии), и полицейский составляет протокол, совершенно не интересуясь мотивами поступка эксгибициониста. А его это обижает. Он же точно знает мотивы своего поступка. Он не сумасшедший. Может быть, даже нормальнее того полицейского, что оформлял на него протокол.

«Миниатюры» Татьяны Авериной мне совсем не понравились. Остаётся только пожалеть человека, который видит мир таким (может, это продолжение темы сумасшествия?):

«Птицы больше не подходят к кустам: их глаза заклеены липкой лентой, а в клювы напихана вата.
Недавно в деревне украли ирисы и зачем-то принесли сюда, покрасив жёлтым концы лепестков и вырезав на стеблях собак.
Голос всё-таки пропадает, и на связках постепенно появляется пыль, а потом выступают вино и дёготь»


Чем дальше, тем хуже. Это я о рассказе Александра Петрякова «Высокие показатели». Совершенно отвратительная антиутопия о будущем, об обществе, которое регулирует численность общества «естественным отбором»: трёхлетних детей вывозят на пустырь, на котором разбросаны металлические игрушки. Часть из них под напряжением. Каким же больным воображением надо обладать, чтобы придумать такое? Или близость конца света так влияет на умы?

В 10-11 номерах журнала опубликован роман Яссе Андронникова «Алёшка».Немного об авторе. Яссе Иванович Андроников родился в 1893 г. в Тифлисе в княжеской грузинской семье. В 1918 г. его жена с сыном, спасаясь от большевистского террора, уезжают во Францию, навсегда покинув Россию и никогда больше не встретившись с мужем и отцом.

В 1919 г. Яссе Андроников участвует в Белом движении на юге России, получает ранение и оказывается в Грузии. В 1921 г. сражается против Красной армии, напавшей на независимую с 1918 г. Грузию.
После победы большевиков Яссе Андроников решает остаться на родине и сразу же подвергается аресту. В конце 1921 г. его освобождают.

Яссе Андроников переселяется в Москву, работая там учителем танцев, драматургом, режиссёром. В 1932 г. с гастролями он решается на поездку в Грузию, окончившуюся новым арестом и высылкой в Ташкент, откуда путь неизбежно ведет его на Соловки — в 1936 г. Там 27 октября 1937 г. Яссе Андроников расстрелян.

После смерти сына Яссе Константина в 1997 г. среди бумаг был обнаружен и роман «Алешка», Точная дата создания романа неизвестна, но есть основания думать, что он написан между 1926 и 1932 гг.

Роман начинается смертью Алешки, персонажа, вбирающего в себя черты и жены, и сестры, и сына Яссе Андроникова. Сама личность автора романа угадывается в образе Димы, который связывает в начале истории всех ее героев.

Такая сложная судьба, как автора, так и его романа.

Учитывая, в какое время был написан роман, становятся понятными некоторые его стилистические особенности.

Действие романа происходит в начале 20-х годов. Главный герой романа – Дима Леженцев – совсем молодой человек, живущий с отцом и сестрой. Проживают они в остатках своей большой квартиры, с подселением в лице сотрудника ОГПУ Воронова. Но кое-какие приметы старой жизни им удалось сохранить, например, няню и прочую прислугу.

Пока отец семейства – крупный советский чиновник Алексей Дмитриевич Леженцев – занят службой и своей личной жизнью, с его детьми происходит беда: Дима проигрывает в карты крупную сумму, а Елена (Алёшка) умирает, сделав подпольный аборт.

Параллельно развивается и вторая сюжетная линия – детективная, про то, как в советской промышленности действует хорошо законспирированная вредительская антисоветская организация, осуществляющая теракты и ставящая различные препоны Советской власти.

Обе сюжетные линии в некоторых местах весьма наивны на сегодняшний взгляд.

Очень наивно и ненатурально описаны беспризорники, рыдающие над чужим любовным письмом. Подробно, наивно и ненатурально описаны чувства Леженцева-старшего по отношению к советскому строю, к собственным детям, к своей любовнице – даме совсем нетяжёлого поведения. Даже описание зарождающейся любви сотрудника ОГПУ Воронова к Елене Леженцевой выглядит как-то подростково-неуклюже.

Главный герой романа – Дима Леженцев – выписан автором явно с любовью. Этот юноша никак не вписывается в советскую действительность, хотя искренне пытается. Но уж больно он нежен. Узнав о смерти любимой сестры, он заболевает воспалением мозга. Позже, выздоровев, он с подачи соседа по квартире чекиста Воронова (а проще говоря, завербованным) отправляется на стройку в Туапсе в качестве инженера. И там, подслушав неприятные слова о себе, он так расстраивается, что у него опять воспаляется мозг и он умирает. Причём, хоронят его почему-то не на кладбище, а на горе, на пути к морю.

Отрицательные герои романа, то есть «вредители» и шпионы, получились даже более достоверными, чем положительные. По крайней мере, они лишены наивности и сентиментальности.
И уж совсем ненатурально благополучным выглядит конец романа с отмытым, сытым и усыновлённым беспризорником, женившимся на любовнице Леженцевым-старшим, со швеёй-частницей, которая бросает частный пошив и идёт трудиться на фабрику…

Мне лично совершенно непонятно, зачем автор взялся писать такой просоветский роман. Именно поэтому я столь подробно остановилась на его биографии.

Что двигало рукой писателя? Желание показать свою лояльность власти? Возможно. Искренняя вера во вредителей? Сомнительно. Попытка убедить кого-либо (себя?) в справедливости советской власти? Не исключено.

Наверное, был Яссе Иванович честным и ранимым человеком старого образца, как его герой Дима, наверное хотел он верить в мужественных, честных и борющихся с вредителями чекистов, в счастье для всех беспризорников.

И всё же, видимо, недаром роман остался в своё время неопубликованным. На мой взгляд, он откровенно слаб.

Первую половину романа можно прочитать здесь:
http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1907
Вторая половина пока для чтения недоступна. Наверное, будет позже.

Олег Амгин – представитель якутской литературы. Его рассказы написаны на материале якутского народного эпоса и мифов. Читать их очень сложно из-за обилия непереводимых слов, а каждый раз заглядывать в конец материала, где расположились сноски с объяснениями – неудобно. Почему бы не делать объяснения сразу по ходу текста? Было бы гораздо удобнее.

Очень интересны несколько публикаций на исторические темы.
Ольга Рубинчик в своей публикации «Надпись чернильным карандашом» написала о двух интересных людях – отце и сыне Семёновых – Ярополке Александровиче и Ярополке Ярополковиче.

Семёнов-старший – писатель и поэт, участник войны, после войны был репрессирован и расстрелян.

Семёнов-младший тоже не избежал сталинских лагерей.

В очерке приведён текст длинного стихотворения Я.А. Семёнова и его же отрывок из повести, где он показывает войну так, как видит, то есть без героических комиссаров, без криков «За Родину, за Сталина!». За эти свои произведения, которые так и не были опубликованы, он и был расстрелян после войны.

Его сын, попав в лагеря, пишет, что «люди, которые были в немецких лагерях, говорили мне, что там было легче, чем в наших». «Солженицыну пришлось побывать в более «мягких» местах. У Шаламова, конечно, написано крепче. Шаламовские рассказы ближе к той реальности, которую я знаю».

Тему сталинских лагерей продолжает и Наталья Габаева с воспоминаниями о своём дедушке, военном историке Георгии Соломоновиче Габаеве «Из записок»

Историк архитектуры Дмитрий Хмельницкий написал статью «Архитектура госбезопасности». На первый взгляд – два несвязанных между собой понятия – архитектура и госбезопасность. Но Дмитрий Хмельницкий очень убедительно доказывает, что это не так. Оказывается, органы госбезопасности играли большую роль в истории советской архитектуры. И здесь имеется в виду не строительство лагерей, а именно архитектура. Ведь суровые и неприхотливые чекисты, оказывается, были такими только в советских фильмах. А на деле они очень любили роскошь, и очень не любили, когда подробности их жизни становились известны простому народу. Поэтому строили для себя закрытые и засекреченные дома, дворцы, дачи и прочие жилые комплексы.

Но не обойдена и тема сталинских лагерей. Хмельницкий пишет о том, что «сеть лагерей с общим населением в миллионы человек была целенаправленно запроектирована в тридцатые годы для всего СССР и постепенно развивалась до середины пятидесятых». Таким образом осваивались малообжитые территории и строились объекты промышленности. То есть, добывалась бесплатная рабочая сила. По-моему, это ужасно и отвратительно: людей не просто обвиняли в том, чего они не совершали, но был план по количеству людей, которых надо было отправить в лагеря. «По сей день население республики Коми в большинстве состоит из бывших заключённых и их потомков».

Немало интересных и малоизвестных фактов приводит Дмитрий Хмельницкий в своей статье, и в итоге сталинский режим предстаёт перед нами в ещё более уродливом свете, чем мы о нём думали.

Эссе Ксении Кривошеиной «Заворожённость жизнью» затрагивает проблемы старости, болезней и ухода наших близких. Очень тяжело пережить уход родных из жизни, а уж когда этот уход растягивается на годы… Дай Бог каждому из нас терпения.

Воспоминания Александра Жолковского «Быть знаменитым» посвящены Василию Павловичу Аксёнову. Мне не очень понравились эти заметки. Может, потому, что я не являюсь поклонницей творчества Аксёнова.

Небольшой очерк Бориса Рогинского «И долгий путь с фонариком в конце…» о безвременно ушедшем поэте Илье Асаеве вообще разочаровал. Приведённые отрывки стихов Асаева мне понравились, и захотелось узнать о поэте побольше. Но из очерка ничего, кроме общих хвалебных фраз о творчестве, ничего нет…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 15, 2012 8:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Наш современник», 2012, №11.

Повесть Михаила Попова «Перфоманс».

Немного об авторе (чтобы отличить его от других многочисленных Поповых): Михаил Константинович Попов родился в 1947 году на русском Севере. Член Союза писателей России, живёт в Архангельске.

Первое впечатление от повести – как будто её писала женщина. Очень тонко, психологично и по-женски написано.

Тема повести – ностальгия по родине, по детству, по корням своим.
Сюжет таков: героиня Ульяна, родившись в деревне Архангельской области, в семье староверов, идёт против воли матери и уезжает из деревни, чтобы учиться на художницу. Выучилась, получился из неё неплохой художник, но вот с личной жизнью не очень сложилось. Первый ребёнок родился у неё без законного мужа, за что суровая мать выгнала дочку из дома. Потом Ульяна родила ещё одного ребёнка, вышла замуж за шведа и уехала в Швецию. Вроде всё было хорошо, если не считать тоски по родине, но подросшая дочь в силу сложностей переходного возраста умудрилась развести Ульяну (Улу, как её называли в Швеции) с мужем. Пожив ещё немного в Скандинавии, Ульяна возвращается в родную деревню.
И вот тут для меня началось самое интересное. Ульяна решает возродить свою деревню. Но начинает как-то совсем не по-русски. Она задумывает в деревне организовать своеобразный дом творчества для художников, чтобы они приезжали туда на пленэр и платили за проживание. Чтобы показать возможным инвесторам проекта привлекательность своей деревни, она устраивает там так называемый перфоманс: ставит на горке декоративную раму, чтобы рассветное солнце смотрелось как на картине, возводит у речки дорические колонны… По-моему, это абсолютная глупость. Русская природа хороша и без рамок, и без античных колонн. И не деньгами за аренду надо деревню возрождать. Короче, провалилась эта идея.

«Не инсталляции да перфомансы могут по-настоящему украсить живописные луга, а живые коровушки». Странно, что родившаяся в деревне женщина так не сразу это поняла.

Послескандинавская жизнь Ульяны в деревне поначалу показывает, как стала она далека от земли. Пожила в деревне – поехала на заработки в Швецию, поехала на отдых во Францию, поехала на встречу с сыном в Израиль, ну и так далее. Я думаю, деревенские жители рассмеются, услышав такое. Не оставишь деревенское хозяйство на месяц-два-три без присмотра, если оно есть, конечно.

Постепенно Ульяна понимает это, а тут ещё случается беда с её сыном, и, как это часто бывает в сложных жизненных ситуациях, обращается она к Богу. И тут уже начинает правильно – с возрождения церкви в своей деревне. И сын её, заработав денег службой в Иностранном легионе, приезжает в деревню, которую никогда не видел. Он привозит экзотических животных для зоопарка.

А вот конец повести неожиданен и оставляет простор для раздумий. Скорее всего, для грустных, но, может, кто-то поймёт по-другому.

В повести множество отсылок к произведениям литературы и живописи, как русским, так и зарубежным. Эти отсылки не являются вставными кусками, а играют свою довольно важную роль в сюжете.

Так вот, мне показалось, что главную мысль повести выражает моё любимое стихотворение Северянина, которое цитирует Ульяна:

И будет вскоре весенний день,
И мы поедем домой, в Россию...
Ты шляпу шелковую надень:
Ты в ней особенно красива...

И будет праздник... большой, большой,
Каких и не было, пожалуй,
С тех пор, как создан весь шар земной,
Такой смешной и обветшалый...

И ты прошепчешь: "Мы не во сне?.."
Тебя со смехом ущипну я
И зарыдаю, молясь весне
И землю русскую целуя!


В электронном виде, к сожалению, повести пока не нашла.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Вс Дек 16, 2012 10:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Потом Ульяна родила ещё одного ребёнка, вышла замуж за шведа и уехала в Швецию. Вроде всё было хорошо, если не считать тоски по родине, но подросшая дочь в силу сложностей переходного возраста умудрилась развести Ульяну (Улу, как её называли в Швеции) с мужем. Пожив ещё немного в Скандинавии, Ульяна возвращается в родную деревню.
Можно ли жизнь измерить в у.е. ? Наверно, нельзя. Тем не менее, ну как без них проклятых, без денег... Вот был в гостях. И узнал, что знакомая, молодая женщина уехала. Работать в Норвегию. Работает в торговле. Получает в час 10 латов. Это примерно 570 рублей. Получила социальное пособие на ребёнка 34 тысячи латов. Умножим на 57. Получим в рублях. Да это же больше, чем стоимость её квартиры в Латвии! Вот так живут эти самые скандинавы. В условиях кризиса.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 16, 2012 11:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Да, можно только позавидовать. Но всё же уезжать с родины... ностальгия замучит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 22, 2012 6:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Москва», 2012, №12.

В начало номера поставлен очерк Максима Кантора «Клопы». Очерк очень злой и едкий, рассказывает о встрече и беседе автора очерка с Борисом Березовским. Правда, почему-то Кантор то пишет о Березовском, то о человеке, похожем на Березовского, то о «кощее». По-моему, коль уж сказал «а», говори и «б».

Максим Кантор гневно обличает богатых мира сего за то, что все их богатства нажиты неправедным путём, но, похоже, сам автор к бедным тоже не относится. И о рабочем классе пишет не очень-то уважительно.
«На заводе в Верхнем Уфалее работяги сидят в общей столовой за пластиковыми столами, едят из жестяных мисок. Лица чумазые, руки тощие, одежда грязная».

Даже если в заводской столовой пластиковые столы и жестяные миски, то уж умыться и помыть руки перед обедом, наверное, «работяги» могли бы.

Но зато оказалось, что в прежнее время мы с Максимом Карловичем были практически соседями: он жил на 3-м Михалковском проезде, в доме №8.

http://www.moskvam.ru/zhurnal/publication/?id=737

Повесть московского писателя Василия Дворцова «Кругом царила жизнь и радость».

Действие повести происходит в наши дни в относительно ближнем Подмосковье. Один из героев повести – 22-х летний студент филфака МГУ Николай (Микула) устроился работать сторожем, дворником и разнорабочим в один из подмосковных музеев-усадеб. Чей именно музей – впрямую почему-то не говорится. Косвенные намёки такие: место нахождения – где-то по Ярославке, недалеко от Сергиева Посада. Название повести – это тоже намёк, поскольку названием стала строка из стихотворения Аполлона Майкова. Впрочем, это всё не суть важно.

Итак, Микула работает и живёт в имении-музее, в музейном флигеле, практически в помещичьем интерьере, имеет хорошие отношения с директором музея Модестом Александровичем и его дочкой – экскурсоводом Надей, которые тоже живут на территории музея. Здесь же проживает и ещё один герой повести – реставратор Богдан (Хома Брут).

Микула приглашает на свой день рождения своего друга-одноклассника, студента Бауманского училища Вадима. Вадим приезжает, знакомится с обитателями музейного комплекса, соседями по посёлку и прочими местными жителями. В посёлке, помимо богемных московских дачников и вездесущих кавказцев, проживает и простой народ, в частности, местная достопримечательность – сильно пьющая женщина Анна с двумя детьми – сыном Вовкой и дочкой Леночкой. За Анной ухаживает Богдан, и поэтому принимает самое активное участие в судьбе её детей.

Обитатели усадьбы, приехавшие на день рождения Микулы гости, соседи по посёлку веселятся, едят, пьют, ловят рыбу, развлекаются по полной программе, а между блюдами и бокалами ведут умнейшие беседы о русской истории, в том числе древней, о литературе и философии, о новых компьютерных технологиях. Немудрено, поскольку и молодёжь собралась весьма неглупая – студенты престижных московских вузов, да и старшее поколение – очень интеллигентные, образованные люди.

Кульминация сюжета происходит не в музее, а в посёлке. Анна, ушедшая в запой, напрочь забыла про детей. Дома у неё собирается пьяная компания. Доведённый до отчаяния сын алкоголички пытается своим способом избавиться от собутыльников матери, поджигая собственную квартиру. Но случается непредвиденное. Анна погибает. И тут совершает свой поступок Богдан. Поступок с первого взгляда необдуманный и неоправданный. Но он не смог жить без своей любимой Анны. Вот вкратце сюжет повести.

Но повесть важна не только событиями и поступками героев, но и их обильными и обширными разговорами, спорами. В какой-то мере споры эти – обычные разногласия «отцов и детей», в какой-то – просто разность взглядов. Но главное, что и отцы, и дети в изображении Дворцова, несмотря на их разногласия, болеют душой за свою родину, за её историю. И ещё очень важным я считаю то, что эта повесть Василия Дворцова, как и ранее читанные мною его произведения, имеют ярко выраженную православную направленность.

Несколько интересных цитат.

О декабристах:
«…выведение обманным путём на Сенатскую площадь для цареубийства солдат подчинённых им гвардейских полков показало степень морального растления служащего дворянства в самом ближнем окружении трона. А последовавшие затем расследования обнажили тайную, но истинную природу прикрывавшихся до поры гуманистическими и просветительскими общеевропейскими фартуками сатанинских сил, опутавших практически всю управленческую систему империи. И тогда так рисково вошедший на престол государь принял на себя крест удерживающего: «Революция на пороге России, но клянусь, она не проникнет в неё, пока во мне сохранится дыхание жизни, пока Божией милостью я буду императором…»

О дачной культуре Подмосковья:
«Дачное Подмосковье - это ж естественная реакция на полувековую искусственную – по культурным, научным, политическим или экономическим мотивациям – концентрацию представителей всех этносов всех краёв великой Страны Советов. Тюрки, славяне, угры, монголы, прибалты и прочие дети юристов – в Москву съезжались от Поморья до Приморья. И что каждый приносил в столь лакомый, но одновременно и агрессивный мир столичного мегаполиса? Свой национальный психотип. И земляческий характер, своё отечество. Помнишь: отчина – наследная земля, которая тебя кормит, отчизна – земля, в которой похоронены твои отцы, а отечество – земля, на которой вырос и по которой тебя отчествуют: псковитянин, хабаровчанин. Но если национальный тип вполне реализуем внутри новообретённого жилища, в интерьере гостиной и на кухне, то сформировавшая эту личность земля-отечество ищет выражения в ландшафте и в архитектуре. Что мы конкретно и наблюдаем: дачное Подмосковье – подробнейшая модель бытия народов Советского Союза».

О предательстве:
«- А что есть предательство?..
- Это нетерпение. Нетерпение трудностей. Искушений, боли. Нежелание скорбей.
- А разве не купля-продажа?
- Это потом, после. Но вначале – нетерпение».


Начало повести можно прочитать здесь:
http://www.moskvam.ru/zhurnal/publication/?id=739

«Три рассказа и фуга» Емельяна Маркова мне совершенно не понравились. Практически все герои рассказов показались не совсем здоровыми в психическом отношении. Кто-то пишет многословные письма о своих раздумьях и воспоминаниях малознакомому человеку, кто-то фанатично изучает моржей, кто-то жестоко мстит женщине, не ответившей на его любовь. Кроме того рассказы весьма многословны, что не улучшает понимание смысла.

Статья политолога Виктора Бондарева «Христианин ли Обама?» мне не то, чтобы не понравилась, но была откровенно неинтересна. Пусть американцы сами разбираются, какому богу молится их президент, а у нас хватает и своих проблем.

А вот статью Эдуарда Попова и Сергея Михайлова «Черкесская карта» в планах Саакашвили» я прочитала с гораздо большим интересом. Я, к примеру, даже не думала о том, что антирусски настроенным грузинским политикам так важно попытаться сорвать Олимпийские игры в Сочи.

Цитата: «В настоящее время «черкесское движение преследует три цели – создание собственного государства, признание геноцида и отмена Олимпиады в Сочи».

Лично мне эти задачи кажутся совершенно неравноценными. Что же касается геноцида черкесского народа, то это, я думаю, факт. Но, во-первых, геноциду в СССР были подвергнуты многие народы, в том числе и русский. А во-вторых, этот счёт надо предъявлять не России, а уж скорее Грузии, поскольку руководил геноцидом грузин Сталин.

Воспоминания Аннеты Кутейниковой о своём отце литературоведе и критике А.Н. Макарове «Не солгать перед жизнью» - очень интересная публикация. Интересные подробности, живость и теплота написания, любовь и уважение к своему отцу – всё это очень чувствуется при прочтении.

Статья Александра Чехонадского «Вот такие гуси» посвящена московскому театру кукол, что на Спартаковской, но на самом деле она о тяжёлом положении нашей российской культуры в настоящее время. В сложное положение попали не только театры, но и другие объекты культуры, в том числе и библиотеки. Новые условия хозяйствования, вынуждающие учреждения культуры зарабатывать деньги любыми путями, ведут к уничтожению нашей культуры.

Очень понравились лирические миниатюры тверского писателя Геннадия Сазонова «Берестинки». Писатель пишет о северных краях России с большой любовью, теплотой и писательским мастерством.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 07, 2013 5:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Звезда», 2012, №12.

Роман Александры Николашиной «За то, что Бог не спас», боюсь, теперь долго меня не отпустит. Очень много в нём горьких, правдивых, пронзительных и страшных слов. Да и сама суть романа страшная. Героиня произведения, Даша, устав бороться со своим сыном-наркоманом, предъявляет ему ультиматум: «Если ты не перестанешь воровать и колоться, через месяц я умру. Время пошло».

Сказала она это не для красного словца, и не сгоряча, а действительно устав бороться с трудноизлечимой болезнью сына.
И вот, в течение этого месяца, она вспоминает всю жизнь, свою, не очень длинную и счастливую, и сына – совсем короткую. Естественно, главный вопрос, на который она пытается ответить, это – почему? Почему так случилось, что именно её сын, рождённый в любви, в нормальной семье, получивший в детстве море любви и добра от родителей и всех бабушек и дедушек, стал наркоманом? Наверное, большинство людей сразу скажут: виноваты родители – где-то недосмотрели, где-то чего-то недодали, где-то упустили. Даша и сама считает, что виновата только она. Но в чём? В том, что не сохранила семью, и это стало травмой для ребёнка? В том, что пропустила момент, когда в жизни сына появились сомнительные друзья? Может быть, в том, что быстро сдалась и перестала бороться за сына? А, может, это наказание свыше за неведомые грехи предков?

Заканчивается роман очень страшно:
«Сегодня вечером за ужином я посмотрела ему в глаза и сказала только одно слово:
— Завтра.
Максим отвел глаза в сторону, вздохнул и отозвался эхом:
— Завтра...
Помнит, стало быть. Тоже считает дни.
И у него есть еще немного времени, совсем мало, буквально несколько часов осталось, чтоб изменить свою жизнь и спасти мою…
В общем, завтра.
Что будет с Максимом — я не знаю.
Что будет, то и будет.
А я поставлю точку в своей последней повести и скажу подобно Овидию, завершившему свои печали… перед отъездом в ссылку бессмертной фразой: «Без меня, книга, пойдешь ты в город».
Без меня".


Ещё несколько цитат:

О роли чтения в жизни:
«Саше повезло с родителями. Отец у нее был прекрасный, известный на всю страну кинооператор, и мамочка-режиссер тоже замечательная.
Но, может быть, в знак протеста против сугубой культурности семьи, где все читали хорошие книги, смотрели хорошие фильмы и слушали хорошую музыку, Саша, еще будучи школьницей, однажды решительно заявила:
— Не хочу читать ваших Толстых и Достоевских, вообще никогда не буду читать «умных» книжек. Не желаю чужой мудрости. Пусть я пойму в своей жизни немногое, но то, что пойму, будет только мое.
Нехилое заявление для шестнадцатилетней девочки, согласитесь.
Я, когда это услышала, глубоко задумалась: и впрямь все, что я знаю, знаю из книг. А если в самом деле не читать классиков? Поняла бы я тогда в этой жизни хоть что-то?
Не уверена».


Об отцах и детях:
«- Родители нужны для того, чтоб детям было кого любить, — сформулировала Саша, — а дети — для того, чтоб родителям было кем гордиться.
Кажется, элементарно. Даже банально. Но вы вдумайтесь в эти слова, и поймете, как это глубоко.
Оттого и происходит извечный конфликт отцов и детей, что подросшие дочери и сыновья из-за каких-то обид перестали любить своих пап и мам, а родители — тоже максималисты — не нашли повода гордиться детьми».


Прочитать роман можно здесь:
http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1943

Рассказ молодого писателя Алексея Барышникова «Обмануть время» - не понравился. Герой рассказа лежит в психиатрической больнице, причём, врач сам говорит, что молодой человек совершенно здоров. Этот лечащий врач показан автором рассказа человеком, пьющим прямо на рабочем месте. Бывает и такое, не спорю. Но всё же, когда врач выписывает пациента в одночасье, на ночь глядя, зимой, и тут же выставляет его на улицу, то в это верится с трудом. Врач, одумавшись, посылает санитара вернуть больного, но санитар решает проблему по-своему. В общем, прямо Хичхок позавидует такому сюжету.

В 11-12 номерах журнала – довольно интересная публикация: Георгий Орлов, «Дневник дроздовца».

Георгий Алексеевич Орлов (1895-1964) в годы гражданской войны сражался в дивизии полковника Дроздовского против советской власти. Его дневники относятся к 1918-1919 годам, ко времени гражданской войны.

Мы видим непарадную сторону войны: длительные переходы, ожидания, неведение, грязь. Боевые действия тоже есть, но их не так много, как этой самой рутины, повседневности.

Есть и интересные, неожиданные места. Например, о Шаляпине.
«Шаляпин, судя по газетам, тоже оказался порядочным шутником в дни большевизма: сочиняет какие-то большевистские гимны, за что не забывает получить 100 000 рублей и предлагает беспощадно расправляться с врагами советского правительства. А в прежнее время пел перед государем «Боже, царя храни» на коленях».

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1934

Статья Игоря Архипова «П.А. Столыпин: «призрачный» путь к реформам» рассказывает о выдающемся историческом деятеле России Петре Аркадьевиче Столыпине, о его сторонниках и противниках, об исторической ситуации в России в начале ХХ века.

Юлия Кантор в своей статье «Обосновать и узаконить террор» приводит малоизвестные факты о первых годах людоедской Советской власти, о том грандиозном терроре и геноциде, который организовали коммунисты против интеллигенции.

Цитаты: «Когда с политическими оппонентами — некоммунистическими партиями — было покончено, на повестку дня был поставлен тезис о борьбе с мыслящей частью общества — интеллигенцией. В интеллигенции, сформировавшейся до революции и имевшей самые различные взгляды на прошлое и будущее страны, новые хозяева государства небезосновательно видели серьезную опасность для коммунистического мироустройства. Интеллигенция представляла опасность для формирующегося тоталитарного государства, ибо ей была присуща способность к критическому анализу происходящего».

О нэпе: «Политико-экономическая ситуация в России к началу 1920-х годов была катастрофической. В стране был голод, не прекращались крестьянские восстания, в крови был потоплен антикоммунистический мятеж кронштадтских матросов. Партийное руководство, «стиснув зубы», провозгласило новую экономическую политику, таким образом расписавшись в нежизнеспособности своих же экономических постулатов и беспомощности государственных методов управления. Чем успешнее, чем быстрее развивалось народное хозяйство при НЭПе, тем сильнее большевики убеждались в зыбкости политической почвы под их ногами».

После нэпа: «Стараясь вернуть контроль над ситуацией, большевики обрушили на смертельно усталую, только начавшую оживать страну новые политические репрессии, дабы никому неповадно было заметить очевидное: полную несостоятельность большевистской политэкономической доктрины».

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1950

Эссе Андрея Арьева «Table-talk»: Лосев и Блок» посвящено тому, как Лосев и Бродский не любят творчество Блока и Пастернака. Сложно спорить, на вкус и на цвет… Но всё же по приведённым поэтическим цитатам хочется побольше Блока и поменьше Лосева.

«Собственно говоря, вся эстетика Льва Лосева сложилась из отвращения к господствующим «вкусам». Вот один из дерзких примеров — в стихотворении «Пушкинские места», с репликой в адрес Арины Родионовны: «…голубка дряхлая с утра торчит в гостиной, / не дремлет, блядь». Здесь дезавуировано наше умильное отношение к «народности» Пушкина. И это не «эпатаж», а позиция человека со «вкусом».

«Какими бы ни казались стихи Блока постсимволисткому поколению и его адептам, одно очевидно: внутренний мир Блока сложнее и трагичнее, чем у любого из его молодых ниспровергателей. Их претензии к Блоку носят совершенно маргинальный характер».


Это слова автора эссе.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1952

Статья Михаила Иванова «Петербургская брусчатка и византийская смальта Валентина Левитина» рассказывает о творчестве художника Валентина Левитина, причём без единой иллюстрации. Так я и не поняла, понравится мне этот художник или нет. А что скажет интернет?

Вот образец графики Левитина. Нет, не моё.

Очень интересная, но безумно сложная статья философа Игоря Смирнова «…Рим, который…». Игорь Смирнов пишет о старении и старости. Эти проблемы затрагивают с разных сторон многие науки, как естественные, так и гуманитарные. Смирнов рассматривает проблему старости с точки зрения философии.

«Старость дается только один раз. Молодость многими переживается дважды, разыгрывает, пусть и на короткий срок, свое возвращение. Но старость неповторима, она выпадает из космического круговорота, вырывает человека из единения с посезонно умирающей и воскресающей природой, оставляет его наедине с собой. Ожидание последнего часа антропоцентрично. Старость — время самонаблюдений».

К сожалению, статья настолько научна, что многое из неё будет доступно только коллеге-философу (такое, например: «По образцу старческого созна¬ния становящаяся социокультура преодолевает разного вида асимметрии, организуется ли архаическое общество фратриально, институционализует ли оно обмен дарами или озеркаливает себя в природе, населяя ее духами и придавая ей тотемный характер. В pendant к целокупному самосознанию пожилых лиц первосоциум тотален, не допуская отступлений от своих обычаев, карая нарушителей табу»), а с некоторыми мыслями автора я не совсем согласна. Например, с такими: «Меня тревожит вопрос, только на первый взгляд кажущийся праздным: а теплится ли вообще душа в изношенном теле? В известном смысле она оттуда постепенно улетучивается. Разные склады психики, сформированные теми или иными детскими травмами, нивелируются на закате дней. Разумеется, такое уравнивание характеров относительно, не полно. Принадлежность индивида психотипу не исчезает вовсе, но она отступает все же на задний план, когда мы — какова бы ни была наша идентичность — вынуждены конфронтировать с организмом, переставшим быть послушным орудием души, исполнителем ее капризных заданий».

«Старческие промахи очень часто оказываются переносом смерти с себя на других: достаточно вспомнить такие поздние затеи председателя Мао, как Большой скачок и Культурная революция, стоившие жизни миллионам и миллионам китайцев».


Некоторые же мысли, несмотря на свою якобы очевидность, очень справедливы. Вот, например: «То, что принято считать мудростью седовласых патриархов, есть не что иное, как их воздержание от прямого действия, как их осторожничанье и наложение на себя некоей аскезы. Конфуций ставил себя в пример другим, заявляя, что с семидесяти лет он следует влечениям сердца, никак не нарушая меры. Поздний Лев Толстой призывал к отказу от брака и соития с женщинами».

Но в целом статья очень интересная.

http://www.zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=1954

Статья Александра Гаврилова «Наш ответ бонапартистам» посвящена стихотворению А. С. Пушкина «Рефутация г-на Беранжера». Автор подробно рассматривает вопросы авторства стихотворения и само стихотворение, а также первоисточник – песню Беранже.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Пн Янв 07, 2013 7:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ну... это же просто... ужасТь. Здесь не то что бы прочитать, здесь что бы прокомментировать, и то сколько времени надо иметь! А темы- интересные очень! Будем трудиться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 30, 2013 8:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Наш современник», 2012, №12.

Декабрьский номер журнала по традиции посвящён Беларуси и её писателям.

Номер открывается повестью Александра Волковича «Житная Баба».
Житная Баба – это женская богиня плодородия, символ заступницы, часто изображавшийся на традиционных славянских вышивках.
Героиня повести – Евдокия Козлова - всю свою жизнь прожила в белорусской деревеньке. Родилась в 30-е годы, умерла в 90-е. Жизнь её ничем особенным не отличалась. Трудное военное детство, бедная послевоенная юность. Не особо удачное и недолгое замужество. Детей Евдокии Господь не дал, и после смерти мужа она взяла на воспитание дочку одной из его подружек. Воспитала и девочку, и её дочку. Стала для них роднее мамы и бабушки. Вот, собственно, и всё. Ничем особым не примечательная жизнь. Но читать было интересно. Думалось о том, что любая жизнь любого человека является неповторимой, уникальной; что каждый из нас, живя на земле, выполняет своё особое предназначение, порою нам неведомое.

Цитаты: «Евдокия частенько от нечего делать сидела у окошка и думала, что вся её жизнь пролетела как будто и долгим, а в сущности, скоротечным днём – в хлопотах и беготне. Оглянуться не успела, как солнце за горушку закатилось и тягостный вечер подкрался…»

«У каждого своя тропка, подсказками только больше запутаешь. Пока сами шишки не набьют, ничего в этой жизни не уразумеют… Всё само по себе образуется».


Рассказ Андрея Федаренко «Алеся» написан на тему «русский (белорусский) человек на рандеву».
Сюжет прост: немолодой мужчина по фамилии Володин каждый год ездит отдыхать в Крым. И вот, в очередной раз приехав на своё излюбленное место, он знакомится с молодой женщиной Алесей, которая отдыхает там же с ребёнком. Женщина замужем, и наш герой позволяет себе шуточки типа: если бы вы не были замужем, то… «А хорошо, что она замужем, - подумал Володин, идя с пляжа на завтрак. – А то действительно пришлось бы роман закручивать – вот было бы!..»

Общение у Володина и Алеси получается вполне хорошо, они понимают друг друга, поскольку кавалер с удовольствием блистает интеллектом, а дама слушает его, открыв рот. «Ему было и приятно, и немного стыдно. Он болтал от нечего делать, для собственного удовольствия, и она, видно, воспринимала всё всерьёз. А он… Ничего ей не подарил, никуда не свозил… Даже не выслушал её толком»

Но у Алеси отпуск кончается, и перед отъездом она признаётся Володину, что вовсе не замужем. И мужчина пугается, потому что должен как-то отреагировать на эту информацию. Он обдумывает возможные варианты дальнейшего общения с Алесей, вплоть до женитьбы на ней, но всё же не решается столь кардинальным образом переменить свою жизнь. «Но Володин собирался-собирался, открывал-открывал рот, набирал-набирал в грудь воздух – и так ничего и не предложил. Может, завтра, ещё же будет завтра…»

И предпочитает просто исчезнуть с горизонта Алеси, но при этом найдя для себя вполне железное оправдание. «Через десять лет ему стукнет шестьдесят, ей тридцать. Весёленькая же у них будет семейка! Хорошо, если десять лет – ого! – а скорее всего, месяцев десять… И потом – разве он кому-то что-то должен? Разве мало его жизнь учила? Разве мало он положил здоровья и сил, чтобы обрести спокойствие и душевное равновесие – самые большие в мире ценности? Ну нет! Живите, дорогие, как знаете, без меня, а я из своей скорлупы в ваш мир не вылезу, уж очень хорошо он мне знаком!»

Очень по-нашему(((

http://www.lim.by/limbyfiles/nem4_2012.pdf

Ещё один рассказ на тему «Белорусы в Крыму» - Ольги Ерышевой, «Чужая жизнь». Героиня рассказа Марина поехала отдыхать в Крым. Там она сняла домик и однажды разговорилась с хозяйкой. Та поведала ей свою историю, как нелегко живётся ей со взрослой дочерью, и какой хороший у неё сын. В итоге всё оказалось не совсем так. Дочка досаждала маме исключительно своей точкой зрения на всё. Не хотела она поступать так, как мама ей говорила. А сынок, с виду такой тихий, ангелоподобный и беспрекословно послушный, находил свою отдушину в не совсем обычном хобби, граничащем с садизмом, если не сказать больше… А рассказ о том, как родители порой ломают жизнь своих детей, руководствуясь одной целью: воспитать детей послушными себе. И о том, что у каждого своя правда.

http://www.lim.by/limbyfiles/nem4_2012.pdf

Второй рассказ Ольги Ерышевой – «Кружевное бельё» - тоже о женщине, которая всю свою жизнь отдала семье: мужу, детям. О себе не думала никогда, да и некогда было ей думать. Семья, муж, дети… Готовка, стирка, уборка… Перед смертью появилось у неё, наверное, первое женское желание за всю жизнь. Но её близкие решили, что это признаки наступившего слабоумия. И даже перед смертью не сочли нужным купить ей предмет её желания – кружевное дамское бельё.

http://www.lim.by/limbyfiles/nem4_2012.pdf

Рассказ Сергея Трахимёнка «Игла в квадрате» понравился мне меньше, чем предыдущие. Показался он несколько незаконченным, немного сумбурным.

Героиня рассказа Алёна живёт в Минске, работает медсестрой в больнице. Работа, понятное дело, нелёгкая, да и дома полно проблем. Нелюбимый, бывший, но парализованный муж, бросить которого невозможно. Дети, на содержание которых требуется денег больше, чем предлагает государство за её работу. Двухкомнатная квартира, одну из комнат которой занимает её лежачий бывший муж, а вторую – она с детьми. Было бы, наверное, совсем тошно, но отдушину Алёна находит в вышивании гобеленов, причём получается это у неё настолько хорошо, что нет недостатка в покупателях. Она же почему-то отказывается продавать свои творения.
Остальные сюжетные ответвления, как мне показалось, лишь нарушили целостность рассказа.

http://ognikuzbassa.ru/category-prose/634-sergej-trakhimjonok-dva-rasskaza-igla-v-kvadrate

Так же не очень впечатлил и рассказ Трахимёнка «Цвела черёмуха». Тема этого рассказа довольно избита: он о том, что в одну воду нельзя войти дважды. Только в отличие от многих прочих, герой этого рассказа Нефёдов все возможные нюансы встречи со своей первой любовью проиграл в своём воображении и решил вообще с ней не встречаться.

http://litclub-phoenix.ru/libr/trakhimenok.htm

Рассказы Георгия Марчука «Письма к любимой» - это даже не рассказы, а небольшие философские эссе на темы смысла жизни, любви и ревности, счастья и одиночества. Вот, например, о смысле жизни:

«Одного человека, увы, не хватает для смысла. Ему необходим ещё кто-то: Бог, мать, отец, женщина, ребёнок. Кто живёт с мыслями о том, как оправдать своё предназначение перед Богом, тот живёт осмысленно. Оно многолико, это предназначение. Мы утешимся, посадив дерево, воспитав детей, испытываем удовольствие от трудов, вкусим почёта и славы от людей… Смысл жизни – испытать всё при жизни, счастливо избежав грешных, страшных разрушением души соблазнов, ибо нет смысла в тюрьме, суме, пуле».

О ревности: «Ревнивый человек больше всех раним и обидчив, и даже угрюм. Тяжёлые мысли о «близкой потере» бесценного друга не оставляют его ни на минуту. Они гнетут больную подозрительностью душу. Подозрительность эта возникает исключительно от чувства невозможности наблюдать, а может, и контролировать всю свободу любимого человека».

Рассказ Леонида Левановича «Век» тоже наполнен философским смыслом. В нём устами простого пожилого человека описываются все этапы жизни человека.

«Бог создал человека и сказал: «Живи сто лет!» Самый расцвет, когда доживёшь до полсотни… После полусотни каждые десять лет человек спускается на ступеньку ниже. Будто сходит с жизненного крыльца. Ближе к земле».

«Автюковские потешки» Владимира Липского мне не понравились. Очень уж напоминают старые габровские анекдоты, к тому же кое-что из потешек я уже где-то читала.

Роман Сергея Куняева «Ты, жгучий отпрыск Аввакума…» начал публиковаться в №1 за 2009 год, а закончил – в 12-м номере за 2012 год. Посвящён роман поэту Николаю Клюеву, но автор затрагивает множество интересных тем: о таинственном Беловодье, о взаимосвязи древнерусской культуры и древнеарийской, о Рерихе и Блаватской. Сразу надо сказать, что читать столь разорванную по времени публикацию крайне затруднительно. Наверное, автору всё же следовало сначала дописать свой труд, а потом уже публиковать его более крупными частями.
Куняев приводит цитаты из отзывов современников о поэте, которые дают очень высокую оценку личности Клюева и его творчеству.

«Николай Клюев – предтеча возрождения Руси… По силе величия и мощи выявления русского поэтического духа – Клюев недосягаем. Он потряс нашу литературу, приковав к себе поражённое внимание всех выдающихся своих современников» - писал о Клюеве Борис Богомолов.

Очень увлекательно читаются страницы романа, описывающие революционные годы. Разные люди по-разному приняли революцию, а потом многие поменяли свою точку зрения. Описываются отношения молодых современников – Клюева, Есенина, Ганина, Белого, других поэтов.

А так характеризует Николая Клюева известная острословка и насмешница Зинаида Гиппиус: «Клюев – поэт в армяке (не без таланта), давно путавшийся с Блоком, потом валандавшийся даже в кабаре «Бродячей Собаки» (там он ходил в пиджачной паре), но с войны особенно вверзившийся в «пейзанизм». Жирная, лоснящаяся физиономия… Хлыст. За ним ходит «архангел» в валенках. Бедная Россия. Да опомнись же!» «Архангел» в валенках – это, естественно, Есенин.

Страшно читать главы, описывающие жизнь Клюева в 20-е годы, после революции. Ему пришлось пережить и арест, и нищету, и неприятие образа жизни бывших друзей – того же Есенина, к примеру. И, кстати, главы, посвящённые последним дням Есенина, очень интересны. Автор, изучив множество архивных материалов, анализирует версии смерти Есенина, и приходит к выводу, что всё же не кончал поэт жизнь самоубийством…

В романе подробнейшим образом разбирается творчество Клюева, и этим роман будет интересен специалистам-литературоведам.
Главная тема романа – это русскость Николая Клюева. Он был поэтом русским, он видел пагубную гибельность послереволюционного пути России, и этим роман особенно актуален.

Очень интересную статью «Прорыв к духовно-экологической цивилизации» написал доктор философии Чеслав Кирвель.
В статье рассматривается особый путь развития России, особая миссия восточнославянских народов и возможные пути развития нашей страны.

Интересные цитаты:
«Роль лидеров в духовно-экологическом прорыве будут играть те страны и регионы, которые обладают мощным биосферным потенциалом, этнокультурным разнообразием и духовными ценностями, соответствующими задачам грядущей эпохи. «И здесь, - как подчёркивают российские исследователи А.В.Иванов, И.В.Фотиева, М.Ю.Шишин, - выясняется, что у России по совокупности этих параметров просто-напросто нет достойных конкурентов, а сама она – объективно не конкурент никому, поскольку необходимость её собственного возрождения не противоречит подлинным интересам ни одного народа Земли, а наоборот, полностью совпадает с общемировой задачей предотвращения духовной и экологической катастрофы».

О природных ресурсах России: «Ненарушенные хозяйственной деятельностью площади составляют 700-800 млн. га, 60% болот Северного полушария расположены на её территории… Сибирские леса дают 40% мирового кислорода. У нас самые большие в мире запасы чистой пресной воды и качественной древесины».

«Россия… может и должна вместе с близкородственными ей народами возложить на себя новую историческую миссию: проложить человечеству путь в эколого-безопасное общество».

«Трудно найти в Европе народ, религия, смысложизненные ценности которого настолько сильно отличались бы от протестантско-западноевропейских, как русский народ».

«Важным принципом жизнестроения восточнославянской культуры является натурфилософский органицизм, удивительно созвучный экологическому императиву современности. Так, русская натурфилософская школа… выдвинула идею о всеобщей одушевлённости мира… Современная наука подтверждает эту гипотезу, указывая на способность Вселенной к самоорганизации…, что, несомненно, является свойством живого».

«Русские философы, прежде всего философы-космисты, предвосхитили современную коэволюционную парадигму науки – идею соразвития человека, социума, природы – и выдвинули свою социокультурную альтернативу западноевропейскому антропоцентризму, отрывающему человека от природы, социум от космоса, западным принципам жизнеустройства, породившим эгоистически потребительское отношение к миру. Отстаивая идею мира как живого целого, они тем самым подготовили почву для утверждения в современной науке чрезвычайно перспективной гипотезы о самоорганизующемся космосе, выступающем не как мёртвый механизм, а живой организм. В этом их непреходящая заслуга».

«Сегодня «дело» подавления русского духа продолжают на новом витке истории биологические и идейные наследники большевиков – «демократы»-западники, бесконечно подражающие европейским и заокеанским образцам».

«России и родственным ей народам сегодня жизненно необходимо провозглашение русского цивилизационного проекта, практическая реализация которого позволит дать метафизический, экономический, политический и культурный ответ на целый ряд серьёзнейших вызовов современности, создать новую реальность, новое могущество и, тем самым, осуществить новый поворот в своём историческом пути».

«Архаизацию нельзя отметать как нечто отсталое, стародавнее, деревенское, глухое, пахнущее нафталином, как нечто изначально имманентное консервативной традиции, как отступление от прогресса, от новейших достижений современной цивилизации. Архаизация выполняет в развитии общества важнейшие функции и, прежде всего, играет особую роль в стабилизации человеческой жизни. Она выступает как необходимая и полезная реакция на дисгармонические изменения, на сбои в цивилизации модерна, на навязываемые извне внешние и чуждые глубинным традициям народа проекты переустройства общества, на механический перенос на национальную почву символов чужой культуры, способных подорвать и разрушить национальную идентичность».

«В настоящее время немало авторов как на Западе, так и на Востоке уже не рассматривают рыночную экономику в качестве вечной внеисторической формы хозяйствования. Напротив, они всё настойчивее выдвигают и обосновывают тезис о том, что грядущее постиндустриальное общество будет принципиально нерыночным или безрыночным, что у рыночной экономики даже в тех странах, где она исторически возникла и получила благоприятные условия для своего развития, есть свой срок жизни, который по мере движения этих стран к новому состоянию общества, подобно шагреневой коже, будет непрерывно уменьшаться».


Цитат из этой замечательной статьи можно выписать множество, но лучше прочитать её самому.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Ср Янв 30, 2013 11:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ну, и ну! И это всё прочитать?! И от куда же у пенсионера свободное время то вот это прочитать?! Смеется А ещё же и написАть хочется! Грустный

«Ненарушенные хозяйственной деятельностью площади составляют 700-800 млн. га, 60% болот Северного полушария расположены на её территории… Сибирские леса дают 40% мирового кислорода. У нас самые большие в мире запасы чистой пресной воды и качественной древесины».
На самом то деле в мире достаточно много природных ресрурсов. Но очень мало легко доступных ресурсов. И Сибирь в этом плане не исключение. Пока что Россия не меньше нуждается в потребителях её ресурсов, как и потребители в ресурсах. Тут интересы сходятся. И это вселяет оптимизм.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Оксана



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 05.05.2011
Сообщения: 1739
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Янв 31, 2013 7:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Proto писал(а):
Ну, и ну! И это всё прочитать?!

Видел бы ты, какая стопка книг на моём столе ждёт своего прочтения! Времени не хватает!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Proto



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 29.09.2010
Сообщения: 2814
Откуда: Рига

СообщениеДобавлено: Чт Янв 31, 2013 8:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Догадываюсь! Завидую белой завистью! Ведь что бы читать в бумажном варианте, а это всё же пока удобнее, нужно выписывать или покупать"толстые" журналы. А это у нас не дёшево. Сидеть в читальном зале... расточительно по времени. До его добраться ещё надо. И склоняешься к тому, что... "перейти от MS-DOS к WINDOWS".

В смысле- от скучных букв, цифр, команд, заморочек к забавным пиктограммам, картинкам, роликам, прелести... И то не успеть всё поглядеть, что интересует и пользительно! Грустный Но всё же Твоя работа дисциплинирует, не велит расслабляться. И зовёт задумываться. О главном.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Портал Синус (Все Возможные Миры!) -> Форум 12 Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS